Темная ноябрьская ночь…

0
3
Иллюстрация предоставлена автором.
Иллюстрация предоставлена автором.
Иллюстрация предоставлена автором.

Темная ноябрьская ночь. Я иду под дождем, накрыв голову снятой с себя курткой. Страх пробирает до костей. Я понимаю, что до дома путь не близок, фонари не горят и мне придется срезать через дворы, потому что дорога перекрыта из-за ремонтных работ. Крупные тяжеловесные капли дождя бьют о поверхность куртки. С каждой каплей, с каждым ударом мое сердце бьется все быстрее и быстрее. Я непроизвольно ускоряю шаг. Мне начинает казаться, что под каждым камнем, за каждым деревом скрывается кучка подонков, желающих моей крови.

–––– Соберись, тряпка! — говорю я себе. Считаю про себя до десяти. Напряжение настолько высоко, что забываю, какая цифра идет после пяти… Кто-то говорит, что от страха физиологические способности человека усиливаются. Они врут. От страха человек превращается в камень. Ну или в дерево. Или хотя бы в ходячий трясущийся овощ, как я сейчас. Чувствую себя получше. Появление мыслей в голове ведет к утиханию страха. По крайней мере, так говорят психологи. А ведь я даже не верю в возможности психологии… Но чего уж там, говорят во время кровавой бойни самый убежденный атеист превращается в истинное божье дитя. Неожиданно мое сердце обрывается. Я становлюсь на месте как вкопанный и не могу пошевельнуться.
– Э пацан, ты чё ваще тут мутишь в такой дождь? — раздается сбоку от меня. Я поворачиваю голову набок и вижу подростка в низко посаженном капюшоне, сидящего в беседке. Капюшон висит так низко, что я не вижу его лица. Но одно я знаю точно – моя душа уже оторвалась от тела и хочет бежать, что есть сил, но тело почему-то стоит на месте…
– Э, поди сюда, перетрём — зовет он меня к себе. Мои ноги самопроизвольно начинают движение в его сторону, и спустя пару секунд я уже оказываюсь рядом с ним…
– Ты кто по жизни будешь? — доносится из его дурно пахнущего рта.
– Да так, студент… — говорю я не без дрожи в голосе.
– Хах, студент. А я вот нигде не учился и мне норм. А знаешь почему я не считаю тебя выше своей персоны? Вон Эдман сказал, что образование – не более чем процесс метания фальшивого бисера перед натуральными свиньями! – на секунду задумываюсь в каком же из многочисленных пацанских пабликов он это прочитал и даже ухмыляюсь в душе, но лицо мое в улыбку складываться совсем не желает.
– Это да… — отвечаю я.
– Ты хоть знаешь за какой клуб он играл свои последние матчи? Да откуда ё… А за «Хельсингборг» он по-царски играл, отвечаю… Вот смотрю на студентов вроде тебя и думаю: а нахрен вам ваще жизнь предоставлена? Вы хоть чем-то пацанским интересуетесь? Как так жить я без поняток? Футбол не интересен ё, кинцо годное не смотрите…
– А ты сам чем увлекаешься? – страх неожиданно куда-то улетучивается и я не выдерживаю, – ты кто такой вообще? Смотришь свои долбаные русские комедии и закидываешься насваем или спайсом с пацанами в падике. Потом щемишь кого-нибудь со своими дружками и тыкаешься в свой футбол по вечерам. В чем твой смысл существования?
– Брат, мой смысл существования в том, чтобы время от времени открывать глаза тем, кто разучился это делать.
– Ах да, совсем забыл упомянуть! Где-то в перерыве между всеми вышеперечисленными занятиями ты еще и зависаешь на дебильных пацанских пабликах и черпаешь оттуда фразочки, которыми потом пытаешься поразить своих быдло-дружков. Чё ты спокойный-то такой? Чё сидишь-то? Ну давай-давай, ударь меня, я ж на твоих братков полез?
– Странные люди развелись. Ты идешь по улице и боишься за свою шкуру, а потом, чуть приметив того, кто отличается от тебя по любому признаку, включая моральный, пытаешься его раздавить? А если он еще и слабее тебя ты обязательно это делаешь. Странные вы люди… Ты никогда не задумывался, что ночь опасна не из-за гопоты или маньяков, а из-за людей, коими те, кого я назвал и являются? Все люди стремятся уничтожать более слабых и глупых, чем они. Скажи, зачем оно тебе? Чтобы самоутвердиться? А в чем смысл? Как только тебя зароют под землю те, кто сильнее тебя это уже будет неважно… Думаешь для этого создавался мир?
Я неожиданно понимаю, что что-то тут нечисто и оборачиваюсь по сторонам. Затем поворачиваюсь обратно к нему и вижу… что он исчез.

Я осознал истину. Понял, что нужно делать. Понял, как дальше жить. Поэтому они упекли меня сюда… Поэтому теперь я сижу в психушке… Но на этом я не закончу… Я буду сражаться до конца… Пока те врачи, что сейчас сильнее меня не зароют меня под землю…

Автор: Камиль Гимаздтинов.

Обзор зарубежных публикаций

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять меня
avatar
2000
wpDiscuz