Какой была Афганская война. Рассказ ветерана

4
2385
Если бы мы тогда не поставили этот заслон, то радикальный ислам, который сейчас угрожает миру, мы бы здесь видели уже в 90-х
Шарип Утегенов
Шарип Утегенов

Он уходил в армию из одной страны – вернулся совсем в другую. Как шутит председатель Союза ветеранов Афганистана Республики Казахстан Шарип Утегенов, пока был в Афганистане, «похоронил» Брежнева, Андропова, Черненко и двух министров обороны СССР – Устинова и Соколова. Правда, шутка эта получается с оттенком горечи…

ПРИШЛИ СО СВОИМ УСТАВОМ

В Афганистан я попал по призыву в армию. День призыва я запомнил навсегда. Это было 10 ноября 1982 года – день смерти Брежнева. Тогда, еще находясь в Чимкенте, мы знали, что отправляемся в Афганистан.

Если говорить об афганской войне в самом ее начале, то контингент советских войск местные воспринимали нормально. Ведь мы там строили школы, оказывали гуманитарную помощь и защищали наше посольство, стратегические объекты. Но в феврале-марте 80-го года уже начались нападения на наши колонны, военные городки, и поэтому была разработана программа превентивных действий. Начались боевые рейды, боевые операции по уничтожению караванов, которые поставляли оружие из сопредельных государств.

В первые годы войны в Афганистане было много потерь. Это в первую очередь связано с тем, что не было опыта войны в горно-пустынной местности. Ведь и мы, простые солдаты, и наши офицеры воспитывались на учебниках военной подготовки, которые были ориентированы на опыт боев в Великой Отечественной войне. В Афганистане опыт той великой войны в чем-то пригодился, но во многом он не помогал. Это была совсем другая война, совсем другая идеология, совсем другая страна. Война там была до нас. Просто мы приняли одну сторону и не приняли другую. Война была между партиями, которых в Афганистане было несколько. Мы же поддержали народно-демократическую партию Афганистана. И этим как бы подлили масла в огонь.

Хоть сейчас осуждают, спорят, нужно ли было вводить войска в Афганистан, я всегда говорю: в советское время была идеология – защита рубежей Советского Союза. Если бы мы тогда не поставили этот заслон, то радикальный ислам, который сейчас угрожает миру, мы бы здесь видели уже в 90-х. Поэтому где-то мы пусть и вмешались в чужую политику, в чужую страну влезли, но принесли и большую пользу в сдерживании международного терроризма на какой-то определенный период.

«НЕ Я ТЕБЯ ТУДА ОТПРАВИЛ»

Если бы мы тогда не поставили этот заслон, то радикальный ислам, который сейчас угрожает миру, мы бы здесь видели уже в 90-х
Если бы мы тогда не поставили этот заслон, то радикальный ислам, который сейчас угрожает миру, мы бы здесь видели уже в 90-х

Эту расхожую фразу мне пришлось услышать не один раз. Когда я из Афгана пришел, еле работу нашел – никто не хотел брать. Узнают, что воевал в Афганистане, и не берут. Я не мог устроиться даже бетонщиком. Как-то мне позвонили, сказали: «Есть место на ЖБИ, приходи с документами». Я был рад – полгода сидел без работы. В советское время два месяца без работы, и все – ты тунеядец, а это наказуемо. Я принес свои документы на ЖБИ, а там открывают военный билет, видят запись «служил в Афганистане, имеет право на льготы…» И все, мне сразу говорят: «Вы извините, мы вчера взяли человека».

Вы не можете представить, какая буря в тот момент в моей душе бушевала. Здесь мы оказались не нужны. Мы ведь в армию уходили из одной эпохи – как ее называли, «брежневский застой», а вернулись в «горбачевский бардак». Мы, конечно, были ошарашены. Было очень тяжело, и вы знаете, что многие «афганцы» потерялись в этой жизни. Был большой процент наркоманов у нас, много ребят ушло в криминальные структуры…

Я совершенно случайно устроился слесарем в ДСК, там уже было 8 ребят-афганцев. Там мы и создали свою первую организацию. Когда мы заходили к чиновникам, нам говорили: «Кто вы такие, откуда вы пришли?» Многие чиновники опасались нас, думали: «Они не признаны государством, про них никто не говорит. Если сейчас я этим «афганцам» помогу, кто его знает, как это для меня обернется». Они очень этого боялись. Потому что до 85-го года Афганистан был закрытой темой. Поэтому мы решили, что необходимо создать свой союз, где соберутся все единомышленники, кто прошел Афганистан.

ДЕТИ…

Вернувшись из Афганистана, мы создали военно-патриотические клубы, клубы воинов запаса. И хотя в названии не было слова «афганцы», все понимали, что это за ребята. И мы, тогда еще молодые все – по 22-23 года – имеем опыт боевой. К нам тянулись дети, подростки. Я устроился во Дворец школьников, там открыл военно-патриотический клуб. У меня занимались 320 детей. Если бы позволили размеры Дворца школьников, мы приняли бы тысячи ребят, потому что они приходили, они очень хотели заниматься. Мы говорили с ними на интересные им темы, преподавали рукопашный бой, парашютное дело. Выезжали в горы – на Машат, Угам. Там был скалодром. Детей привлекал прикладной вид спорта, не кабинетный. Для трудновоспитуемых подростков это было то, что нужно. Их ведь не привлечешь шахматами. А военная форма, оружие всегда притягивали мужчин, независимо от их возраста. Мы, используя эту психологию, максимально затягивали в свои клубы трудновоспитуемых. И многие из них потом прошли и Афганистан, и горячие точки Советского Союза – Карабах, в Таджикистане война была. Участвовали ребята и в конфликте на таджикско-афганской границе уже после обретения Казахстаном независимости.

В первые годы войны в Афганистане было много потерь
В первые годы войны в Афганистане было много потерь

Мы и сейчас продолжаем военно-патриотическую работу среди школьников, проводим сборы. Например, в Астане я проводил слет «Жас беркут», в Кокчетаве, в Шымкенте.

Но все упирается в финансирование. Меня возмущает, что деньги выделяются как госзаказ на военно-патриотическое воспитание и по линии разных министерств: культуры, образования, обороны, но работы не видно, потому что мы не ведем ее системно. Да и как проводится тендер? Нарисовал на бумаге – у меня, мол, клуб есть, сдал все отчеты – и все. Одних устраивает, что отчет сдан, других – что эти деньги отмыли.

… И ИХ СТРАННЫЕ ВОСПИТАТЕЛИ

Мы как-то проводили сбор данных о военно-патриотических клубах Казахстана. У нас их, оказывается, около пятисот. Мало того, я знаю, в Шымкенте есть клубы, которые возглавляют бывшие зеки, отсидевшие за бандитизм, за изнасилование малолетних, за грабежи. И они сейчас занимаются патриотическим воспитанием детей.

К сожалению, у нас несовершенен закон об общественных организациях. Его надо доработать. В плане того, что о руководителе необходимо знать все – имеет ли он опыт, имеет ли образование и отвечают ли его моральные качества тому, чтобы воспитывать детей. А у нас главное оплатить госпошлину – 18-20 тысяч тенге – и прийти в органы юстиции. Вечером можешь забирать документы. Тебе и устав сами напишут, дальше – что хочешь, то и делаешь. И никому не интересно твое прошлое.

А ведь дети – это пластилин, из которого можно ваять что угодно. Поэтому я считаю, что если ты подал документы в юстицию, то юстиция должна потребовать с тебя всю документально подтвержденную информацию: кто ты такой, вплоть до каких-то резюме, характеристик, рекомендаций, чтобы кто-то за него был ответственен. Ведь под шумок такие организации могут открыть те же экстремисты и воспитывать потом детей в нужном им ключе.

НА ПОРОГЕ ВОЙНЫ…

Сейчас, в свете последних событий в мире, на фоне исламского государства, война может оказаться и на нашем пороге. Самый хороший плацдарм для этого – Афганистан. Боевики ИГИЛ уже ведут переговоры с «Талибаном», заключают какие-то договора о взаимодействии, пытаются расшатать ситуацию. Если они объединятся, война может вспыхнуть в Узбекистане и Таджикистане в один день. Тем более что там есть хорошая почва, под которой подразумевается социальная неустроенность.

Мы недавно проводили в Алматы конференцию «Ветераны за мир и стабильность» и «Ветераны против терроризма». Вышли с обращением, что «Талибан» – это идеология, которую нельзя победить силой. Например, США, коалиция из 30 государств воевала с талибами, которых, на весь Афганистан, может, 10-15 тысяч всего. 130-тысячная группировка, вооруженная до зубов самым современным оружием, не смогла с ними до конца справиться. Потому что «Талибан» – это идеология. А победить идеологию можно, противопоставив свою идеологию. Мы должны воспитывать нашу молодежь в духе неприятия экстремизма и терроризма, объяснять им, к чему это может привести.

Я всегда был против того, чтобы у нас открыли месячные курсы для тех, кто в свое время «откосил» от армии. В возрасте 22 лет они могут пойти в военно-техническую школу (бывший ДОСААФ), заплатить 220 тысяч тенге, а через месяц тебе дают военный билет, как если бы ты отслужил год-два. Там им дают основы боевого искусства – стрельбу, рукопашный бой, строевая подготовка, и кто знает, куда завтра попадет этот обученный человек. У нас, когда мы в армии служили, была идеологическая подготовка, нас воспитывали. Мы оттуда приходили патриотами, готовыми защитить Родину в любой момент.

О БРАТСТВЕ

Сейчас мы пропагандируем идеи дружбы, братства народов. Единственная наша афганская структура на всем постсоветском пространстве сохранила свои связи. ШОС, ОДКБ, Евразийский, Таможенный союз – в каждом из этих образований есть несколько государств. А организации, которая представляла бы все 15 республик бывшего СССР, сейчас нет. Мы – единственные в своем роде. Но сейчас, к сожалению, и сюда вмешалась политика: если поедешь на съезд в Армению, азербайджанцы не приедут, и наоборот: в Грузию поедешь – россияне не приедут. Казахстан – единственное государство на всем постсоветском пространстве, куда все приезжают, которое всем интересно. Я проводил съезды в 2006-м, в 2009-м и в этом году в апреле. Все приезжали. Это говорит о том, что Казахстан ведет правильную межнациональную и международную политику.

БЕЗЫМЯННАЯ РОТА

В этом году исполняется 35 лет начала войны в Афганистане. Мы хотим провести акцию, похожую на Бессмертный полк. Сейчас у всех на слуху фильм «9-я рота». Я хочу назвать эту акцию «Безымянная рота». Эта идея родилась давно.

Думаю, шествие начнется от региональных офисов партии «Нур Отан», например, в Шымкенте от проспекта Бейбитшилик до мемориала Славы. Возложить цветы, а потом у памятника «афганцам» провести митинг. Мы планируем провести эту республиканскую акцию 25 декабря.

Я верю, что родственники ребят-«афганцев», школьники нас поддержат.

Саида ТУРСУМЕТОВА

Обзор зарубежных публикаций

Отправить ответ

4 Комментариев к "Какой была Афганская война. Рассказ ветерана"

Уведомлять меня
avatar
2000
Отображать сначала:   новые | старые | популярные
Olzhas
Гость

Интересно, если к нам придут «интернационалисты» из США, то как будут к ним относиться??? Вы для афганцев были агрессорами!

Сергей
Гость

Скажите, в ваших общих рассуждениях о роли и миссии ограниченного контингента в ДРА, не сказано ни слова о лично вашем месте службы, воинской должности, звании, в период службы в ДРА. Складывается впечатление, что все это сделали вы лично? Думаю, что это далеко не так!

МАРАТ
Гость

ДА ЧТО ТОЛКУ Я ПОЛУЧИЛ КОНТУЗИЮ ДЛЯ ЧЕГО Я ДО СИХ ПОР СТОЮ НА ОЧЕРЕДИ ЗДОРОВЬЯ НЕТ ТЕПЕРЬ ПОЛУЧИЛ ИНСУЛЬТ ВСЯЗИ С КОНТУЗИЕЙ ДЛЯ ЧЕГО ЧТОБ ТАК ЖИТЬ НАДОЕО ВСЕ ЭТО ВОРОВСТВО

МАРАТ
Гость

ЗАБЫЛ НОМЕР 8701106
7350 Я АФГАНЕЦ 16 ЛЕТ СТОЮ НА ОЧЕРЕДИ

wpDiscuz