Было страшно, больно и обидно за своих солдат!

1
27
Вера Холодова
Вера Холодова

Возраст женщины не принято называть, но я была сильно удивлена, когда узнала, что передо мной сидит женщина, которой в этом году исполняется 92 года! Невысокого роста, сухонькая, волосы, тронутые сединой (заметьте, именно тронутые, а не полностью седые), аккуратно подстрижены и уложены. С первого взгляда заметно, что тщательно следить за своей внешностью – годами выработанная привычка…

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Вера Михайловна Холодова родилась 10 октября 1923 года в селе Георгиевке (ныне – село Коксаек) Толебийского района. После школы, в 1939 году, она окончила курсы учителей и в 1940-м была зачислена на первый курс Чимкентского учительского института. Молодая студентка Верочка Холодова была активной и любознательной. У нее горели глаза, хотелось сделать очень-очень много и заключить весь мир в свои объятия. Впереди рисовалось светлое, чистое и счастливое будущее.

Первый курс института подходил к концу. Учеба Вере давалась легко, поэтому за сессию девушка не переживала: «Сдам сессию – и домой! К родным!». Этого времени с нетерпением ждали все студенты. Скоро долгожданные каникулы! Но радужные планы нарушил знакомый голос диктора радио Левитана: «Внимание! Говорит Москва! Передаем важное правительственное сообщение! Граждане и гражданки Советского Союза, сегодня в четыре часа утра без всякого объявления войны германские вооруженные силы атаковали границы Советского Союза!»

Началась Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков.

«Все студенты и преподаватели выбежали во двор, столпились вокруг столба, на котором висела радио-«тарелка», и внимательно слушали объявление, – вспоминает Вера Михайловна. – В институте у нас началось что-то непонятное. Юноши сразу побежали в военкомат записываться в армию. А мы, девчонки, растерялись. Нам-то куда? Я тогда помчалась тоже в военкомат. Но мне отказали. Обидно стало. Почему Анну Шаля взяли, а меня нет? Мне там объяснили, что она на год меня старше, да и роста с весом мне не хватает, чтобы пойти на фронт. Маленькая я была и щупленькая. Сказали: «Будешь помогать фронту в тылу!»

Вера Михайловна делится своими воспоминаниями, а я ее слушаю и все больше удивляюсь этому искреннему чувству патриотизма. В наше время слово «патриотизм» стало каким-то замыленным. Его употребляют и к месту, и не к месту, чтобы придать своим высказываниям большей значимости. За этим словом некоторые даже умудряются прятать свои мелочность и корысть.

А тогда люди бежали в военкомат, не оглядываясь назад. Не думая о том, что могут все потерять или погибнуть. Они вставали в ряды солдат, чтобы защитить своих родных и свою Родину! Плакали матери, жены и дочери, провожая своих сыновей, мужей и отцов на войну. Плакали, боялись за их жизни, но гордились ими. И были готовы сами пережить все лишения: голод, холод, разруху, болезни и смерти вокруг. Они работали до изнеможения, собирая и отправляя посылки на фронт. И никто не смел жаловаться, потому что Им Там на полях сражений гораздо труднее. Они сражаются за Родину!

ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА! ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ!

«Руки… Сколько же вынесли эти руки? Через две недели после объявления войны, – рассказывает Вера Михайловна, – в наши госпитали стали привозить раненых со всех фронтов. Нас, студенток, отправили в госпиталь, расположенный на улице Карла Маркса (сейчас там находится ЦАХТиГ – авт.) помогать медперсоналу. Когда мы увидели этих солдат, не могли сдержать слез. Столько чувств перемешалось: и страх, и боль, и обида. Мы еще совсем юные были, а тут кровь, раны… Тяжело было на все это смотреть. Мы старались как-то облегчить страдания этих людей, помогали как могли: кормили, стирали, подносили судно. Выйдешь, поплачешь, чтобы никто не видел, и назад, к солдатикам.

Труд в тылу в годы ВОВТак и учились мы в институте: сначала занятия, потом госпиталь. После окончания получила распределение в Ленгерский район, село Кенес-арык, преподавать русский и литературу. Село расположено в горах, километрах в пятнадцати, если не дальше, от Георгиевки. При школе была комната, где меня и поселили. Началась моя трудовая деятельность. Работая и живя в этом селе, я не ощущала войны. Горы, природа. Жили тихо, друг друга все знали. Питались тем, что сами вырастим. Лишения войны я почувствовала, когда меня перевели в школу села Поповки. Эти земли когда-то принадлежали попу, потому и назвали Поповка. Когда началась война, сюда стали заселять беженцев с Украины.

Тяжело было. Особенно детям. Все, что выращивали, отправляли машинами на фронт. Самим есть было нечего. При нашей школе была столовая. Ну как, столовая? Саманные стены, саманные столы, накрытые клеенкой. Один раз в день для детей варили мелкую картошку и кормили их. Детишки были худенькие, одетые кое-как. Писать нечем и не на чем. Выходили из положения. Вместо чернил использовали растворенный в воде химический карандаш, а писали в книгах между строк. А после уроков мы вели свои классы на поле работать: полоть, собирать кукурузу, колоски. Поле располагалось за рекой Сайрам. И знаете, тогда воды в реке было гораздо больше, чем сейчас. Я не так давно была в тех краях и заметила это. Мы переносили деток на тот берег и шли работать. За нами строго следили, чтобы даже ни одного зернышка не было в карманах. Потом той же дорогой назад, домой. А вечерами женщины собирались в одном доме и до поздней ночи шили рукавицы, ватники, набивали махорку в кисеты. Все собирали и отправляли на фронт. А за работой, чтобы не уснуть, пели песни и читали вслух письма с фронта».

ЛЕНИНГРАДЦЫ, ДЕТИ МОИ…

Голод… Это чувство тогда преследовало всех. «Мы обманывали его, – вспоминает женщина. – Животным обязательно добавляли в пищу соль, так вот мы откалывали кусочек – и под язык. Кушать хотелось меньше. На зарплату, которую нам платили, мы могли купить только три килограмма муки. Вот и вся еда. Как началась война, с прилавков магазинов сразу исчезли соль, спички и мыло. По правде сказать, хорошо, что мы жили в деревне. Земля нас кормила. Мама моя была очень хозяйственная. Она сажала в огороде кукурузу, сушила яблоки на зиму, собирала всякую травку. В общем, ели что придется. Огонь добывали как первобытные люди. Брат подобрал два камешка, знаете, не гладких, а шероховатых, и высекал огонь, а я рядом стояла уже с ваткой. Вот как ватка загорится, несу ее к печке. Мыло тоже делали сами. Брали золу, заливали ее водой и этой смесью мылись. Представляете, какое белье было после такой стирки? Но зато вшей ни у кого не было. Несмотря на все трудности, мы жили дружно. Люди были душевные, открытые».

А еще в годы войны всех поддерживали стихи и песни. Вера Михайловна организовала свой кружок самодеятельности, и они выступали с концертами. Их даже пригласили выступать на радио.

«Помогали нам песни и стихи жить, не опускать руки, – делится воспоминаниями Вера Михайловна. – Хорошо помню, как первый раз услышала стихотворение Джамбула «Ленинградцы, дети мои…». Эти строки так глубоко затронули наши души, так подняли наш патриотический дух! Это невозможно передать словами… Мы его потом часто перечитывали на радио. Был такой ученик у меня в седьмом классе – Киселев, хлюпенький, худенький, светился весь. Но как пронзительно он читал это стихотворение! Все плакали. И знаете, люди обращались к нам и просили читать таких стихов как можно больше. А потом уже появилась песня «Темная ночь» и другие на военную тему. Мы их все перепевали».

ОДНА НА ВСЕХ! МЫ ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ!

…У Верочки не было первых двух уроков, и она занималась домашними делами. «Вдруг слышу на улице какой-то шум, – вспоминает Вера Михайловна. – Выхожу, смотрю, а с горы спускается толпа людей, и все что-то кричат. Понять невозможно. Я испугалась. Что случилось? Потом, когда уже поближе подошли, я узнала, что мы победили! (Вера Михайловна рассказывает, а на глазах слезы – она вновь переживает те минуты небывалого счастья). Все стали обнимать друг друга, целовать, поздравлять. Чувство, которое мы испытывали в то время, невозможно описать словами. Это надо пережить! Понимаете, четыре года страха, переживаний, лишений… Целых четыре года! Но мы не сдались! Мы собрались в одно целое и сопротивлялись! И мы победили!»

Вера Михайловна после войны продолжила работу учителя. Она была директором школы и многое сделала для воспитания подрастающего поколения. За ее плечами 46 лет педагогического стажа. Ей присвоено звание заслуженного учителя Казахстана.

Она живет в окружении любящих детей, внуков и правнуков и ведет активную жизнь. До сих пор раз в неделю ездит в библиотеку. Чтение – это ее любимое занятие. Она в курсе всех событий, которые происходят в мире. Энергии этой милой женщины можно только позавидовать.

«Надо научиться ценить жизнь во всех ее проявлениях и никогда не падать духом», – говорит Вера Михайловна. И она знает, о чем говорит.

Татьяна БУРДЕЛЬ

Обзор зарубежных публикаций

Отправить ответ

1 Комментарий к "Было страшно, больно и обидно за своих солдат!"

Уведомлять меня
avatar
2000
Отображать сначала:   новые | старые | популярные
Константинополь
Гость

Фу млин, тошнит от этих коммунистов, тфу на это.

wpDiscuz