Их статус – «НИКТО»

3
34
Шахсадык Шарасулов
Шахсадык Шарасулов
Шахсадык Шарасулов

Шахсадык Шарасулов и Махмуд Асханов разменяли девятый десяток лет. Их ровесники либо участники ВОВ, либо тыловики, либо приравненные к участникам. Шахсадык и Махмуд оказались в данном случае «никем», хотя в ноябре 1944 года были призваны в ряды Красной армии.

Эту историю мы узнали от Озода Хакимова – нашего давнего и очень неравнодушного читателя. В нашу редакцию он пришел с просьбой помочь восстановить справедливость.

«Я этих стариков уже много лет знаю, – рассказывает Озод Хакимов. – Как-то возвращаюсь домой, а Махмуд ака – он уже совсем ничего не видит, сидит на лавочке у дома и вздыхает. Поздоровался я с ним, спросил, как дела и что случилось, на что он мне ответил: «Скажи, это справедливо, что я оказался никем? Разве мы, те 12 ребят, призывавшихся в один день в 44-м, виноваты в том, что война закончилась до того, как мы попали на передовую? Да, война закончилась, но мы ведь не вернулись домой, отслужив положенные два-три года. Семь лет мы служили – охраняли порядок, конвоировали пленных японцев… А сейчас мы ни участники, ни приравненные, ни тыловики, хотя до призыва работали. Кто, скажи мне, кто в те годы спокойно отлеживался на печи?! А ведь сегодня из тех двенадцати нас осталось только два человека – Я и Шахсадык».

В течение долгих послевоенных лет ни Махмуд Асханов, ни Шахсадык Шарасулов не обращались в инстанции с просьбой определить их статус.

«Мы прошли снайперскую школу. После школы нас направили в Среднеазиатский военный округ в город Самарканд. Затем была служба в городах Восточного Казахстана – Усть-Каменогорске, Лениногорске (современный Риддер – авт.). Из Казахстана мы попали в Латвию, в город Ригу. Сопровождали там военнопленных на работу и с работы. Так пять лет. После я обратился к командиру с просьбой отпустить меня – дома родители пожилые. Им надо помогать. Меня демобилизовали, а Асаханов еще два года служил. У нас есть медали «За участие в Великой Отечественной войне», но статуса как такового нет никакого. Тогда, в советское время, мы особо и не задумывались над статусом – есть он или нет, не важно. А в последнее время все чаще стал задумываться – почему мы оказались никем», – рассказал Шахсадык Шарасулов.

Озод Хакимов решил докопаться до истины и узнать наконец, кто же эти старики – ветераны ВОВ, приравненные к участникам или тыловики. Как назвать те годы, что они служили?

«Первым делом мы обратились в областной военкомат. Нам ответили: обращайтесь в военкомат, где стоите на учете. В 2013 году в горвоенкомате этим вопросом занималась одна русская женщина. Она внимательно нас выслушала и сказала, что нужно делать запрос в Подольск – якобы все архивы переданы туда. И предупредила, что ответа на запрос придется ждать не менее полугода. Мы согласились, сдали все документы, которые требовалось. А через полгода в военкомате сидела уже другая женщина. По ее реакции я понял, что никто никаких запросов не отправлял. Я попросил отправить запрос еще раз. Но мне сказали: зачем – столько времени ждать, люди пожилые, могут ведь и не дожить…

Махмуд Асханов
Махмуд Асханов

Я категорически не согласен с такой постановкой вопроса. Согласитесь, людей того поколения все меньше, и мы должны их ценить. Они заслуживают уважения. Самое интересное, что когда мы пробовали выяснить, какой у них статус, в архивах военкомата нашли данные об их призыве. Более того, в списках тех, чьи имена высечены на мемориале Славы, они есть. Да и на самом мемориале их фамилии можно найти. Когда я сказал об этом сотруднице горвоенкомата, она лишь пожала плечами: там ведь инициалы, так что совсем необязательно, что это именно они», – продолжил свой рассказ Озод Хакимов.

Озод ага, сам не молодой уже человек, не может понять, почему эти два аксакала лишены какого-либо статуса: «Были ведь те, кто тоже не воевал, потому что известие о победе застало их по дороге на фронт. Но они являются полноценными ветеранами. Были те, кто не воевал, но в годы войны охранял наши границы на Дальнем Востоке. Они тоже ветераны. А в чем провинились ребята, которые должны были отправиться на фронт и благодаря победе остались живы-здоровы?»

Мы решили выяснить, какой статус полагается лицам, призывавшимся в годы войны в ряды Советской армии, но не воевавшим. Прежде всего связались с отделом ветеранов города Шымкента. Ответсекретарь отдела Гульзия Байбатшаева прежде всего поинтересовалась: «Какого они года рождения?». Узнав, что аксакалы родились в 1926-м, ответила: «Им надо обратиться в военкомат. Раз уж они награждены медалью за участие в ВОВ, они должны считаться участниками или хотя бы приравненными к ним лицами. Если же в военкомате им откажут, пусть придут к нам, подумаем над статусом тыловиков».

В военкомате ЮКО дежурный ответил: «Обращайтесь в военкомат по месту приписки». А в горвоенкомате не стали вдаваться в подробности и коротко сказали, что им нужно подойти к нам. В общем, наша попытка добиться истины пока закончилась ничем.

Мы решили не останавливаться на достигнутом и отправили запрос в Министерство обороны РК с просьбой ответить, какой статус присваивается лицам, призванным в ряды Советской армии, но так и не попавшим на фронт по причине окончания войны (если это известите застало их до отправки из части).

А аксакалы тем временем думают: а, может, зря они все это затеяли. Вот только перед внуками неудобно – вроде, и медали есть, но к участию в войне никакого отношения, судя по документам, они не имеют.

Саида ТУРСУМЕТОВА

Реклама

Отправить ответ

3 Комментариев Включено "Их статус – «НИКТО»"

Уведомлять меня
2000
Отображать сначала:   новые | старые | популярные

нет слов…

Каждый из нас знает, как обходить наши инстанции, где сидят пустые, безграмотные работники. Всех их уволить за бездушие надо.

Если журналистов отпихивают, что говорить о тех простых, которые сами пытаются докопаться до истины. Не думаю, что в Минобре найдется человек, желающий помочь аксакалам. К сожалению, большинство чиновников работают только по указке одного человека в стране. Другого не дано. НО, несмотря на реалии отношений народ-чиновник, успехов вам!

wpDiscuz