«Музыку в степи» в Шымкенте слушали мировые знаменитости

0
80
Город ремесленников на
Город ремесленников на "Вечере русской и казахской культуры "Музыка степи"". На глазах гостей из-под рук умелец выходят красивейшие ковры

Шымкент – удивительный город, даже, можно сказать, магический. Ты никогда не знаешь, с кем на самом юге Казахстана тебя может столкнуть судьба. Один из моих новых знакомцев – граф Шереметев – тоже готов был поверить в мистику. «Ну надо же! – воскликнул он после того, как нас представили друг другу, – я летел несколько тысяч километров с другой стороны земного шара! Из Рабата! Для чего? Для того, чтобы первый человек, с которым я встретился и собираюсь побеседовать, был тоже из РАБАТа! Потрясающе!»…

… Это был удивительный вечер. Гостей грандиозного проекта «Вечер русской и казахской культуры «Музыка степи» встречал живой коридор из двухметровых батыров, вооруженных палицами и мечами. Несмотря на внешнюю свирепость, батыры очень дружелюбно улыбались гостям, которые не могли спокойно пройти мимо такой наглядной мужественности.
В огромном амфитеатре-ракушке классические казахские и русские композиции исполнял государственный оркестр народных инструментов, а на импровизированной сцене под открытым небом артисты Казахского академического драмтеатра и творческих коллективов Шымкента и Алматы показывали гостям театрализованные миниатюры о казахских национальных традициях, исполняли арии из популярных казахстанских опер.

Город ремесленников на "Вечере русской и  казахской культуры "Музыка степи""
Город ремесленников на «Вечере русской и казахской культуры «Музыка степи»». На глазах гостей из-под рук мастериц выходят красивейшие ковры

Но гостей праздника не меньше, чем концертная программа, поразил Город ремесленников (вот где поучиться местным устроителям различных выставок прикладного творчества!). Прямо у всех на глазах женщины ткали ковры, пряли на ручных веретенах тонкую, как паутинка, верблюжью пряжу. Мастер-шорник тачал седло, а в руках музыкальных дел мастера рождался кобыз – обычный кусок дерева на глазах приобретал изящные округлые бока национального инструмента. Затаив дыхание, гости вечера наблюдали за уникальной работой ювелира, который каждой примерившей его украшение женщине дарил на память и на удачу симпатичный презент – миниатюрного глиняного верблюжонка. И тут же по дорожкам парка горделиво вышагивали настоящие белые верблюды…
Гости, прежде не то чтобы в Шымкенте, но и в Казахстане не бывавшие, были в хорошем смысле шокированы достоинством подачи «преданий старины глубокой». «Я практически ничего не знал о Казахстане, – отметил граф Петр Шереметев, – но с сегодняшнего дня мне ваша страна стала близкой и понятной. Так и должно быть – все должно приходить через культуру! Очень приятно, что в Шымкенте нашелся такой человек, как Тохтар Тулешов, который организовал «Вечер русской и казахской культуры «Музыка степи»!»
Граф Шереметев знает, о чем говорит. Петр Петрович много лет возглавляет Совет российских соотечественников, проживающих за рубежом, который занимается сохранением культурных традиций народа, волею судеб оказавшегося разбросанным по всему миру. О русской аристократии, которая осталась без родины, о титулах и обязанностях русского дворянства мы с графом Шереметевым и побеседовали. Мой первый вопрос был самым обывательским: «А можно ли сегодня получить титул?» Ведь о том или ином дворянине-новоделе мы слышим довольно часто.

ОЧЕРЕДЬ ЗА ТИТУЛАМИ НЕ ЗАНИМАТЬ!

Граф Петр Шереметев
Граф Петр Шереметев

«Если в России бум присвоения титулов начался после развала Советского Союза, то во Франции это было всегда, – невесело улыбнулся граф Шереметев. – Ко мне приезжало немало людей, желавших получить то графский, то княжеский титул. Просили продать свой или пожаловать какой-нибудь другой. Я им отвечал и отвечаю очень просто: единственный человек, который мог пожаловать вам титул, уже умер. Потому что только Император Российский может пожаловать русский титул. А императоров больше нет. Получить приставку к фамилии, в принципе, возможно единственным путем: доказать документально прямое родство с настоящим графом или князем…»
Многие люди, которые стоят в очереди за громкими титулами, не понимают, что никаких привилегий у дворянства нет – времена нынче не те. А вот обязанностей хоть отбавляй.
«Достоинство, честность, чистота духа – это, пожалуй, девиз русского дворянства, – поясняет граф. – Дворянин должен быть полезным для мира, но при этом не ждать для себя особенных прав. Все русские традиции должны соблюдаться неукоснительно. Титул даже больше внутренняя нагрузка, чем какой-то внешний антураж. Это образование и воспитание. Знаете, с чего начинается утро мое и моей семьи? С молитвы Господу и Богородице за то, что живы. Так веками сложилось. Потом все остальное – завтраки, работа и так далее…»
Семья Шереметевых была арестована большевиками в 1917 году. Их забрали из дома на Воздвиженке, 8, на углу Шереметьевского переулка. Забрали всех: Петра Сергеевича Шереметьева, его жену и восьмерых детей. Прежде чем они уехали из России, им пришлось отсидеть в тюрьме семь лет. Во время ареста отцу Петра Петровича было десять лет, когда он покинул Россию, ему исполнилось семнадцать. Сразу после выхода из тюрьмы Петр Сергеевич Шереметев умер, а его вдову и детей вывез в Европу шведский посол. Сам Петр Петрович родился в Рабате, столице Марокко, куда вскоре после эмиграции перебрался его отец.
«Отец был продолжателем традиций своих родителей, все это он передал мне, – вспоминает Петр Петрович. – В первую очередь отец со своими немногочисленными друзьями и родственниками построил церковь в столице Марокко. Эта церковь до сих пор существует, и там ведутся службы. И это нам громадная духовная помощь. В чужой стране, в окружении чужих людей невероятно сложно жить. В то время Марокко была французской колонией, и много ярких представителей русской эмиграции из Европы перебрались именно туда. В Рабате жили Трубецкие, Гагарины, Апраксины, Шидловские, Игнатьевы. И мы, дети, были окружены родной речью, впитывали русское слово с рождения. Сегодня я свободно говорю по-русски, владею французским и арабским. Но думаю на русском языке. Это язык моей Родины, которой у меня никогда не было…»
Граф Шереметев не любит слово «возвращение» по отношению к России. «Я не уезжал из России, я никогда в ней не жил, как я могу вернуться? – удивленно отвечает Петр Петрович. – Впервые приехать в Россию, в то время в Советский Союз, я решил в 1978 году. И с тех пор, с 78-го года, езжу в Россию чуть ли не каждую неделю. Уже 35 лет! Представляете, как «Аэрофлот» на мне заработал! Россия моя «генетическая родина», и у моего рода обязательства перед ней. Вот и у Совета российских соотечественников за рубежом цель – объединять русские диаспоры по всему миру. Нам надо привлечь русских, живущих и рожденных за рубежом уже не в первом поколении. Многие люди не виноваты в том, что у них не стало Родины…»
Для этих людей «возвращение» на родину возможно только через культуру. А культура – это, прежде всего, язык.
«Мои дети еще молоды. Сыну 21 год, дочери 23. Но дети сегодня другие. К большому моему сожалению, мои дети очень плохо говорят по-русски. Для меня это большая беда, – делится своей печалью Петр Петрович. – Я считаю, что если они хотят пользоваться моим именем и носить такой титул, они обязаны говорить по русски. Я предупредил своих детей: если вы не будете учить русский язык, я не будут больше брать вас с собой в Россию. Граф или графиня Шереметева не могут не говорить на русском языке – это недопустимо и даже позорно! Мы носители традиции, мы носители русского дворянского воспитания, мы носители громадного пласта истории и культуры России. Так что или мои дети будут нести культуру на русском языке, или не будут иметь права носить мое имя. Вот так, иногда приходится быть категоричным…»

ХОЧУ УМЕРЕТЬ БЕДНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ…

Елена Бояршинова и князь Никита Лобанов-Ростовский
Елена Бояршинова и князь Никита Лобанов-Ростовский

Еще один мой собеседник, посетивший «Вечер русской и казахской культуры «Музыка степи», – владелец самой большой в мире частной коллекции русского театрального искусства. Точнее, был им. Всю свою коллекцию он передал России. Сегодня в его доме в Лондоне на месте картин висят их репродукции. Но князь Никита Лобанов-Ростовский не особо печалится по этому поводу. Все, что он собирал всю свою жизнь по всему миру, принадлежит России. Хотя, как и граф Шереметев, Никита Дмитриевич никогда не жил на Родине. Князь Лобанов-Ростовский родился в эмиграции в Болгарии. «Моя семья продала все, что у них было, а я чистил обувь на улицах Софии и подбирал окурки. Именно в это время я вел дневник, в котором есть запись: «Сегодня нечего есть». Но я мечтал. Поэтому, кажется, не имея ни одного шанса, подал документы в Оксфорд, была там стипендия для политических беженцев. Меня приняли. Тайна моего зачисления раскрылась всего 12 лет назад…»
Все оказалось довольно просто. На одно место в престижном учебном заведении было 25 кандидатов. Основная масса кандидатов на стипендию подавала документы на такие специальности, как бизнес, юриспруденция, право, философия, языки. Никита Лобанов был единственный, кто подал документы на физику и математику. Юноша хотел стать инженером-геологом. И стал им: «Это тоже была мечта детства. София со всех сторон окружена горами. И прямо в пригороде Софии добывали гранит для мостовых. Часто в граните находили тектонитовые жилы, а в них потрясающие кристаллы! Эти кристаллы никому были не нужны, а меня они просто завораживали. В то время я и решил стать геологом. А оксфордское жюри пришло к выводу, что именно инженер не будет обузой для государства – можно работать водопроводчиком, можно слесарем. Но моя жизнь сложилась иначе…»
Мир перевернулся, когда Никита Лобанов впервые в жизни отправился на выставку Дягилева. Там и заболел театральным искусством. После той выставки студент занялся собиранием предметов театрального искусства. Многие картины представители эмигрантских семей отдавали пытливому юноше бесплатно, некоторые он и вовсе находил на чердаках и сараях, что-то продавалось, но за символическую плату…
«Параллельно собиралась и коллекция камней, – улыбается князь Лобанов-Ростовский. – В прошлом году я создал в Оксфордском университете факультет планетарной геологии. Я профинансировал создание факультета и передал свою коллекцию туда. Вот так стараюсь расстаться со всем приобретенным богатством. Оно принадлежит людям. Моя супруга – потомок лорда Сиднея. Помните по истории? Тот, который нагрузил судно овцами и отправил его в Австралию. А там, куда причалил корабль, поставили табличку «Сидней» – место застолбили. Потом на этом месте лорд построил небольшой городок. И все последующие поколения лорда Сиднея, основателя ныне самого большого города Австралии, обеспечены… Моя жена финансово независимый человек, и мои богатства ей не нужны. А я как начал жизнь с ничего, так и хочу закончить ее ни с чем. Но оставить для мира какой-то след. Сейчас моя задача отплатить людям, которые мне сделали в жизни какое-то добро. Вот, например, я создал в колледже Оксфорда факультет органической химии имени моего учителя. Ему исполнилось 90 лет, и в этот день мы открыли факультет. Мой учитель этого заслуживает».
Сегодня князь Никита Лобанов-Ростовский занимается общественной деятельностью и колесит по всему миру. «Шурую туда-сюда, – смеется Никита Дмитриевич, – слежу за культурными центрами, вот музей в Ростове строится, там будет часть моей коллекции – контролирую. Боюсь остановиться. Если я остановлюсь… то, наверное, не встану».

В ФАВОРИТАХ – ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ГЕРОЙ
Андрей Анатольевич Новиков-Ланской, президент Международного пушкинского клубаВ преддверии культурного вечера удалось задать и несколько вопросов Андрею Анатольевичу Новикову-Ланскому – президенту Международного пушкинского клуба, объединяющего прямых потомков Александра Сергеевича. Но Андрей Анатольевич также является заведующим кафедрой деловой и международной журналистики Академии при президенте РФ. Поэтому беседа наша от поэзии ушла в сферу далеко не поэтическую – мы заговорили о коррупции. То есть о вариантах борьбы со спрутом, поедающим общество изнутри.
«Если вы смотрите российские каналы, то, конечно, заметили, что об этом довольно много передач, – заметил Андрей Анатольевич. – Одна из самых рейтинговых – «Человек и закон» на Первом канале. Очень много материала идет о разоблачениях коррупционеров. Другое дело, что, конечно, все это выборочно, все это точечно, нужны какие-то более системные вещи. Мне кажется, что коррупцию победить исключительно «полицейским» способом нельзя. Нужно что-то менять в сознании человека, чтобы человек понимал, что это просто неприлично, непорядочно и большой грех. Гораздо важнее, как мне кажется, заниматься профилактикой и воспитанием. Воспитывать честное сознание. Вот это важно. А это делается через сериалы, через интересные ток-шоу, это должно делаться ненавязчиво, легко, чтобы человек с детства впитывал в себя некие нормы поведения. Особенно молодым нужны герои, которые привлекательны и которые ведут порядочный образ жизни. Вот на положительных примерах и нужно воспитывать. Но это очень долгий процесс. Это далекая стратегия, но мы над этим работаем. Надеюсь, и в Казахстане тоже…»
Но востребованы ли сегодня, на взгляд российского журналиста, положительные герои? «На фоне чернухи прошлых лет зритель вновь полюбил положительных героев. Нельзя угнетать человека долго. Да, он любит скандалы, но это другое, – уверен Новиков-Ланской. – Положительные герои востребованы не меньше, просто те, кто пишет и снимает, уделяют этому меньше внимания. А если вы из положительного героя сумеете сделать сенсацию – честь и хвала вам».
В отличие от многих приехавших в Шымкент именитых гостей семья Новикова-Ланского с Казахстаном связана более чем тесно. В 1943 году в Алма-Ате, на эвакуационном пункте встретились двое москвичей – оба музыканты, люди, чьи пути за двадцать с лишним лет жизни в Москве ни разу не пересеклись. Алма-Ата стала родиной их любви на всю жизнь. «Если бы мой дед не встретил мою бабушку в эвакуации, я бы не появился на свет, – смеется Андрей Ланской. – Можно смело сказать, что Казахстан дал мне жизнь!»

У КАЗАХОВ МОЩНОЕ ОРУЖИЕ – КУЛЬТУРА

Принц Монтенегро и Македонии Стефан
Принц Монтенегро и Македонии Стефан

Принц Монтенегро и Македонии Стефан отнесся к шымкентскому путешествию почти с юношеским азартом. Пока гости отдыхали после долгого перелета, принц отправился на экскурсию по городу, заглянул во все уголки областного краеведческого музея, о чем и оставил запись в книге почетных гостей. Его камера запечатлела все достопримечательности Шымкента, снимки которых тут же разлетелись в социальных сетях.
«Я современный принц, – рассмеялся Его Высочество, – сегодня без интернета никуда. А социальные сети – прекрасная возможность общения со всем миром сразу. Хотя информационных войн в интернете не поддерживаю, мне это претит. Из хобби монархов в моем перечне только лошади и конное поло. Но катастрофически не хватает времени! Единственное, что я могу себе позволить, – это получасовая прогулка в парке перед завтраком, а это шесть часов утра, потом еще несколько минут на чашку крепкого чая. Если просыпаться позже, то не успею сделать запланированные на день дела. Мечтаю, чтобы времени в сутках было в два раза больше. Или просто чтобы оно двигалось медленнее. И тем не менее я люблю и прогулки, и работу. В жизни очень важно делать то, что ты любишь, тогда в ней есть смысл».
Для принца Монтенегро и Македонии такие культурные проекты, как «Вечер русской и казахской культуры «Музыка степи», очень важны. «Продвижение и сохранение культуры очень важно для меня, – отметил Стефан. – Местность, где правили мои предки, очень маленькая, но от этого еще более уникальная. А в условиях быстрой глобализации мирового пространства риск исчезновения небольших культур, небольших народов огромен. Когда мы начинаем что-то делать, мы должны думать о человеке. Будет ли это полезно отдельно взятому человеку или просто «ничего личного, это бизнес»…
Приглашение посетить Казахстан принц принял с огромным удовольствием. Стефан считает, что даже при большой разнице в численности населения – 17 миллионов казахстанцев против полутора миллионов жителей Монтенегро – наши страны имеют «жирную» точку соприкосновения – многонациональность и многоконфессиональность.
«Я посетил музей и очень заинтересовался историей вашего региона и страны в целом, – рассказал принц. – Теперь мне очень интересно покопаться в архивах, собрать более полную информацию. Казахстан для меня – новая страна, и мне хочется ближе познакомиться с ее богатейшей культурой. В том, что я не разочаруюсь, уже уверен. Вы ни с кем не воюете, потому что держите в руках исключительно мощное оружие – свою культуру».
И, конечно, наша кухня! Принц Стефан – страстный гурман, и в процессе дегустации казахских национальных блюд он обнаружил большую схожесть как во вкусах, так и в способах приготовления. Наш кумыс принца восхитил, и первая же фотография, которая была выложена в социальных сетях из Шымкента, изображала принца с деревянной пиалой, до краев наполненной кобыльим молоком.

Елена БОЯРШИНОВА

Обзор зарубежных публикаций

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять меня
avatar
2000
wpDiscuz