Терроризм: или мы его, или он нас

2
41

Терроризм: или мы его, или он насНу что, кажется, более-менее спокойные времена окончательно прошли – и наступили совсем даже неспокойные. Когда несколько лет назад в нашем Таразе случился самый настоящий теракт, можно было подумать, что это случайность. Теперь же мы, как и практически все остальное человечество, вошли в то время, когда террористические группировки ведут открытую войну против всего цивилизованного мира. Или мир уничтожит их, или они уничтожат мир. Как жить будем? Что делать? И что вообще можно с этим делать?..

НЫНЕШНИЙ – НЕ ТО ЧТО ДАВЕШНИЙ

Прежде всего уясним, кто вообще такие современные террористы и чего, собственно, они хотят, когда делают то, что они делают.

Для начала давайте отличать террористов от партизан. Партизанские движения и партизанские войны начинаются, когда у какого-то народа или какой-то достаточно большой группы людей есть такой противник, которого точно никак нельзя победить в открытой борьбе. Например, как в 1941 году в Белоруссии. Воевать с немецкими войсками в чистом поле у народа сил не было, а вот уйти в леса, пускать эшелоны под откос, совершать налеты на немецкие гарнизоны, устраивать взрывы в кафе для немецких офицеров, убивать полицаев – все это они могли и вполне успешно делали. То же самое было с «партизанскими войнами» в бывших колониях по всему миру, а также в случаях, когда в страну вторгались войска большого государства – например, во Вьетнаме или в Афганистане.

А есть куча примеров, когда часть общества хочет каких-то перемен в своей жизни, но власти упираются и наотрез отказываются проводить реформы. Тогда люди берутся за оружие. Например, русские народовольцы таки прикончили царя, а потом эсеры почти 30 лет старательно отстреливали и взрывали царских чиновников.

Можно, конечно, называть все это террором, но заметим: мишенью во всех этих случаях служат иностранные солдаты или представители власти. Мирные люди тоже, конечно, частенько при этом гибнут – но только случайно.

Убивать силовиков и чиновников для современного террориста опасно и трудно. Гораздо проще взорвать самолет или кафе, расстрелять людей на стадионе. Народ будет ахать и спрашивать: «Почему? Их-то за что?» А нипочему! Это так называемый и самый популярный сегодня – «слепой» террор. То есть убивающий кого попало и всех подряд. Так оно страшнее, потому что тогда народ понимает, что убить могут как губернатора, так и полицейского, а могут – и простого работягу, если он случайно оказался не в том месте.

И это – главное отличие бывшего терроризма от сегодняшнего. Потому что нынешний террорист считает своей главной задачей морально давить вообще все население, создать панику, неуверенность в жизни и недовольство властью. И теоретически если власть или общество не очень сильны, то громкие теракты могут привести к успеху террористов, например, к смене власти или изменения ее политики. Нынешними терактами «Исламское государство» четко говорит всему миру: «Отвяжитесь от нас! Не воюйте с нами! Дайте нам жить так, как мы хотим! А то будем убивать!»

Однако если власть достаточно сильна, а общество сплоченно, то практически любой террор приводит к обратным результатам. Характерный пример – Россия и ее народ. В конце 1990-х – начале 2000-х чеченские террористы и дома взрывали, и поезда, и самолеты, и аэропорты, и больницы захватывали, и школы, и театры… В ответ народ только зверел и требовал от властей «мочить в сортире». В результате «замочили» всех главарей и чуть не половину рядовых боевиков. Видимо, конкретно этот народ никаким террором не пронять. А вот других – можно попробовать…

АНТИТЕРРОР: ТЕХНИКА

Последние теракты в Париже показали ужасающую слабость французской полиции и спецслужб. И не только французских, но и вообще европейских.

Например, 5 ноября в Германии полиция остановила машину, в которой нашли 8 автоматов Калашникова, 2 гранаты, 2 револьвера, пистолет и взрывчатку. Водителя арестовали, но он так и не говорит, откуда приехал и что собирался делать с этим оружием. В его «навигаторе» были «забиты» несколько точек в Париже. Французов предупредили, но, кажется, без толку.

Исмаила Омара Мостефаи, который расстреливал людей в театре «Батаклан», восемь раз судили за мелкие преступления. В 2010-м его внесли в базу спецслужб за радикальные исламистские взгляды. В позапрошлом году он съездил в Сирию – видимо, поучиться стрелять из автомата. После подрыва смертника на парижском бульваре его брата остановили на границе с Бельгией, но после допроса и проверки отпустили. А кто еще двое пассажиров в одной машине с ним, даже не поинтересовались. За последние полтора года следы террористов четыре раза вели в пригород Брюсселя район Моленбек, но никаких проверок там не было.

Что же касается хваленой шенгенской системы, то она была такая свободная, что пограничники проверяли только один европейский паспорт из ста. Поэтому исламисты могли совершенно спокойно ездить в Ирак и Сирию.

В общем, если старушка-Европа хочет еще хоть чуть-чуть поскрипеть, ей придется немножко поурезать свои свободы и всерьез заняться полицейскими жесткостями.

Кроме откровенной слабости полиции и спецслужб, за последние 20-25 лет накоплен большой опыт плохих методов борьбы с терроризмом. Например, несколько сотен исламистов в тюрьмах Йемена несколько дней слушали официальных мусульманских священников, призывающих радикалов отречься от насильственных методов борьбы. А потом всех их отпустили на свободу без поддержки и наблюдения. Почти все они тут же примкнули к «ИГИЛу». Похожая программа осуществляется сейчас в Германии. Специальная телефонная линия нацелена на помощь радикалам по выходе из боевых организаций. В прошлый раз такая же программа действовала для 33 тысяч радикалов-неонацистов: на нее «клюнули» десятка два человек. Сейчас гуманные немцы обхаживают таким же образом – и, видимо, с тем же успехом – 36 тысяч радикалов-исламистов.

Впрочем, звериная жестокость к террористам тоже явно не помогает. После кровавой бойни в Беслане новое чеченское правительство начало расправляться с семьями боевиков, жестоко пытая или тихо убивая их, потом принялись сжигать дома родственников. Власти соседнего Дагестана тоже начали грозить, что будут разрушать деревни, если их жители не повлияют на своих боевиков. Как оказалось, эти методы дают очень слабый эффект, и кровавые атаки на Кавказе продолжаются. Не надо усердствовать и уподобляться террористам, применяя против них их же способы борьбы. А вот два дня назад в Российской думе предложили применять к террористам смертную казнь. «Шахиду»-смертнику – угрожают смертью?..

Другой перекос в борьбе с терроризмом – сажать в тюрьму всех подряд, кто подозревается в готовности к терроризму. Этим отличаются Саудовская Аравия, Алжир, Иордания, Сирия и многие другие страны Ближнего Востока. Сильно ли помогло это Сирии? В тюрьмах Египта сегодня находится от 5 до 10 тысяч политзаключенных, в основном исламистов. Так власть приучает народ видеть в них невинные жертвы.

По-настоящему успешно бороться с терроризмом получается сегодня только в нескольких странах – в частности, в США, Канаде, Израиле, Малайзии, Японии. Там не убивают подозреваемых, не зверствуют и не сажают всех подряд. Жесткость действий там сочетают с глубоким анализом общей ситуации. Там не подозревают в каждом мусульманине исламиста. Но и пресловутые гражданские свободы там зажали довольно сильно: спецслужбы спокойно читают переписку, слушают телефонные разговоры и вообще делают то, что считают нужным. А считают там, что самое лучшее – это внедрение в террористические организации своей агентуры. Да, это тяжело и дорого, но крайне эффективно. Палестинских арабов в «ИГИЛ», например, вообще не берут, потому что считают, что все они «стукачи» Израиля. В этих странах много современных технических средств, но еще больше психологов в погонах. А главное, население там твердо знает, что такое терроризм, что можно делать и чего нельзя, и давно привыкло «активно информировать силовые структуры о любых подозрительных объектах и субъектах», и соблюдает все необходимые правила…

ЛЕЧИТЬ БОЛЕЗНЬ, А НЕ СИМПТОМЫ

Совершенно ясно, однако, что никакой голой техникой, никакими самыми мощными и умными спецслужбами, никакими бомбежками и танками современный терроризм уничтожить совершенно невозможно.

Для начала нужно решить несколько самых важных задач.

В борьбе с терроризмом придется объединяться действительно всем миром, лучше всего на уровне ООН. Ничего нельзя сделать, если одни страны создают и подкармливают «своих» террористов, потому что считают их полезными. Американцы, например, для борьбы с СССР создали «Талибан» и до сих пор с ним мучаются, а потом сделали сразу несколько группировок в Сирии для борьбы с Асадом – результат тот же и даже еще хуже. Европа успешно профинансировала «народную революцию» в Ливии – и теперь не знает, как от этих «революционеров» спастись. Эти истории с наступанием на те же грабли пора прекращать. Весь нормальный мир должен признать, что если кто-то убивает ни в чем не повинных мирных людей – значит, он террорист, и его нужно как можно быстрее обезвредить. Не бывает «наших» террористов, «хороших», «полезных». Кроме того, терроризм должен быть четко осужден авторитетными представителями всех основных религий Земли.

Нужно принять мировые антитеррористические законы, которые запрещали бы любую помощь террористам, их финансирование, снабжение их оружием, их обучение, предоставление им убежища, их лечения и так далее. Пока в Турции, Саудовской Аравии, Иордании каждый день покупают нефть «Исламского государства» на несколько миллионов долларов, оно живо и здорово. Все обнаруженные счета террористов в банках всех стран мира должны быть найдены и прикрыты. На страны, оказывающие поддержку террористам, должно быть оказано международное давление.

На таком же всемирном уровне в средствах массовой информации должна быть запрещена пропаганда терроризма как способа достижения любых, даже очень важных целей, – как и фашизма, и расизма, и прочих человеконенавистнических «-измов».

Ну и наконец самое-самое главное. За последние 40000 лет человек как биологический вид нисколько не изменился. Во все времена на любом континенте любой человек любой расы, любой религии и так далее берет в руки дубину, копье, нож, автомат исключительно потому, что его до такого состояния успешно довели. Государство скверное, власти только о себе думают, везде коррупция, справедливого суда нет, с работой плохо, платят мало, дать детям хорошее образование трудно, и вообще нас за людей не считают!.. Если власть не берется за ум, то делать нечего – только браться за оружие! А уж под каким флагом – не так уж и важно, под зеленым, красным, черным, да хоть серо-буро-малиновым в клеточку…

Почти полвека самым суровым террором ирландцы доказывали англичанам, что они тоже люди – и ведь доказали же в конце концов. Бывший профессиональный террорист Ясир Арафат получил Нобелевскую премию мира – после того как Израиль поумнел. В 1918 году в России резали головы похлеще, чем нынешние игиловцы. А чего хотели-то? Да известно чего: мира – народам, землю – крестьянам, заводы – рабочим…

Терроризм – это всего лишь дикая, жуткая, неправильная, отчаянная, нечеловеческая форма борьбы за то, что серьезно волнует человека, за такую жизнь, которую он считает справедливой и достойной. Поэтому на самом деле победить терроризм можно, только если хоть немного улучшить жизнь, то есть сделать ее более достойной и справедливой.

Михаил КУПЕРИН

Обзор зарубежных публикаций

Отправить ответ

2 Комментариев к "Терроризм: или мы его, или он нас"

Уведомлять меня
avatar
2000
Отображать сначала:   новые | старые | популярные
Anna Voskresenskaya
Гость

Отличная статья! Автору браво!!!

Эмир
Гость

Это точно

wpDiscuz