В ЮКО почти исчез краснокнижный туркестанский усач

1
437

Сотрудники природоохранного некоммерческого фонда «ЭКО «Око» бьют тревогу: туркестанский усач, занесенный в Красную книгу Казахстана, на грани исчезновения. И виной всему, как считают специалисты фонда, необдуманные действия, зачастую подкрепленные жаждой наживы и желанием потуже набить свои кошельки.

Прежде чем отправиться на поиски туркестанского усача, предлагаю заглянуть в Красную книгу Казахстана и познакомиться с этим видом ихтиофауны юга.
Итак, туркестанский усач.

Таксономическое* положение: тип – хордовые, класс – рыбы, отряд – карпообразные, семейство – карповые, род – усачи, автор – Kessler, 1872.
Особенности биологии: усач туркестанский – типично пресноводная живая рыба, не совершающая далеких миграций, преимущественно золотисто окрашенная. Длина тела – до 70 см, масса тела – до 5,3 кг, возраст – до 10 лет. Созревает, как правило, в 4-6 лет при длине тела не менее 20 см. Икрометание единовременное, с конца апреля по июль, при температуре воды 16-23, обычно в реках на течении, но нередко и в водохранилищах на песчанокаменистом грунте. Питается преимущественно растениями, поедает личинок хирономид и стрекоз, ручейников, моллюсков, мизид, креветок, а также мелких рыб.

Численность: быстро сокращается, особенно в казахстанской части ареала.

А теперь поедем вслед за сотрудниками фонда «Эко «Око» и попробуем увидеть туркестанского усача собственными глазами. Если, конечно, получится.

А БЫЛ ЛИ?..

Буквально на днях фонд провел небольшую экспедицию и промониторил состояние ихтиофауны рек в рамках проекта возрождения популяции туркестанского усача. Маршрут: от впадения реки Боралдай в реку Арысь и далее вверх по Боралдаю до его слияния с Кошкаратой. Что удалось выяснить за два дня экспедиции, нам рассказал руководитель фонда «Эко «Око» Константин Подушкин.

«Туркестанский усач – единственная рыба, занесенная в Красную книгу из реально существующих. Остальные полумифические, такие как, например, аральские осетры, их просто уже лет 20 никто не видел. А вот усач жив. Пока еще жив! Дело в том, что за последние лет семь приложена масса усилий для того, чтобы уничтожить его популяцию полностью, – с сожалением отмечает Константин Подушкин. – Если это произойдет, будет очень обидно. Ведь название «туркестанский» ему дал зоолог Кесслер в честь региона, в котором его и обнаружили. И этот вид можно назвать символом нашего региона. Причем отмечу, что усач прекрасно себя чувствует и размножается в соседнем Узбекистане, тогда как у нас его практически уничтожили!»

В результате двухдневной экспедиции сотрудники фонда «проныряли» под водой весь маршрут от слияния Боралдая с Арысью и до слияния с Кошкаратой. Как это ни прискорбно, но увидеть довелось всего несколько неполовозрелых особей, а вот маточного поголовья нет.

Константин Подушкин называет две основные причины, которые влияют на столь безрадостный исход жизни этой рыбы. И, пожалуй, главная из них – это недропользование.

«Так совпало по срокам, что массово и катастрофически стало уменьшаться поголовье лет семь назад. Именно тогда началась масштабная стройка автобана «Западная Европа – Западный Китай» и появилась потребность в большом количестве гравия, в связи с чем и было разрешено строительство карьеров в руслах рек Бадам (там пять-шесть промышленных карьеров находится) и Боралдай, – продолжает рассказывать Константин. – Мы только вчера были на Боралдайском карьере и наблюдали такую картину: примерно на протяжении километра река полностью перерыта. И мало того что при добыче гравия не соблюдается природоохранная зона, так они еще и черпают его прямо из русла, хотя можно брать рядом на берегу. Но там его дольше промывать. В последнее время темпы, правда, несколько снизились в связи с окончанием строительства».

И вот что получается: от слияния Боралдая с Арысью и до карьера рыба есть, а вот после карьера и до самых предгорий, там где соединяются Кошкарата с Боралдаем, усача уже практически нет. Специалисты фонда объясняют это тем, что он не может пройти на нерест, вследствие чего наблюдается резкое снижение поголовья в этих местах.

Вторая причина, по мнению Константина Подушкина, – это браконьерство.

«Потери особенно велики, когда рыбу бьют током, – продолжает природозащитник. – Мы многие годы занимаемся подводной охотой. И под водой можно все хорошо проследить. На дне реки после токолова остаются мертвые мальки. Крупную рыбу браконьеры выбирают, а вот то, что после такой «охоты» погибает молодняк, их мало волнует. А раз нет малька, значит, и рыбы становится меньше. А рыба, сумевшая выжить после удара током, становится инвалидом. Рыбаки наверняка встречали в наших реках рыбу, у которой атрофирована хвостовая часть. Это как раз и есть последствия от удара током. Такая рыба уже не может давать потомство, она просто доживает свой век».

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Вечный вопрос. Вообще странно получается. Сначала мы, я имею в виду людей, беспощадно уничтожаем все то, что нам подарила природа, а дойдя до крайней черты этой бурной «хозяйственной» деятельности, начинаем бить в набат: мол, «все пропало, все пропало!». Но самое интересное в этом еще и то, что дальше криков дело не идет.

Из разговора с представителями государственного природоохранного ведомства я поняла, что не все сотрудники знают о том, что в этих местах водится усач. Странно, не правда ли?

Позже представитель ведомства объяснил, что он занимается продвижением местного туризма и не располагает такими знаниями. «Это лесники могут вам все рассказать!» – сказал природоохранник.

Ну что тут скажешь, если даже представитель национального парка не владеет темой. А как, собственно, туристов-то привлекать собрались? Что показывать? О чем рассказывать?

Все начинается, как известно, с малого. Хотя бы с установки мусорных баков на вверенной территории. Если уж привлекать туристов, то, наверное, не мусорными кучами.

А за мусор отдельная «благодарность» самим туристам, которые, воспользовавшись гостеприимством природы, оставляют после себя завалы, засоряя экосистему.
Но вернемся к нашим усачам.

«Единственная надежда на возрождение усача – это разведение в искусственной среде, – считает Подушкин. – Наш фонд уже провел переговоры с некоторыми рыбными хозяйствами, и они готовы взяться за это. Уже через два с половиной года можно будет выпустить порядка трехсот тысяч мальков в естественную среду обитания – в реки Бугунь, Келес и Боралдай. Но необходимо финансирование. Конечно, в этой программе могли бы принять участие те, кто непосредственно владеет большей частью территорий, о которых идет речь. Это Сырдарья-Туркестанский национальный государственный парк, но пока желания особого не заметно. Впрочем, энтузиазма тоже. Хотя мы предлагали».

Мы – поколение потребителей, не созидателей! О том, что означает слово «созидание», уже давно забыли и продолжаем жить под старым лозунгом «Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у нее – наша задача». И берем, берем, берем, ничего не отдавая взамен. Только охаем и ахаем…. Потом… Когда уже все взяли. А уместнее в этом случае сказать – отобрали!

Какая участь ждет туркестанского усача? Остается надеется, что фонд «Эко «Око» доведет начатое дело до конца, а государство поддержит и поможет сберечь эту краснокнижную рыбину для следующих поколений. Или… после нас хоть потоп?..

Татьяна БУРДЕЛЬ


*Таксон (лат. taxon, от др.-греч. τάξις «порядок, устройство, организация») – группа в классификации, состоящая из дискретных объектов, объединяемых на основании общих свойств и признаков. Классификационные системы, использующие понятие «таксон», обычно носят иерархический характер; применяются они в языкознании, библиографии и других науках, но прежде всего в биологии, а именно – в биологической систематике.

Обзор зарубежных публикаций

Отправить ответ

1 Комментарий к "В ЮКО почти исчез краснокнижный туркестанский усач"

Уведомлять меня
avatar
2000
Отображать сначала:   новые | старые | популярные
Пила Дос))
Гость

Ровно за 25 лет Независимости засрали всю природу, погубили всю практически рыбу, развели крыс, спилили больше половины деревьев)) Алга Казахстан — так держать!!))

wpDiscuz