Вам когда-нибудь попадалось выражение «испанский стыд», слышали такое? Ну, стыд – это понятно. Но при чем тут этническая окраска? Не могла понять, о чем это. Сначала просто раздражало. Стоило спросить у знакомых девушек, как те сразу понимающе закивали: «Испанский стыд – это когда тебе стыдно за другого». Ах, вот оно что… Уже и это облекли в термин.. Отстаю от жизни.

Когда-то так же долго не могла понять смысла выражения «Жесть!» Ну никак не ожидала, что листовая сталь трансформируется в… сильную оценочную эмоцию. «Я сегодня на работу с пересадкой на трех автобусах добиралась…», в ответ комментарий: «Жесть!» «А эти кроссовки я купила за двести баксов» – «Жесть!»…
Так как же испанцы «примкнули» к «своему» стыду? Оказалось, дело просто в написании термина, то есть сами испанцы тут не при чем. Просто они первыми дали ему отдельное название на своем языке – «Spanish shame».

Стыдно за других. Было такое? Было, конечно. Ну, вспомните. Когда при вас из уст коллеги, возможно, даже вашего непосредственного шефа льется подхалимаж в адрес, скажем, ого-го какого руководства. «Только под вашим руководством…», «Вы это гениально предвидели…», «Наш коллектив, гениально управляемый вами», «На небе не может быть двух солнц…» и так далее. Слышать такое и стыдно, и неловко. «Эк, как его прохватило!» – только и приходит на ум.

Одно утешение – вершины такого подхалимажа все-таки не каждому покорятся. Хрестоматийным в этом смысле является диалог из пьесы Евгения Шварца «Голый Король»: «Министр: – Ваше величество! Вы знаете, что я старик честный, старик прямой. Я прямо говорю правду в глаза, даже если она неприятна. Я ведь стоял тут все время, видел, как вы, откровенно говоря, просыпаетесь, слышал, как вы, грубо говоря, смеетесь, и так далее. Позвольте вам сказать прямо, ваше величество…
Король: Говори. Ты знаешь, что я на тебя никогда не сержусь.
Первый министр: Позвольте мне сказать вам прямо, грубо, по-стариковски: вы великий человек, государь!
Король (он очень доволен): Ну-ну. Зачем, зачем.
Первый министр: Нет, ваше величество, нет. Мне себя не перебороть. Я еще раз повторю – простите мне мою разнузданность – вы великан! Светило!
Король: Ах какой ты! Ах, ах!»

А еще бывает стыдно, когда ты видишь, что кто-то пусть и очень пожилой человек (но не настолько же!) из года в год «примазывается» к ветеранам войны, и, понавесив на себя купленных медалей, уже сам забыл, что он не ветеран… Или женщина пытается объяснить кондуктору в автобусе, что у нее есть права на бесплатный проезд. А ты знаешь, что этих прав у нее нет. Просто в силу ее относительно молодого возраста и вполне цветущего вида. Стыдно за уличенного в воровстве человека, потому что всегда «примеряешь» эту ситуацию на себя. Вспоминаешь детство. Согласитесь, мало у кого этот нежный возраст обошелся без случаев клептомании, за которые казнишь себя всю жизнь. Стыдно, когда при тебе чаще незаслуженно, причем грубо отчитывают человека, младшего по чину, обслуживающий персонал…

А сколько раз нам было стыдно за киношных героев, за их «косяки» по сюжету… Помните героиню Веры Алентовой в фильме «Москва слезам не верит». Как нам, самим-то не знакомым с тонкостями рыбного этикета, неловко слышать ее истеричное: «Я рыбу не ем! У меня на нее аллергия!»

Часто бывает стыдно за участников различных шоу талантов, некоторые из которых бесталанно поют и танцуют. Неужели они сами не видят, что безнадежно бездарны?
А вспомните раздачу бесплатных яиц возле универмага… Многим неловко видеть земляков, кидающихся, словно из голодного края на «халявные» плов и другую еду. Смотришь и недоумеваешь: что же ты пихаешь все в пакеты, ты что – плова не видел?!

Однажды и я повелась на замануху: «Купи такую-то хрень и по розыгрышу купонов получишь…» Купила, пришла в назначенный день и время к торговому центру. Народу… видимо-невидимо. Все толпятся, возбужденные, жаждут получить что-то из бытовой техники и посуды. Вот-вот начнется давка. Ну прямо не Шымкент, а маленькая Ходынка. Мне стало стыдно – уже за себя. Чего ты приперлась, Фарида? Ладно у них этого нет, но у тебя-то… С тех пор (уж лет пятнадцать) я на такие акции ни ногой. Чтоб кому-то не стало стыдно за меня.
К чему мы подняли эту тему? К тому, чтобы те, кто не знал, понимали значение термина «испанский стыд».

Чувство стыда – не врожденное чувство. Эти внутренние запреты и установки (не делай так – это стыдно) мы приобретаем примерно с 3-7 лет. Это наша реакция на порицания окружающих. И если вы до сих пор сохранили это чувство и время от времени испытываете его по отношению к кому-либо или к какой-то ситуации, то вы – тонкой душевной организации человек. Вы – сопереживающий и склонны брать на себя ответственность за поступки других, более того – вы можете как-то повлиять на ситуацию. Дорожите этим. Это точно не каждому дано.

Фарида Шарафутдинова