Октябрь прямо-таки переполнен всякими профессиональными и социальными праздниками. Среди них есть такие, под которые идеально попадает и героиня этой статьи – Рахима Досалиевна Мамбеталиева. 1 октября страна отмечала День пожилых людей, 7-го – День учителя, а весь месяц вообще проходит под знаком поддержки людей с ограниченными возможностями.

Рахима Досалиевна несомненно педагог с большой буквы, «Отличник образования РК», обладатель престижной медали Ыбрая Алтынсарина. Но, кроме того, она еще и социальный педагог, долгое время проработавшая в интернате для слепых и слабовидящих детей «Умит», которому – тоже праздник! – в октябре исполнится 25 лет. Что же касается Дня пожилых людей… В череде поздравлений его можно отодвинуть на последнее место. Да, Рахима Досалиевна уже достигла «возраста мудрости» – в прошлом году ей исполнилось 70 лет, но по силе и бодрости духа, по накалу жизненной энергии она еще догонит и перегонит многих из нас.

Роль личности в истории жизни

Рахима Мамбеталиева, уроженка ныне Казыгуртского района, родилась в семье сельских интеллигентов. «Мой отец-фронтовик воевал в отряде легендарного Бауыржана Момыш-улы, а после войны был назначен директором школы имени Ленина в селе имени Ленина в Ленинском тогда районе нашей области, – не без юмора вспоминает Рахима Досалиевна. – В школе было всего четыре класса – два русских, два казахских – я же училась в казахском классе. Больше всех из учителей мне запомнилась наша учительница по русскому языку и литературе Юлия Ивановна Прокопюк. И запомнилась не только мне. На ее уроки никто никогда не опаздывал, в классе царила тишина, она приучила нас любить поэзию, читала стихи так, что весь класс сидел не шелохнувшись. Она и пела прекрасно, а правописание наше доводила до каллиграфического мастерства – я и теперь горжусь своим почерком. В общем, как я сейчас понимаю, именно ей я обязана тем, что с детства захотела стать учителем и больше никем другим. После школы в педагогический институт я не поступила, какое-то время поработала по комсомольской линии заведующей сектором учета в Ленгере.

Позже, уже по семейным обстоятельствам, я переехала в Чимкент, где тоже продолжала комсомольскую карьеру – меня тогда избрали освобожденным секретарем комсомольской организации в средней школе №7 имени Спатаева. Может, было и неплохо верховодить коллективом в 500 человек, к тому же, хоть и не прямо, а косвенно я была причастна к школьной жизни, но мне этого было мало – мечта стать учителем меня не оставляла. И, наконец, сбылось! Я поступила в Казахский Государственный университет на филологический факультет «Казахский язык и литература». Это было заочное обучение (я была уже замужем), но к учебе относилась увлеченно и всерьез – моя фотография висела на стенде среди лучших студентов университета».

Рахима Мамбеталиева долго шла к своей мечте. В университет попала не сразу после школьной скамьи, поэтому и вышла оттуда, будучи уже вполне зрелой женщиной. Наверное, судьба учла это запоздавшее попадание в профессию, не стала испытывать на «рядовом» учительстве, а сразу же предложила ей ответственную педагогическую должность. Глашатаем судьбы тогда выступил директор средней школы № 25 имени Аркадия Гайдара Кахар Апатанов – ему был нужен заместитель директора по учебной работе, в общем, завуч. Но и в этом качестве ей долго работать не пришлось. Наступили реформаторские перестроечные времена «гласности и демократизации», когда первых руководителей любого коллектива стали выбирать «трудящиеся массы».

Директор Кахар Апатанович был приглашен с повышением в областной отдел народного образования, а на должность директора на общем собрании единогласно выбрали Рахиму. «Честно говорю, я этого не хотела, – признается Рахима Досалиевна. – Брать на себя такую ответственность было страшновато. Да и зачем взваливать на себя такой груз, и так хватает семейных забот. Все-таки меня уговорили «вышестоящие органы»: мало ли, что ты не хочешь, тебя коллектив утвердил – иди, работай». Верная принципам «демократического централизма», Рахима выполнила волю партии и народа. И, как стало ясно впоследствии, выполнила ее достойно.

Как Рахима переименовала школу

Опыт комсомольской работы не пропал зря. Только вместо полутысячного отряда старшеклассников в ее поле деятельности попали 2000 учеников, за которых Рахима Мамбеталиева – как директор – отвечала головой и репутацией. Витающий в то время в атмосфере общества «ветер перемен» навеял глобальную идею – дать вверенной ей школе имя Турара Рыскулова. Тогда много чего переименовывалось, ономастическая комиссия работала на полную мощность. Но не всегда эта «перелицовка», по мнению Рахимы, была оправдана исторической значимостью. То ли дело, Турар Рыскулов – крупный государственный деятель, полпред Коминтерна в Монголии, председатель ЦИКа и Мусульманского бюро Туркестанского края… Отстаивая идею единства тюркских народов, резко высказываясь по поводу голода в Казахстане в 32–33 годах, он поплатился жизнью, в 1938 году был расстрелян… В общем, назвать именем этого славного сына казахского народа свою школу – стало для директора делом чести. Было много препятствий. Говорили, чем, мол, вам не угодил Аркадий Гайдар? Рахима, со свойственной ей последовательностью в достижении цели, спокойно отбивалась от всех вопросов: «У нас уже есть детская библиотека его имени, а школы нет», и так далее…

Все-таки, Рахима Досалиевна своего добилась, хотя, может еще и потому, что к тому времени уже была избрана в городской Совет народных депутатов, имела определенный общественный вес и авторитет. К тому же, с началом перестройки начала приоткрываться завеса исторической правды о фактах массовых репрессий начала 30-х годов прошлого века, воскресали из небытия имена мнимых «врагов народа» с их трагическими судьбами… Так, Рахима Мамбеталиева осуществила еще одну свою мечту.

Говорят же в народе, «как корабль назовешь – так он и поплывет». Под знаменем Турара Рыскулова, пламенного казахского патриота, школа «поплыла» в будущее в русле национальной «народной педагогики». Если определить ее кратко, то главный акцент был сделан на то, чтобы воспитывать школьников в духе народных традиций – на то время полузабытых, а то и вовсе вытравленных государственной идеологией. Так, при школе был создан «хор бабушек» из родительского числа, появился кружок по воспитанию девочек – будущих невест, впервые в городе был широко, и, главное, «правильно» отпразднован весенний Наурыз. Из каких тайников памяти черпала Рахима Досалиевна вековые «обрядовые» правила жизни? По ее глубокому убеждению, если не знать своих корней, не исповедовать заветы предков – не будет счастья ни в настоящем, ни в будущем.

Педагог социального значения

Быть директором школы хорошо, а быть главным специалистом районного отдела народного образования – еще лучше! Так считала Рахима Мамбеталиева – это была ступенька вверх по карьерной лестнице. Но, тогда никто и не предполагал, что период перемен перей-дет в эпоху разрушения. С середины 90-х годов над образованием, впрочем, как и над всеми другими сферами жизнедеятельности, повисло грозное слово «оптимизация». Отделы образования вообще слили в один котел вместе со спортом, культурой и здравоохранением. Все отрасли болели отсутствием государственного финансирования. Какое-то время Рахима еще держалась на плаву – ей предложили быть заведующей методическим кабинетом в гороно – но не успела она даже разложить методическую литературу, как кабинет закрыли. На этом перепутье ее и застало спасительное приглашение Бигайши Нургазиновой, директора интерната для слабовидящих детей – на должность первого заместителя по учебной работе.

Об этом периоде своей педагогической работы Рахима рассказывает с особой теплотой: «В этом интернате мне пришлось впервые столкнуться с детским несчастьем. Первое время у меня постоянно щемило сердце и болели глаза. Буквально болели – такая, наверное, у меня была сопереживательная реакция на этих деток, которые даже двигаются на ощупь, а все-таки тянутся к знаниям и умениям. Они такие же, как все – нет, даже лучше! Несмотря на то, что мир они познают только через осязание и слух, им неведомы чувства зависти, жадности, злобы, самодовольства. К ним надо было применять особую педагогику, которая заключается в том, чтобы развивать те сферы чувств, которые им физиологически доступны. Главная сложность была в том, что для слепых катастрофически не хватало учебников, специальной литературы.

«Читать» эти дети могут только по точечной методике Брайля, через «подушечки» пальцев, а таких книжек на казахском языке вообще не существовало. Вот и пришлось мне переводить, допустим, сказки с русского языка на казахский, а затем, с казахского на «язык» Брайля. А как этим детям преподавать географию? Мы сделали своими руками рельефную географическую карту Казахстана, на которой можно было «нащупать» горы и возвышенности, моря и реки, низменности и пустыни… Зато и удовлетворение от своего труда мы получали колоссальное – эти дети так щедры на благодарность».

Рахима Досалиевна сразу же завоевала уважение коллег по работе. Ее компетентность во всех вопросах педагогики не вызывала сомнений, но были у нее и такие качества характера, как абсолютная нетерпимость к злословию, готовность помочь советом и делом, умение, если потребуется, взять ответственность на себя. Был такой случай. Одному из воспитанников интерната требовалась срочная глазная операция, когда промедление грозило серьезными последствиями для здоровья и даже жизни. По всем правилам для такой операции необходимо письменное согласие родственников, но бабушку, определившую внука в интернат, никак не могли найти. Тогда Рахима Досалиевна приняла непростое решение: будь что будет, поставлю свою «разрешительную» подпись, лишь бы ребенку помочь. Операция прошла успешно…

Рахима Досалиевна Мамбеталиева отдала делу образования более 40 лет жизни. Сейчас ее педагогические познания направлены на воспитание внуков. Но это не значит, что она совсем отрешилась от общественных интересов. Напротив, у нее появилось время для передачи своего многолетнего опыта. Она по-прежнему в тесном контакте и с интернатом, и со «своей» школой Рыскулова, и со школой Спатаева, где она когда-то делала свои первые трудовые шаги. Но вот что интересно, у нас в городе острый дефицит на истинных знатоков народной культуры, прикладного творчества, обрядов и традиций. А таких специалистов, как Рахима Мамбеталиева, знающих мельчайшие тонкости обрядового «протокола», историю и происхождение традиций – вообще почти нет. Недаром ее знают, ценят и уважают не только в Шымкенте – в своем гостеприимном доме она принимала Шамши Калдаякова и Мухтара Шаханова. Пусть она несет нам свет своих знаний и доброты еще много-много лет!

Елена Летягина