Продажа детейСчитается, что отказ от собственного малыша требует огромных душевных сил, по каким бы причинам это ни происходило. А передача живого человечка от родной матери к приемной – затратный, долгий и мучительный процесс для обеих. Это часы работы представителей опеки и попечительства. Это психологи. Полицейские… Ведь ребенок – не вещь. Его нельзя просто так продать, подарить, обменять. Но это так кажется… В реале все может быть по-другому: «копейки» госпошлины за нотариальное заявление – и твой ребенок становится чужим…

… В 2008 году Гулидахан и Миролим сыграли пышную свадьбу. Все было «как у людей» – свадьба пела и плясала. Потом выбрали время и сходили в загс, о чем и свидетельствует запись в книге регистрации актов гражданского состояния от 13 февраля 2009 года. Жилось в новой семье молодой снохе неплохо, хоть и приходилось работать целыми днями по хозяйству. Но другой доли для себя сельская узбекская девушка и не представляла. А в сентябре у Гулидахан родилась девочка. Практически сразу хорошенькая малышка Райхона стала любимицей в семье. Свекровь души не чаяла в крошке, сама еще молодая женщина, она с удовольствием нянчила и баловала внучку.
Почти через полтора года после рождения первенца сноха подарила семье еще одну девочку – Севинч.
«После рождения второй дочки моего мужа как подменили. Часто между нами стали происходить скандалы буквально на пустом месте. Муж стал бить меня без всякой причины. Но я не жаловалась родителям и в полицию, так как считала, что это временные трудности, которые надо просто пережить. А связи с другими женщинами, которые он и не скрывал, считала просто увлечениями…» – из заявления Гулидахан Альметовой.

Летом 2011 года свекровь решила сделать подарок своей первой внучке. Гулидахан рассказывает, что «мама» предложила оформить на девочку бутик в торговом центре. Но для этого необходимо написать на нее (свекровь) доверенность. Гулидахан с мужем и свекровью отправились к нотариусу. Уже в процессе подписания документа снохе сказали, что документ будет действовать как разрешительный на провоз дочери в Узбекистан – отец семейства часто ездил к родственникам погостить. Так что теперь можно и Райхону брать с собой беспрепятственно. В то время в семье царило затишье и ничего не предвещало конфликта, поэтому Гулидахан подписала документ, не читая и не зная, что на самом деле подписывает отказ от ребенка и согласие на его удочерение. Тем более что свою подпись поставил и ее супруг, предательства которого она и допустить не смела…
Но подпись на заявлении оказалась роковой в ее жизни. Сейчас Гулидахан с ужасом вспоминает события, последовавшие за посещением нотариуса. Жизнь молодой женщины превратилась в ад. Ругань, побои, оскорбления стали практически ежедневными. И зимой сноха с младшей дочерью была отправлена к своим родителям с формулировкой: «Нам такая не нужна!»
И началась беготня Гулидахан из дома в дом с просьбой отдать ей старшую дочь. Женщину гнали от супружеского дома как собаку – нет здесь твоего ребенка. Чуть позже Гулидахан убедилась в правдивости этих слов, она действительно перестала считаться матерью двухлетней Райхоны…
…Так решил суд, который прошел в ноябре 2011 года, в то время, когда ничего не подозревавшая Гулидахан еще жила в доме мужа. Свекрови часто не бывало дома, а сноха и не представляла, что за ее спиной переоформляются документы на ребенка. Уже 10 ноября от имени Республики Казахстан судья Сайрамского районного суда Южно-Казахстанской области Н. Шатенов вынес решение в пользу свекрови Гулидахан. С этого дня она стала официальной матерью собственной внучки. На судебном заседании присутствовали представитель органа опеки Сайрамского РОО, представитель управления юстиции того же района и помощник районного прокурора. Все присутствующие высказались за то, чтобы бабушка девочки официально стала ее мамой.

«…Учитывая, что удочерение не противоречит интересам несовершеннолетней, решено удовлетворить иск… не согласные с решением суда имеют право обжаловать его в течение 15 суток…» – из решения суда.
Говорить, что маму девочки не поставили в известность о заседании суда и не вручили ей его решение, даже не стоит. О том, что она лишилась своего старшего ребенка, Гулидахан узнала только весной 2012 года…
Знающие национальный быт в селах люди утверждают, что такие события, когда семья супруга не отдает ребенка, особенно первенца, снохе, происходят сплошь и рядом. Женщины предпочитают не обращаться ни в органы опеки, ни в полицию, чтобы избежать слухов и кривотолков. Они годами украдкой видятся с детьми на улице, в школе, случайно в гостях…
Но Гулидахан не стала сидеть дома и лить слезы. Вопреки обычаю женщина обратилась к юристам общественного объединения «Жандаусы». Специалисты взялись помогать женщине, отметив при этом, что Гулидахан – одна из «первых ласточек», не побоявшаяся пересудов и угроз.

Руководитель ОО юрист Хамзахан Абдурасулов сразу же нашел в деле массу нестыковок.
«Мы начали с нотариуса, – рассказал юрист. – Каким образом нотариус мог удостоверить подпись человека, у которого недействительно удостоверение личности? Гулидахан официально оформила отношения с мужем в 2009 году и по свидетельству о браке взяла фамилию супруга. И в свидетельстве о рождении дочери в графе мать ее записали с новой фамилией. Но документ Гулидахан еще не поменяла. Нотариус не имел права удостоверять личность человека с недействительным документом. А разве имела право Гулидахан Альметова отказаться от ребенка, матерью которого по документам является Гулидахан Мирсалимова? Нотариус, видимо, посчитал, что имеет… И это еще не все. Гулидахан не владеет казахским языком, а значит, согласно п. 13 приказа Министерства юстиции РК «Об утверждении правил совершения нотариальных действий нотариусами», если лицо не владеет языком, на котором ведется нотариальное производство, текст нотариально удостоверяемого или свидетельствуемого документа переводится нотариусом, владеющим этим языком, либо переводчиком, о чем на документе делается отметка. Этого сделано не было».

И суд принял во внимание заявление, по которому Альметова отказывается от прав и обязанностей Мирсалимовой и даже не поинтересовался у женщины мотивами отказа. Органы опеки района оказались супертактичными и не побеспокоили маму-отказницу вопросами о причинах? Видимо, тоже в интересах ребенка. А может, в это время Гулидахан нуждалась в помощи и поддержке? Об этом никто и не подумал.
«Если бы суд привлек Гулидахан как мать к участию в деле, – поясняет юрист, – то, исходя из приоритета прав родителей, учел бы тот момент, что любой из родителей может до вынесения решения отозвать данное им ранее согласие на удочерение. Причем независимо от мотивов, побудивших его (родителя) сделать это. В ноябре 2011 года еще действовала статья 83 Закона «О браке и семье». И суд обязан был привлечь к участию в процессе родителей малышки, потому что этого требует пункт 7 нормативного постановления Верховного суда РК.
Сегодня ОО «Жандаусы» готовит документы для передачи дела о признании удочерения Райхоны Мирполатовой недействительным в ювенальный суд. Юрист Хамзахан Абдурасулов очень надеется, что судьи будут объективными и справедливыми. И в конце концов вернут дочь родной матери. И что госпошлина в семьсот тенге, взятая нотариусом за заявление о передаче ребенка, не является «ценой» детской жизни.

СПРАВКА РАБАТа
Кодекс РК «О браке (супружестве) и семье»
Статья 103.
Признание усыновления недействительным
1. Усыновление признается недействительным в случаях:
1) принятия решения суда об усыновлении на основе подложных документов;
2) совершения усыновления без согласия лиц, указанных в статье 93 настоящего Кодекса;
3) усыновления лицом, состоящим в браке, без письменного согласия другого супруга;
нарушение положений, предусмотренных пунктом 2 статьи 91 настоящего Кодекса.
Статья 104. Лица, имеющие право требовать признания усыновления недействительным
Требование о признании усыновления недействительным вправе предъявить родители усыновленного, супруг усыновителя, лица, права которых нарушены усыновлением, прокурор, орган, осуществляющий функции по опеке и попечительству.

Елена БОЯРШИНОВА