Ну вот, уже и 8 марта позади, и, вроде уже «не в тему» женщин славословить… Но женщина, о которой сейчас пойдет речь, не нуждается в специальной привязке к какой-нибудь календарной дате. Она сама была знаковой фигурой своего времени – ее имя не сходило с газетных страниц вне всякого праздничного повода. Достаточно сказать, что в 1998 году, по результатам общественного опроса, телеканал «Отырар» признал Насиму Слямовну Нурмадиеву «Человеком года» в номинации «Человек, который защищает народ»!

«НАРОДНОЕ» ЗВАНИЕ ПО ЗАСЛУГАМ
Получить звание «народного защитника» в те жуткие времена – было делом невообразимым. Тогда народу было не до сантиментов: пустые прилавки, космические взлеты цен на все и вся… Народ обозленно и неутомимо «костерил» на все лады чиновников всех мастей и рангов, ибо в них видел виновников всех житейских несчастий. А тут вдруг такое признание! Но, может, Насима Нурмадиева не имела отношения к чиновничьей касте? Может, она была, как Мать Тереза, далека от властных структур и занималась исключительно чистой благотворительностью, допустим, безвозмездной раздачей хлеба голодным? Отнюдь нет. Свое народное признание она заслужила на посту «председателя Комитета РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренции по ЮКО», то есть, сидела на чиновном месте и занимала не «слабую» должность в кабинетной иерархии. Да и вообще, в те времена всеобщего скептицизма, разве можно было убедить народ, что кто-то и как-то может сдерживать непомерные аппетиты новоиспеченных монополистов? «Да они там все заодно, одним миром мазаны, рука руку моет», – примерно в таком настрое пребывал «простой народ», сидящий без света, газа и тепла, но получающий регулярно коммунальные «повестки» с ошеломляющими суммами.

Но факты – вещь упрямая. Антимонопольный Комитет – так будем называть его для краткости – за несколько лет своего существования стал настоящей головной болью для «акул» нарождающегося рынка. При утверждении тарифов на коммунальные услуги Насима Нурмадиева боролась с какой-то неистовой самоотверженностью за каждую сомнительную цифру. Вступала в битву без оглядки, как за саму себя. Вот только один статистический пример из числа победных. Только за семь месяцев 1999 года Комитет урезал предоставленные монополистами расчеты тарифов на 1 млрд. 218 миллионов тенге. Впечатляет? С кем только не приходилось тогда воевать… И не только с коммунальщиками, так называемыми естественными монополистами.

Однажды дело даже дошло до высшей степени дерзости: Комитет направил представление-претензию самой областной прокуратуре! «Ну ты, мать, совсем страх потеряла», – говорили тогда Насиме Нурмадиевой и друзья, и враги. Но что ей были эти увещевания, если она видела «налицо» явное нарушение законов и человеческой справедливости!? И, конечно, как следствие – нажила себе многочисленных и могущественных врагов. Да, было дело, ее и уговаривали, и предлагали сделку, и переходили к прямым угрозам… В конце концов, ее просто «ушли», правда, весьма деликатным путем – предложили работу в Астане, присовокупив обещание квартиры. Насима Слямовна, по чистоте души, даже не поняла тогда, что ее просто убрали «с глаз долой». Чтобы не раздражала, не «учила жить», в общем, не мешала спокойному и комфортному течению жизни…

ВАЯТЕЛЬНИЦА СОБСТВЕННОЙ СУДЬБЫ
Есть такая характеристика личности: «Человек, который сделал себя сам». Это определение в полной мере относится и к Насиме Нурмадиевой. Она добилась всего исключительно своими силами – без протекции, без материальных затрат, без родственных связей. Да и откуда было им взяться? Сама родом из небольшого села Семипалатинской области, для Юга, в общем-то, «чужачка». Первоначальное образование – Чимкентский политехникум – в общем-то, не сулило особого карьерного взлета. Первое трудоустройство на комбинате «Алтай золото», где проработала 10 лет – тоже не ахти какой стартовый скачок для успешного будущего… Но вот что обращает внимание: где бы Насима Нурмадиева не училась и не трудилась, какую бы область знаний не осваивала – она всегда все доводила до высшей качественной степени. И никогда не искала легких проторенных путей. Возьмем, к примеру, образование. На политехникуме Насима, конечно же, не остановилась. В 1982 году заочно окончила КазХТИ, причем весьма «не женский» факультет переработки нефти и газа, а в 1994-м получила высшее экономическое образование. Потом подоспело время, когда ей понадобилось знание юриспруденции – получила и диплом юриста. А поскольку жизнь заставила ее столкнуться с антимонопольным делом, она и туда окунулась с головой – защитила кандидатскую диссертацию на тему «Формирование антимонопольной политики, развитие конкуренции на примере Южно-Казахстанской области». И так во всем, по принципу – ничего не бросать на полпути и все доводить до совершенства.

Многим может показаться, что Насима Слямовна, вечно учащаяся и непосильно трудящаяся – это какой-то «вечный двигатель» в образе женщины, которая, как в известном фильме, «вся скукожится и чешет, чешет к себе на работу»… Легко ее представить и в облике эдакой «гром-бабы» с феминистским уклоном, для которой главное дело в жизни – сражаться с всесильными мужиками – монополисты они или нет. На самом же деле все категорически наоборот. Она изящна, миниатюрна, ухожена, остроумна, легка… и, думается, не раз мужчины, со свойственной им самонадеянностью, обманывались ее подчеркнутой женственностью. И зачастую «обламывались» о несгибаемую сталь ее бескомпромиссного характера…

ПОКОЙ ЕЙ ТОЛЬКО СНИТСЯ
Столичная эпопея продлилась недолго – через четыре года Насима Слямовна, не дождавшись жилплощади и не увидев перспектив, вернулась в Шымкент – в родной город и к любимой дочери. Конечно, о том, чтобы вернуться на прежнюю работу, и речи не было. Пришлось все начинать сначала, чего она, впрочем, никогда не боялась в силу стойкости и неугомонности своей натуры. Устроилась в обычную фирму, а некоторое время спустя выиграла республиканский тендер по поддержке и защите предпринимателей. Заметьте, опять занялась Защитой! В то время, в начале 2000-х, разговоры о государственной поддержке малого и среднего бизнеса были пустой декларацией, не подкрепленной реальным положением дел на местах. Непосильное налоговое бремя, бесчисленные немотивированные проверки и поборы, недобросовестная конкуренция… да мало ли еще с какими препонами тогда сталкивались начинающие бизнесмены… Насима Нурмадиева отстаивала их интересы с прежним напором, в любых инстанциях, основываясь на своих базовых принципах законности и справедливости.

Добавлю и еще один немаловажный штрих к ее портрету. Вообще-то, женщинам не очень свойственно заниматься политикой – они заняты более реальными и приземленными делами. Но Насима Слямовна, вопреки гендерным стереотипам, дважды баллотировалась в депутаты Мажилиса Республики Казахстан! Она шла в политику вполне сознательно, искренне веруя, что только женщина может остро и близко воспринимать нужды обездоленных и беззащитных – стариков, инвалидов, ветеранов войны и труда. И помогать им по мере сил, пропустив их боль через свое милосердное материнское сердце. Не важно, что в Мажилис Насима Нурмадиева так и не попала. Главное то, что она пыталась сделать наше «жизнеустройство» более разумным и справедливым.

УСТАНОВКА НА ДОБРО
Мне все-таки хотелось вычленить из характера Насимы Слямовны какую-нибудь личностную доминанту, основополагающую черту ее разносторонней натуры. Кто она в глубине души? Умная и жесткая воительница, сражающаяся за правое дело? Сердобольная и всепрощающая женщина и мать? Несостоявшийся политический деятель с государственным складом мышления? Но вот что я услышала от нее самой: «Хорошая или плохая – не мне судить. Одно могу сказать, фальши во мне нет и не было никогда. Могу смеяться, шутить, петь и танцевать – среди понимающих меня людей. Впрочем, тут же могу и поплакать. Если меня заденут за живое недруги – могу сразу поставить на место, а то и послать куда подальше… Ничего про себя не скрываю, никем не притворяюсь и ни на кого не держу зла. В общем, я такая как есть».

Действительно, Насима Слямовна – открытый, живой, «естественный» человек. Она прекрасно поет. Может спеть под Зыкину – широким русским распевом, а может, под Эдит Пиаф – на чистейшем французском, с натуральным прононсом. Казахские песни поет так, что поневоле заплачешь… Так искренне и самозабвенно может петь человек только с чистой и светлой душой – поверьте, я знаю, училась. Повзрослевшие внуки до недавних пор называли ее не иначе как «Сима» – ласково, доверительно, как друга, как Свою! А уж детей-то ни за что не обманешь! Они мигом «рассекают» ложь, притворство, напускную доброту и пустую душу…

Наш разговор состоялся накануне женского праздника. Повсюду шумели корпоративы. Ради интервью Насима Слямовна отменила было встречу со своими бывшими коллегами по работе. А тут звонок: «Насима, приезжай, мы без тебя не сядем»… О чем это говорит? А о том, что саму ее никто и никогда «не отменял», и Насима Нурмадиева – пусть сейчас и без «портфельной» должности – по-прежнему необходима людям!

Елена Летягина