15 ноября страна отмечает День национальной валюты — тенге. Люди старшего поколения, взращенные на принципах легкого презрения к деньгам, наверное, такому празднику просто изумятся.

Как можно вообще устраивать праздники «золотому тельцу», от которого так и разит стяжательством, мещанством, потребительством… в общем, категориями исключительно низменными и бездуховными? Недовольных нужно простить. Хотя бы, помятуя о том, что денег, в смысле капитала, у них отродясь не было. Сейчас по другому. Даже к известной пословице «Не в деньгах счастье» остроумно присовокупили…»а в их количестве»!

У нас все тайна, но ничто не секрет
Итак, 26 лет назад, 15 ноября 1993 года в обращение вышел казахстанский тенге (именно так, в мужском роде) — взамен упраздненного в Казахстане советского рубля. Извините за лирическое отступление, но я хорошо помню это время. Несмотря на то, что денежная реформа, по задумке правительства, должна бы нагрянуть совершенного внезапно — уже за несколько дней до этого город гудел слухами. И как следствие, в магазинах были сметены все более или менее кондиционные товары, особенно бытовая техника. Про соль и спички, правда, не помню — все-таки не к войне готовились… Особенно жутко выглядели ЦУМ и противоположный от него продовольственный гигант «Береке». Они стояли друг против друга как Сцилла и Харибда — огромные, мрачные, внутри зияющие пустыми оголенными прилавками… Каюсь, я тогда тоже, поддавшись массовому психозу, в неимоверной давке прикупила себе абсолютно ненужную электрокофеварку. Все были обуреваемы одним объединяющим порывом — сбыть куда-нибудь пребывающие в агонии рубли. Хоть куда и хоть на что…
Так что нельзя сказать, что граждане хоть как-то ликовали по поводу собственой валюты. Но это обывательская реакция на денежный катаклизм — правительство же исходило из высших государственных интересов. Казахстан в то время находился в сложной экономической ситуации и оставался в зависимости от внешних финансовых факторов. Надо было решительно обрезать пуповину и самостоятельно пускаться в свободное рыночное плавание.

Рождение в муках
Название новой национальной валюты подчерпнули из истории. Слово «тенге» сродни названию средневековых тюркских серебряных монет «денге» или «таньга», от которых, к слову, идет и происхождение слова «деньги», перешедшее в русский язык. Подготовку к вводу тенге решили провести в обстановке строжайшей секретности и осуществить его в самый кратчайший срок. К примеру, если англичане свой фунт изобретали шесть лет, то казахстанским художникам-дизайнерам нужно было уложиться в срок менее года. В результате творческая группа выдала на рассмотрение и утверждение несколько эскизов банкнот. В первом варианте превалировал казахский орнамент, во втором просматривалась схожесть с американским долларом, в третьем — с голландской валютой в авангардистской трактовке. В четвертом варианте были запечатлены образы выдающихся казахстанских деятелей — ученых, писателей, основателей казахской государственности. Именно он и был выбран и утвержден. Размер значения не имел — лишь был подходил под советские счетные аппараты. Так и появились на свет первые национальные деньги с изображениями Шокана Валиханова, Абая, ханов Аблая и Абылхайыра.

Национальная валюта Казахстана - тенге
Но одно дело, «зачать» идею, совсем другое — успешно произвести ее на свет. Опять-таки, из соображений секретности новую валюту решили печатать в Англии. К концу марта 1993 года весь заказ был выполнен фирмой «Харрисон и сыновья». Новоиспеченный тенге был великолепного качества и обладал высокой степенью защиты. Кстати, эта «печатная» английская компания хорошо «наварилась» на нашей валюте, и вдобавок получила мировую славу и особую награду — Золотой Знак Королевы Великобритании. Поэтому не случайно на почетном месте в офисе компании висит щит с изображением казахстанской валюты. А что касается казахстанских монет, то их решено было отчеканить в Германии. Но получилось так, что к нужному сроку — 15 ноября — разменную мелочь подготовить не успели. То есть, банкноты были готовы, а тиыны чеканить еще не начали. Тогда их решили, пока временно, отпечатать в бумажном варианте. Бумажная мелочь была малопригодна для обихода, она стремительно изнашивалась, ее постоянно допечатывали и возили в Казахстан самолетами. Так что лучше нам и не знать, как дорого обошелся стране этот мелочный пустяк…

И грянул гром
Тайная операция развивалась стремительно. Первые партии денег размещались в особых засекреченных подземных складах, куда их привезли в Казахстан за считанную неделю самолетами ИЛ-76. 18 раз летали в Лондон и обратно — по документам они везли оборудование для правительственной резиденции. Тайное стало явным лишь 12 ноября 1993 года, когда вышел Указ Президента РК «О введении национальной валюты Республики Казахстан», и уже через три дня новые дензнаки были выпущены в обращение. Всего за восемь дней деньги из подземных складов были доставлены во все банки страны. Никому до Казахстана и не снилось так быстро и технично перевести страну на новые денежные рельсы! Надо сказать, что первоначально планировался постепенный, двухэтапный переход к своим деньгам: сначала введение временных денег, а потом и постоянных. Остановились на радикальном решении — не тратить время на раскачку, а вводить официальную валюту сразу и бесповоротно!
Выбор курса тенге рождался в долгих спорах. Сделать ли курс твердым или «плавающим»? Привязать ли его к какой-нибудь определенной валюте или к корзине валют? Остановились на том, что он будет плавающим и частично конвертируемым. Итого: по самому первому курсу 4, 75 тенге равнялся 1 доллару США. Советские рубли обменивались 500 к одному. Каждый гражданин Казахстана старше 16 лет мог обменять до 100 тысяч рублей. Началась обменная лихорадка…
Я слышала немало душераздирающих историй на тему «Как я пролетел с новыми деньгами». Как водится, особенно пострадали отнюдь не самые богатые люди страны, а наоборот — граждане с весьма скромным достатком и абсолютно девственные в плане финансовых манипуляций и прогнозов. Они и хранили-то на своих сберкнижках какие-нибудь 5-10 тысяч рублей, которые почти одномоментно превратились в ничто.

Привычка — второе счастье
Со временем к тенге привыкли. Воспринимали как должное все метаморфозы его становления, колебания и девальвации. Как-то незаметно из жизни исчезли пресловутые тиыны — сначала бумажные (о них уже не помнят), а потом и «монетные». С наивной радостью встречали появление новеньких хрустящих купюр, все более и более крупных по номиналу. В 1996 году — 2 000 тенге, в 1998-м — 5 000. в 2003 — аж 10 000. Все эти солидные дензнаки были облагорожены изображением великого мыслителя Аль-Фараби.
Можно сколько угодно сетовать на то, что раньше, например, с купюрой в 5 000 тысяч тенге ты чувствовал себя Крезом, а сейчас с ней в приличный супермаркет неловко зайти… Зато приятно сознавать, что наши казахстанские деньги, по мнению международных экспертов, являются одной из самых надежных и стабильных валют на пространстве СНГ и Центральной Азии. И самая красивая. А появившаяся в 2015 году купюра в 20 000 тенге вообще исключительна по степени защиты — подделке в принципе не подлежит! Казахстанский тенге был удостоин трех наград подряд от Международного банкнотного сообщества, что случается крайне редко. А наши юбилейные и памятные монеты? Они не только доставляют эстетическое удовольствие от соприкосновения и созерцания, но обладают устойчивой «железной» платежеспособностью и коллекционной ценностью — и в Казахстане, и за рубежом. Всему миру стал известен и графический символ тенге — буква Т с дополнительной черточкой наверху, который был разработан в 2006 году. Правда, с этим символом случился казус. После проведенного конкурса на лучший эскиз, победителями стали два автора, получившие от Национального банка Казахстана впечатляющую премию в 1 миллион тенге, и еще пять тысяч долларов от банка «Альянс». Однако, после публикации результатов конкурса разразился скандал: оказалось, что новый символ тенге ничем не отличается от логотипа японской почтовой службы, которому уже более 120-ти лет от роду. Бывают же совпадения…
Само собой разумеется, что Казахстан сейчас сам печатает свою валюту. По началу отечественный цех для производства тенге располагался в одном из помещений книгопечатной фабрики. И только в мае 1995 года Нурсултан Назарбаев разрезал ленточку государственного денежного «храма» — Банкнотной фабрики Национального банка Республики Казахстан.
Собственная национальная валюта, несомненно, предмет гордости любой страны, экономическая основа независимости, символ суверенитета. В этом ее сущность, предназначение и государственная значимость. И как бы нам не хотелось, чтобы наш тенге «легчал» не так стремительно и неотвратимо — все равно, с его номинальным достоинством связаны наши планы и мечты. Мы неразрывны — это судьба…

Елена Летягина