Фото otyrar.kz
Фото из архива otyrar.kz

В областном суде подводили итоги работы в первом полугодии 2012 года. Но служители Фемиды не стали ограничиваться докладом об успехах, а рассказали журналистам о законодательных изменениях в судебной системе республики. А они значительны.

Так, в областных судах появились апелляционные судебные коллегии по уголовным и отдельно по гражданским и административным делам. Сокращены сроки вступления судебных актов в законную силу. Отныне акты апелляционных инстанций вступают в силу с момента их оглашения. Согласно изменениям в законе, гражданин прежде чем обратиться в Верховный суд теперь обязательно должен пройти кассационную инстанцию.

Еще одно изменение полностью исключает практику возвращения дел в нижестоящие суды на новое рассмотрение после того, как дело рассмотрит апелляционная коллегия. Если апелляционная коллегия отменяет решение суда первой инстанции, то она же и выносит новое решение. Это должно упростить судопроизводство и повысить эффективность судебной защиты прав гражданина.

На вопрос о том, серьезно ли вырос поток гражданских дел, выносились ли по гражданским делам частные постановления в отношении государственных органов и какая категория дел превалирует, был получен обстоятельный ответ.

«Действительно, поток гражданских дел растет. Я бы не сказал, что имеет место динамика огромного увеличения дел, но статистика увеличения сохраняется. Основные категории дел, которые проходят через суды, — все, что вытекает из элементарных правоотношений между людьми. Земельные, трудовые споры, вопросы, связанные с возмещением вреда здоровью, договорные споры. Последнее время фиксируется много дел, связанных с участием государства и госорганов», — пояснил новый председатель областного суда Нурсерик Шарипов.

«В последнее время участилось рассмотрение материалов, связанных с госзакупками. Есть споры, которые возникают в ходе проведения тендеров, связанные с проведением государственных закупок, соответствием квалификационных требований и дальнейшим участием. Есть споры, связанные с признанием лиц недобросовестными участниками. Обязательно есть споры, связанные с вопросами налогообложения. Оспариванием уведомления от налоговых органов, а также связанные с действиями таможенного комитета. Нередко встречаются вопросы, связанные с процедурами прохождения таможенной очистки товаров через границу таможенного союза. При обнаружении нарушений законности в действиях госорганов суды реагируют путем вынесения частного постановления. Это одна из форм реагирования. Этим вещам мы придаем огромное значение. Мы говорим, раз данный орган осуществляет действия от имени государства и порождает своими действиями определенные обязанности для определенной категории лиц, то соблюдение законности должно быть безупречным. Причем частные постановления выносятся как на уровне областном, так и на уровне республиканском», —  пояснил позицию областного суда его председатель.

По словам председателя суда области, сейчас рассматривается много дел, связанных с участием государства и госорганов: споры о расторжении, заключении и исполнении договорных обязательств, договора, связанные с госзакупками. Есть споры, которые возникают в ходе проведения тендеров. По-прежнему больным местом в работе судов, по мнению служителей Фемиды, является работа судов присяжных. Причем эта проблема характерна не только для нашей области, но и всей республики. «Нам достаточно 25 кандидатов присяжных заседателей. Мы рассылаем извещения 25 кандидатам, приходят 1-2. Вот такой процент явки. Чтобы собрать коллегию присяжных, нам необходимо вовлекать порядка 75-100 кандидатов. А если они даже и придут, всем им надо выплачивать определенное денежное вознаграждение за то, что мы оторвали их от основной работы», — пояснил сложности формирования судов с участием присяжных заседателей председатель апелляционной коллегии областного суда Бек Аметов.

Не устраивает судей и отбор кандидатов на роль присяжных, которым занимаются местные исполнительные власти — акиматы области, районы. В качестве базового берется список избирателей, а он далеко не всегда соответствует критериям, определенных законом для присяжных заседателей.

«Судимые, больные, пенсионеры, слепые, глухие, выехавшие за пределы республики, даже умершие включаются в этот список. Всякие бывают. Исполнительные органы должны предварительно вывешивать списки, чтобы народ приходил, знакомился с ними. А разве народ наш ходит смотреть за списками? Когда к концу года акиматы формируют этот список, мы их просим, чтобы они опубликовали список в местных газетах. Так ведь легче гражданам ознакомиться с ним. Если не может каждый позволить себе ходить по акиматам, то в газете прочитать сможет каждый. Но этого, увы, не происходит», — из слов председателя коллегии явствовало, что проблема присяжных судов гораздо глубже, нежели кажется при поверхностном рассмотрении. Чтобы ее решить, потребуется много времени, изменение сознания общества и отношения к работе присяжных.

Традиционный отчет по итогам деятельности так и остался бы в рамках рядового, если бы не кадровые изменения. За 4 месяца пребывания нового председателя областного суда на посту в отношении нескольких судей уже приняты карательные меры. Так, наказан выговором судья Енбекшинского районного суда. По выговору получили судья Абайского районного суда и судья областного суда. «Решением судебного жюри, которое рассматривалось на Высшем судебном совете, принято решение о прекращении полномочий судьи областного суда. На расмотрении находится мое представление о судье экономического суда. И на расмотрении судебного жюри находится мое представление в отношении судьи Енбекшинского суда на вопрос определения его профессиональной пригодности», — со слов председателя областного суда Нурсерика Шарипова было понятно, что новый глава суда намерен очистить ряды служителей Фемиды. Но для журналистов, пожалуй, главной являлась возможность беспрепятственного получения информации и прозрачности судебного процесса. И в этом ограничений быть не может, если это не противоречит законодательству, заверил Нурсерик Шарипов: «То, что касается открытости и прозрачности судебного процесса, то данный подход не является декларативным. Есть вещи, которые возможно снимать, а есть, которые нельзя. Есть понятие процессуального законодательства, где председательствующий по данному делу с учетом мнения сторон решает данный вопрос. Если сторона не согласна, чтобы его воспроизводили, а это его конституционное право, то не учитывать желание нельзя. Но я говорил на встрече с журналистами. Никаких проблем быть не должно. Процессы, которые открыты, при желании журналист должен быть допущен. Я никогда не запрещал и не запрещаю нахождение журналистов в зале, если процесс открытый».

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=ofja3Ru7EBM[/youtube]