Главный редактор газеты "РАБАТ" Фарида Шарафутдинова

ЭВОЛЮЦИЯ ЖЕНЩИНЫ, ИЛИ НИ СЛОВА О ДАРВИНЕ
Современницы… Большей частью напористые, уверенные, нацеленные на успех. Когда наша
женщина стала сильной, самодостаточной, независимой? Давайте попробуем проследить этот путь.

Со времен средневековья вплоть до первого десятилетия ХХ века в западных странах женщина – любимый образ для поэтов, живописцев, композиторов, воспевающих ее ранимость, нежность, красоту. Помните бессмертные пушкинские строки, посвященные Анне Керн: «Я помню чудное мгновенье, Передо мной явилась ты, Как мимолетное виденье, Как гений чистой красоты», а полотна Ботичелли «Рождение Венеры» или тропининскую «Кружевницу», бетховенскую пьесу «К Элизе». Женщина-возлюбленная, женщина-муза, женщина-мать…

С началом революций и первой мировой войны начался активный, а главное – масштабный период борьбы женщин за свои права: гражданские, избирательные и так далее. И даже тогда женщина не перестала вдохновлять поэтов, писателей, художников и «примкнувших к ним» кинематографистов. Да что там вдохновлять, она теперь и сама не прочь взять в свои руки кисть, перо, штурвал, ружье, бразды правления… Суфражистки, феминистки, «эмансипе». Октябрьская революция подарила нам образ женщины комиссарши-командирши. Эволюция женщины была на самом пике. В Средней Азии, у нас, на юге Казахстана, женщины, вопреки многовековым традициям, под вполне реальной угрозой быть забитой камнями стали сбрасывать паранджу. Зато теперь их пра-правнучки, гражданки XXI века, вполне добровольно стали надевать хиджабы…

Войны – первая мировая, гражданская, финская, Великая Отечественная – пожалуй, именно это выдвинуло женщин не то чтобы на первый план, а взвалило на их все-таки хрупкие плечи всю тяжесть бытия. Тогда-то, наверное, и родилось пронзительно-откровенное: «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». Война косила мужиков почти вчистую. Дождаться мужа с войны, хоть калеку – счастье было превеликое. Мужиков берегли, холили, лелеяли, прощая их лень, кобелиность и неискоренимую тягу к выпивке. Вдовы и засидевшиеся в невестах молодухи мечтали заполучить хотя бы «для запаха» самого что ни на есть затрапезного дяденьку. Конкуренция была серьезная. Эту традицию хранить, заботиться и не перечить мужу мамы как эстафету передавали своим дочерям. Быть разведенкой, одинокой считалось неприличным: «Терпи, доченька! Мы не хуже других. Чтоб от людей не стыдно было». Как же это не похоже на монарший совет, данный королевой Викторией своей оробевшей дочери перед первой брачной ночью: «Закрой глаза и думай об Англии!» Наши бабы, закрыв глаза, думали… О чем? А спросите у них самих, если они еще помнят про это.

… Перестройка и последовавший за ней развал великой советской империи добавили забот неутомимой женщине – она стала не просто хранительницей очага, но и добытчицей. Только у нас и только в те годы могла родиться поговорка: «У советской женщины только две заботы – где достать продукты и как похудеть». Это большей частью женщины вынесли на себе основное бремя развала, тотального дефицита продуктов, энергетического кризиса. Это они с неподъемными баулами ездили из города в город, из страны в страну, пытаясь поприличнее одеть семью, привезти и продать на рынке модные шмотки и косметику. Пока одни, отправляясь в шоп-туры, инвестировали китайскую экономику, другие осваивали местный бизнес – столовые, кафешки, рестораны, тойханы, перевозки, всевозможные салоны, аптеки, парикмахерские и те же базары. В одном из российских городов, если не ошибаюсь, в Екатеринбурге, установили памятник челнокам – мужчине и женщине с баулами, которые не дали землякам потерять человеческий облик в эпоху развала. Поговаривают, что и у нас, в Казахстане, может появиться подобный памятник. Имеем право, на то и память. Мне кажется, без обид, в нашем случае можно будет обойтись без мужчинки, потому как наш сильный пол времени зря не терял, и в это время строил карьеру, понты и другое. Но сегодня в нашей власти – представительной, исполнительной, законодательной – на удивление мало женщин. Не то чтобы лицом не вышли, а вот как-то так получилось. Бдительность потеряли потому что… Те, кто не в «самозанятости», остались в образовании, здравоохранении, культуре. Все равно мы сильнее. Пока «САМ», придя с работы, усядется напротив телевизора, женщина на стол накроет, на завтра обед-ужин сварит, постирает, погладит, детям сопли подотрет, уроки проверит, сериал между делом посмотрит, с родственниками по телефону пообщается. А когда все улягутся, отчет доделает или к уроку подготовится – завтра утром ее ждут на службе, где надо быть готовой на все сто, где оправдания бытом не прокатят.

Так и живем. И все-таки каждая из нас, по наблюдению известного музыканта Михаила Турецкого, не ждет от своего благоверного подвигов, ей достаточно услышать три заветных слова: «Люблю. Куплю и Поедем!»…
Ну, с праздником, дорогие!

Фарида ШАРАФУТДИНОВА