Я до сих пор под впечатлением. Недавно мне удалось побывать в цирке! Причем, не на самом цирковом представлении, куда может попасть каждый – «согласно купленным билетам».

Мне показали цирк изнутри. Сначала я посмотрела кусочек репетиции акробатов на батуте, а потом уж меня провели в святая святых – на затемненную пустующую арену, где, собственно, и происходит это таинственное священнодействие, именуемое цирковым искусством. Показали мне и гримерку артистов, и конюшню с лошадьми, умными даже на первый взгляд, а маленький львенок из клетки даже что-то рыкнул мне во след, мол, пришла тут, чужая… Незабываемая экскурсия! Итак, поговорим о цирке.

ЦИРК – ЭТО СЕМЬЯ
В Шымкенте цирк существовал издавна, но только в виде разрозненных и малочисленных «группировок» – то при Дворце Металлургов, то при областной филармонии. И только к 20-летию Независимости Казахстана в 2011 году удалось воплотить давно назревшую мечту — построить и открыть впечатляюще красивое «приспособленное» здание с постоянно действующей цирковой труппой. «У истоков самой идеи стоял сам областной аким Аскар Мырзахметов, а непосредственным ее «двигателем» и вдохновителем была Кулия Айдарбекова из областного управления культуры», – вспоминает заместитель директора «Шымкентцирка» по творческой работе Баян Айтымбет.

Так в нашем городе появился достойный «стационарный» цирк – третий среди равных в Казахстане после Астаны и Алматы. Самым сложным было сформировать полноценную цирковую труппу. Но все решилось само собой. Многие талантливые соотечественники, работающие вдали от дома, как только прослышали, что в Шымкенте открылся собственный «настоящий» цирк – сразу же вернулись на Родину! Некоторые из них уже добились немалых успехов на чужой стороне – а все-таки ничто их не удержало. Ни хорошие зарплаты в Москве, ни сумасшедшие заработки в знаменитом цирке Дю Солей… Так случилось и с упомянутым Максатом Бегалиевым.

Сам он на время открытия шымкентского цирка уже получил международное признание и работал в Москве. Но ведь все бросил и сорвался с хорошего сытного места. Патриоты, однако…

На сегодняшний день труппа «Шымкентцирка» полностью укомплектована. В ней работают 45 артистов, 12 ассистентов, оркестр под руководством Серика Утегенова. Режиссер цирка, известный работник культуры Аскар Алихан, осуществляет постановку цирковых номеров, инспектор манежа Максат Бегалиев отвечает за техническую слаженность процесса – свет, звук, элементы безопасности и т.д. Обзавелся цирк и собственным «артистическим» зверинцем. Кроме лошадей, пони, кошек и собак у них есть и экзотические для нашего края животные – львы, медведи и слоны. Как оказалось, поддаются дрессуре и еноты, и дикобразы, и голуби, и змеи…

Повезло цирку и с первым руководителем – энергичным и креативным директором Арманом Алиевым. Он был настолько убедителен как член жюри на фестивале циркового искусства, что понравился самому председателю Юджину Чаплину, сыну знаменитого Чарли Чаплина. Конечно, в цирке есть и балетмейстеры, и концертмейстеры, и гримеры, и костюмеры, и работники сцены… И вот что удивительно, все участники этой слаженной команды – и творческие, и технические — как-будто накрепко «скованы одной цепью». А имя этой связке – неимоверная любовь к Цирку, которая болезни подобна…

Я поговорила на эту тему со старейшим работником цирка Виктором Айтеновым. Он, можно сказать, уже ветеран циркового труда, когда-то сам руководил цирковой студией при Дворце Металлургов. «Мне сейчас 67 лет, я давно на пенсии. Да, я попытался было стать пенсионером на заслуженном отдыхе. Несколько раз порыбачил, один раз съездил с семьей в Тунис… И все. Чувствую, начинаю сходить с ума. Хорошо, что наш цирк помнит и ценит мои заслуги, я здесь сейчас вроде тренера-наставника, и без этой работы своей жизни просто не представляю. Цирк, если уж ты в него когда-то влюбился, не отпустит тебя никогда», — рассказал Виктор Айтенов.

Такая привязанность к цирку сродни большой страсти. Поэтому не случайно, именно в этой среде появляются такие легендарные цирковые династии, как Запашные, Дуровы, Кио, Филатовы, Багдасаровы… И наш шымкентский цирк тоже дает восможность для рождения потомственных циркачей. Вернее, «цирковых», как они гордо себя называют. Например, семья Мустафиных – муж Сергей, жена Гузель, дочка Сабина и сын Марк. Они недавно завоевали второе место с номером «Подкидные доски» на международном фестивале циркового искусства «Эхо Азии» в Астане, и, по мнению профессионалов, у них вообще большое будущее. Сейчас в процессе роста и еще одна династия. Старший сын Жанат Калметовой уже заканчивает учебу в Алматинском колледже циркового искусства, другой сын, окончив 9-й класс школы, неплохо работает на арене как жонглер, а их 10-летняя дочка – дрессировщица собак. Так и рождаются династии.

КУДА ПОЕХАЛ ЦИРК
Цирковые артисты вообще-то народ подвижный и мобильный. И когда им удалось приобрести, так скажем, «малую арену» в виде шапито на 800 мест – они несказанно обрадовались. Появилась возможность чаще выезжать на гастроли. Для этого многого не надо: выбрать подходящее место для установки своего «шатра» и затем доставить туда артистов, в том числе и четвероногих, реквизит и другое необходимое оборудование. Хотя, кое-какие специфические сложности в работе с шапито все же имеются. Есть даже профессия такая – шапитмейстер, который при выборе расположения циркового пространства должен учитывать все – и особенности ландшафта, и наличие коммуникаций, и населенность местности… Так и строит свою работу наш цирк, благо для выездных мероприятий у них есть свои два КамАЗа с прицепом. А что – это нормально. Цирк вообще раньше был исключительно передвижным, как в песне «Мы бродячие артисты»…

Руководство «Шымкентцирка» ставит перед собой амбициозную стратегическую задачу – расширить географию своих выступлений, то есть, решительно выйти за пределы региона, а в идеале – органично влиться в мировое цирковое сообщество. Предпосылки для этого есть. Во-первых, наших артистов уже отметила страна – это доказали победы на фестивале «Эхо Азии». Кстати, на этом конкурсе взяли «золото» воздушные гимнасты из группы Олега Касаткина. Они выступили с потрясающим аттракционом «Полет», чем и покорили жюри и публику. Есть и еще ряд ярких впечатляющих номеров, отмеченных призовыми наградами, например, шоу «Канатоходцы» или «Семафор». Уже сейчас налажены контакты с цирками Варшавы и Москвы, а с коллегами из Швейцарии и Монте-Карло ведется поздравительная переписка. Так что первые шаги к международной славе уже сделаны.
И вообще, у нашего «Шымкентцирка» просматриваются неплохие перспективы, тем более, что сейчас решается вопрос с подготовкой цирковых кадров, как говорится, «не отходя от кассы». Если раньше циркачей готовил, в основном, только ближайший к нам Алматинский колледж, то теперь такую возможность даст специальное отделение при МКТУ имени М. Ауэзова. Вуз будет выпускать уже дипломированных артистов цирка. Да и сам цирк уже создал что-то вроде подготовительной студии для всех желающих попробовать себя в цирковом деле… Словом, создает свою кузницу кадров, а, значит, заботливо смотрит в будущее.

ЦЕНА РИСКА
В нашем цирке высота купола 23 метра. Не самая большая, бывает и выше. Но как представишь, что на этой высоте «работают» люди – становится не по себе. Да, конечно, мы знаем, что существуют какие-то страховочные тросы, лонжи, а теперь я узнала, что они меняются каждые три месяца… Нет, все равно это не успокаивает и не дает стопроцентной гарантии от случайностей. Бывают такие трюки, когда артиста просто физически невозможно к чему-то и как-то привязать. А если уж говорить о том, что «смертельный номер» без страховки, да еще под тревожную барабанную дробь – куда как более эффектен и зрелищен… разве думаешь об опасности? Так, может, артисты цирка так рискуют за немыслимые деньги? С удивлением узнала, что это не так. Деньги у них смешные – 30-50 тысяч – разве не так? Чем, как не страстной любовью к своему делу можно объяснить такую степень самопожертвования и риска. Цирковые – вообще удивительный народ! В былые времена они уходили на пенсию в 45 лет. Это и понятно – попробуй делать трюки, даже не под куполом, не будучи идеально здоровым и молодым. Сейчас их давно приравняли ко всем прочим, «земным». Без цирка они жить не могут, а в возрасте и цирку они не нужны. Да, профессия эта благородная, но не благодарная… Низкий им поклон за такое, почти бескорыстное желание вносить в нашу повседневность удивление, восторг и красоту…
Разумеется, управление культуры, которое курирует «Шымкентцирк», старается как-то улучшить жизнь артистов цирка. Взять хотя бы жилищную проблему, которая, вроде, уже решается. Цирк сейчас не может даже пригласить на работу ценного специалиста, потому что не в состоянии дать ему хоть временный кров над головой. Им бы иметь какое-то общежитие мест на 50-70, чтобы была возможность для кадрового маневра…
Впрочем, не будем о грустном. Артисты цирка не любят говорить о своих проблемах. Для них ваши улыбки, смех, восхищение и аплодисменты – самая великая и желанная награда!

Елена ЛЕТЯГИНА