онкологи

Есть такое афористичное выражение: «Хорошего много не бывает». А мне кажется: бывает.

После напряженного января, изобилующего многочисленными новогодними праздниками, как-то уже хочется отдохнуть: оторваться от обильного стола и, наконец, поработать… И наступивший февраль в полной мере дает нам такую возможность.

Ну нет в в этом коротком месяце никаких значительных дат, которые бы стоило отмечать с особым размахом! За исключением, конечно, Нового года по лунному календарю. Он наступит 12 февраля, и его, несомненно, будет праздновать вся наша представительная корейская диаспора. Соблюдая, естественно, предписанные карантинные предосторожности. Заранее поздравляем наших корейских и китайских соотечественников! Остальные отдыхают…

Если хочет душа

Правда, есть такая категория граждан, которая найдет себе праздник в каждом дне… Помню, был у нас в газете – не в нашей, естественно – один такой сотрудник, отмечавший любую календарную дату. Являлся он к рабочему месту всегда навеселе, а на законный вопрос коллег – с чего ж ты опять невменяем? – находчиво отвечал: «Сегодня, допустим, День взятия Бастилии, а я солидарен с французским народом!» Попробуй тут возрази. Однако начальство вскоре возразило решительным увольнением.

Но к чему это я? А к тому, что наступивший февраль тоже может дать пищу для праздничного соучастия. Тем более, если в него включены всемирно признанные праздники, да еще учрежденные по инициативе таких солидных организаций, как ООН и ЮНЕСКО.

Например, 1 февраля уже минули такие даты, как Международный день десерта и Всемирный день хиджаба. 2 февраля прошел Всемирный день водно-болотных угодий, а 4-го – День рождения резиновых калош. 5 февраля – Всемирный день «нутеллы». (Бренд такой, типа шоколадной пасты, легко мажется на хлеб.) Стоп, если перечислять все, в том числе, и бредовые праздники февраля, то вообще спятить можно…

Остановлюсь лишь на одном, его и праздником назвать просто язык не поворачивается – это Всемирный день борьбы против рака. Он ежегодно отмечается 4 февраля – прямо вместе с пресловутым «калошным» днем. Дата была определена и назначена «Международным союзом по борьбе с онкологическими заболеваниями».

Надо сказать, что в отличие от многих курьезных праздников, которые Казахстан логично проигнорировал, этот «антираковый» день был охотно включен в календарный список страны. Мало того, постановлением Правительства РК был разработан комплексный план по борьбе с онкологическими заболеваниями на 2018-2022 годы. То есть этот день, призванный лишний раз подчеркнуть остроту проблемы, воспринимается нашей страной настолько серьезно, насколько до жути красноречива статистика: «Ежегодно в Казахстане регистрируются около 35 тысяч новых случаев рака, и ежегодно от него умирают около 15 тысяч человек».

Диагноз еще не приговор

Помню, как по роду газетной службы я впервые попала в онкологический диспансер для интервью с врачом-онкологом. Он был ведущим специалистом в области химиотерапии. Меня тогда поразила легкость, с которой он рассказывал о страданиях пациентов, по протоколу подвергавшиеся этой противораковой процедуре.
«Вот у нас сейчас введены в практику дневные стационары, – рассказывал онколог, – это очень полезное начинание, так как больные могут после химиосеанса тут же пойти домой, а в родных стенах гораздо легче переносятся и тошнота, и рвота, и другие сопутствующие страдания»… Я слушала все это с невообразимым внутренним ужасом, и меня не отпускала мысль: «Это каким же нервнозакаленным надо быть человеком, чтобы выбрать, а тем более любить свою профессию, ежедневно сталкивающую тебя с людским горем и неминуемой смертью».

Молодая была, впечатлительная. Мне тогда и в голову не приходило, что врач никогда бы не сделал в своем деле ничего путного, если бы плакал, стенал и рвал на себе волосы перед каждым своим болящим. Не утешил врач и ответом на мой дилетантский вопрос: «А наступит ли время, когда медицина справится с раком окончательно и бесповоротно? Как, допустим, в свое время с чумой, холерой, брюшным тифом, научились же лечить и некогда фатальный туберкулез» – «Нет, никогда не справится, пока существует человечество, – спокойно ответил онколог, – ведь раковые клетки тоже хотят жить и размножаться…»

Чем дальше я пыталась вникнуть в эту проблему, тем отчетливее понимала: вопросов у медиков к этому страшному заболеванию гораздо больше, чем ответов. Почему рак настигает одних и щадит других? Вроде бы, говорят, во всем виновата генетика, вредные привычки и экология. То есть, если у тебя ближайшие родственники были повержены онкологией, то и тебе ее не избежать. А если ты куришь табак, причем проживая в промышленном «загазованном» городе, то и вообще выжить невозможно… Помилуйте, да каждый наш шымкентский горожанин, когда-то живший в эпоху советской индустриальной мощи, давно бы уже от рака сошел в вечность! Одного бы свинцового завода хватило – даже без посильного участия фосфорного.

Единственное, что меня хоть как-то обнадежило в беседе с доктором, так это тот факт, что на ранней стадии рак все же можно победить. Тут главное – вовремя его выявить. А кроме того, бывают случаи невероятного исцеления, когда врачи просто в недоумении разводят руками. Это можно объяснить только скрытыми возможностями человеческого организма и его внутренними психосоматическими резервами. Если проще, то страстное желание выжить высвобождает в человеке какую-то мощную пружину сопротивления болезни – и порой она выстреливает!

История одного чуда

Позже я сама стала свидетельницей такой чудесной победы над раком. Эта беда случилась с моей близкой знакомой. И, помню, тогда мы все за нее сильно переживали. Сейчас она не живет в Шымкенте, но я на всякий случай попросила разрешения на обнародование истории ее болезни. «А почему бы и нет, – ответила подруга, – дело прошлое… К тому же поучительная. Пусть и другие никогда не теряют надежды…»

Моя подруга была женой работника горкома партии, и по чину ей полагалось обслуживаться в спецполиклинике. На очередном профосмотре у хирурга у нее обнаружили внушительное уплотнение в левой груди и тут же направили в онкодиспансер. Он, если кто помнит, тогда находился рядом с Верхним базаром и представлял собой ряд неопрятных строений барачного типа. Подруга сдала положенные анализы, включая гистологию, и получила ужасающий вердикт – рак молочной железы второй стадии. Отвлекаясь от повествования, добавлю: и сейчас рак груди занимает уверенное первое место среди своих злокачественных «собратьев» и в количественном, и в летальном отношении… Диспансерный хирург, посмотрев снимки маммографии, ничуть не сомневался: «Резать! Причем немедленно»! Вырезать надо было много – весь третий сектор прекрасной женской груди.

На операцию ее провожали как на фронт: со слезами и обещаниями «ждать и верить». До приемного отделения провожал муж. Он хотел даже сопроводить жену прямо до палаты, но тут оказалось, что в больнице на тот момент не было ни одного врача, только младший медицинский персонал. «Нечего тогда здесь делать – завтра придешь», – решил муж, и на этом больничная эпопея завершилась навсегда.

Вечером за рюмочкой коньяка как-то сама собой созрела уверенность, что, прежде чем ложиться под нож, надо бы поискать и другие способы решения вопроса. Стали искать и нашли. Им подсказали, что в диагностическом центре, тогда еще государственном предприятии, есть классный опытный врач-маммолог по фамилии, кажется, Гостинцева. Надо бы поначалу проконсультироваться с ней. Подруга записалась на прием и была удивлена, когда доктор вместо упреков за бегство от хирурга посоветовала ей сначала пройти терапевтическое лечение. Причем в то время довольно редкое для официальной медицины – лечение целебными травами. Пить выжатый сок из травы (называть не будем, что никто не вздумал заниматься самолечением) надо было по схеме: по несколько капель, все время увеличивая дозу.

Трава эта, предупредила врач, весьма ядовита, поэтому точность дозировки, пунктуальность приема и вера в конечный результат здесь обязательны до крайней и высшей степени! Конечно, кроме травы, были прописаны и вполне традиционные «рассасывающие» опухоль лекарства. Лечение было долгим и на вкус противным. Да и хлопотным: траву подруга косила на дачном участке у коллеги по работе.

Итак, в назначенное время пациентка пошла на контрольную маммографию, то есть на рентген груди. Шла как на Голгофу, готовясь к самому худшему – к вынесению окончательного приговора. Получив снимки, обреченно зашла к врачу, и оказалось, что опухоль почти сошла не нет! А врач не удивилась: в ее практике и не такое бывало! После мы с подругой долго обсуждали тему этого чудесного исцеления, потому что, как заядлые материалистки, ни в какие чудеса не верили. «Наверное, это вовсе был не рак, – рассуждали мы, – а какая-то безобидная доброкачественная опухоль. И анализы, видимо, перепутали. И хирург наверняка решил перестраховаться… А может, желание остаться в живых – при целостности женских притягательных форм – так напугали болезнь, что она предпочла трусливо сдать свои позиции».

Как бы то ни было, подруга моя до сих пор жива и до сих пор привлекательна. Но эта история ни в коем случае не должна служить рекомендацией для всех: каждый случай сугубо индивидуален.

А в этот День борьбы с раком нелишне напомнить нормы здорового образа жизни, разработанные Всемирной организацией здравоохранения. Если их соблюдать, можно избежать до 43 процентов всех раковых заболеваний. Итак, ВОЗ рекомендует: не курить и вести постоянную борьбу с этим пагубным явлением, проявлять физическую активность, потреблять сбалансированную здоровую пищу, проходить вакцинацию против вирусов, вызывающих рак печени и шейки матки, избегать длительного пребывания на солнце и в соляриях…

И дай вам всем Бог избежать этой страшной напасти!

Елена ЛЕТЯГИНА

[adinserter block="4"]