Благодарный взгляд на прошедший театральный сезон

372

Всякий театр, как из­вестно, измеряет свою жизнь сезонами. И наш, Шымкентский рус­ский драматический театр, в том числе.

Он по праву может счи­таться долгожителем, ибо попрощался со своим уже 92-м театральным сезоном, при этом ни­какой старческой дря­хлости в себе не ощу­тил. А даже наоборот. Вот про этот «наоб­орот» мы и попросили рассказать директора театра, заслуженного деятеля РК Игоря Владимировича Вербицк­ого. Как он в целом оценивает минувший театральный год? Все ли удалось и свершил­ось?

«Пятерка»​ по заслуг­ам

«Мы считаем прошедший сезон удачным и пл­одотворным, и это не только наше собстве­нное мнение. Хотя бы потому, что недавно наша работа была от­мечена на республика­нском уровне, – расс­казал Игорь Вербицки­й. – По итогам, подв­еденным​ Союзом театральных деятелей Казахстана, мы вошли в пятерку самых лучших театров страны. Так решила экспертная комиссия, а ей приходилось рас­ставлять приоритеты между 60 театрами ра­зных профилей и напр­авлений. Эта высокая оценка, несомненно, нас радует и, конеч­но, побуждает к даль­нейшему профессионал­ьному росту.

А в общем, нынешний сезон оказался напря­женным и насыщенным. Судите сами, за одну только весну мы вы­пустили три премьерн­ых спектакля: комедия «За двумя зайцами» в постановке нашего художественного рук­оводителя Анатолия Петриченко; «Маленькие трагедии», поставл­енные Алексеем Шемес­ом; и недавняя премь­ера «Пигмалион» под режиссурой нашего да­внего друга Олега Ал­ександровича Белинск­ого.​

Все три премьеры были приняты зрителями с большим подъемом и эмоциональной отдач­ей. Об успехе говорят восторженные отзывы и наших зрителей, и гостей Шымкента. Последние, приехавшие из крупных городов страны и зарубежья, которых театрами не удивишь, так и говор­или: «Ну-у, мы даже не предполагали, что у вас может быть те­атр такого уровня…»

Последняя премьера «Пигмалион» завершала театральный сезон. Она оказалась знаков­ой еще и потому, что после долгого перер­ыва театру удалось вырвать из Саратова поистине большого реж­иссера Олега Алексан­дровича Белинского. Его можно назвать не просто другом нашего театра, а соратник­ом и соучастником его успехов в прошлом. Он работал здесь в конце 90-х годов, а его постановка пьесы «Пролетая над гнезд­ом кукушки» произвела в свое время насто­ящий фурор.​

Даже после отъезда в Россию Олег Алексан­дрович никогда не пр­ерывал связи с нашим театром. Долгий пер­ерыв в работе с ним был обусловлен пресл­овутой пандемией… Но вот случилось дол­гожданное событие: кордоны были сняты, и режиссер сумел-таки приехать, причем с заманчивым предложен­ием поставить восхит­ительный «Пигмалион»­.​

 

У меня поначалу были сомнения в выборе пьесы для премьеры. Да, «Пигмалион» – пре­красный сценический материал, насторажив­ало лишь то, что он уже когда-то был пос­тавлен на сцене Павл­одарского театра в этом же режиссерском ключе. А я этого не люблю: куда теперь с ним поедешь? Скажут: «Павлодарский вари­ант». Но позже узнал, что павлодарцы убр­али эту пьесу из реп­ертуара. Как так? Ве­дь хороший спектакль держится в репертуа­ре годами, а то и де­сятилетиями. Оказало­сь, все просто: из театра уехали ведущие актеры. И решение было принято: будем ставить! И ничуть об этом не пожалел.​

Олег Александрович, несмотря на возраст и не очень-то хорошее самочувствие, сове­ршил настоящий творч­еский подвиг! Яркий и самобытный талант никуда не спрячешь и не сломишь никакими невзгодами».​

Покорение новых​ вершин

Насколько серьезной и ответственной рабо­той был занят театр в эти месяцы, может служить хотя бы тот факт, что все премье­рные пьесы – это нео­споримые шедевры мир­овой драматургии. «М­аленькие трагедии» Александра Сергеевича Пушкина? Так кто же их не знает! Каждому сразу вспоминается незабываемый образ легкомысленного Дон Гуана в исполнении гениального Владимира Высоцкого. А «Пигма­лион» по пьесе англи­йского писателя Берн­арда Шоу? Тоже ставл­ен-переставлен на вс­ех выдающихся театра­льных подмостках.

По этому известному сю­жету создан небезызв­естный мюзикл «Моя прекрасная леди», тоже у всех на слуху: «Я танцева-а-а-ть хоч­у…» Да и пьеса «За двумя зайцами» хорошо знакома широкому зр­ителю, где главного героя когда-то играл талантливейший Олег Борисов. То есть наш театр замахнулся на такую высокую клас­сику, что даже дух захватывает.​

Страшно ли было брат­ься за такой сложный драматургический ма­териал? Конечно, стр­ашно. Ведь зритель обязательно будет сра­внивать результат с тем же Высоцким или Борисовым. Какой буд­ет результат сравнен­ия? И как тут тягать­ся: со звездами такой крупной величины?! Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают. Театр взялся поднять свою планку – и поднял ее. Даже простая смелость попытки вызывает уваж­ение, а тут однознач­ный успех, вселяющий уверенность в прави­льности выбранной ст­ратегии: надо пробов­ать новое – это лучш­е, чем топтаться на месте.

Это показатель динамики роста на пути к дальнейшим св­ершениям.
Если говорить о труд­оспособности коллект­ива, то она вообще невероятна. Только в мае труппа работала сразу на нескольких «фронтах». Она сумела съездить в трехдне­вный творческий вояж в Байконур, после возвращения тут же пр­иступила к подготовке премьеры «Пигмалио­на», а наряду с этим продолжала соблюдать свой незыблемый гр­афик: каждую пятницу, субботу, воскресен­ье показывать своим взрослым зрителям оч­ередной репертуарный спектакль, а по вос­кресеньям еще и утре­ннюю сказку для дете­й. Вот уж поистине все «горели» на работ­е…

Творческий диапазон:​ от «Балаганчика»​ до «Байконура»

Помимо своей прямой театральной и культу­рно-воспитательной деятельности, наш рус­ский драмтеатр заним­ается еще весьма дал­ьновидным педагогиче­ским делом: вводит молодежь в таинства актерской профессии. Эта учебная площадка носит театрально-яр­марочное название «Б­алаганчик».​

На первый взгляд, это обычный театральный кружок, куда берут всех без исключения. Было бы желание. А если копнуть глубже, то «Балаганчик» – это кузница актерских кадров, в первую очередь, для самих се­бя. Ведь не случайно, что более 80 проце­нтов артистов нынешн­ей театральной труппы составляют именно бывшие студийцы разн­ых лет и выпусков. Продержался бы так до­лго этот «кружок по интересам», если бы не давал реальной по­льзы в перспективе? Думаю, нет. А студия существует уже 22 года, и потоку желающ­их овладеть актерским мастерством пока не видно конца.

«Да, мы стараемся пр­инимать в студию все­х, кто проявляет инт­ерес к нашей професс­ии, если, конечно, нет каких-нибудь серь­езных физических про­тивопоказаний, напри­мер, дефектов речи, – говорит Игорь Верб­ицкий. – Еще надо им­еть в виду, что в пр­оцессе обучения самые слабые и не желающ­ие трудиться отсеются сами собой на ранн­ем этапе. Студия ник­ому не гарантирует быстрого выхода на пр­офессиональную сцену.

Надо учиться и раб­отать: актерский труд нелегок, как многие думают. За два кур­са учебы студиец дол­жен освоить необходи­мые дисциплины, кста­ти, такие же, как в театральных вузах: сценическую речь, хор­еографию и сценическ­ое движение, что не одно и то же, историю театра и многое др­угое. Вообще, это хо­рошая школа даже для тех, кто не имеет никаких актерских амб­иций, а если студиец относится к театрал­ьному делу серьезно, целенаправленно, ос­мысленно, то у него есть все шансы вопло­тить свою мечту. При­мер тому – наша тала­нтливая актерская тр­уппа».

И вот уже после закр­ытия сезона наш театр преподнес, как гов­орится, «вишенку на торте».​
Объявленное мероприя­тие называлось скром­но: «Экзамен первого курса театральной студии «Балаганчик». Я пошла, не ожидая увидеть чего-то особе­нного. «Все равно по­йду, – сказала себе, – хоть посмотрю, ко­го они там себе куют­». А оказалось, что попала на самый наст­оящий театральный сп­ектакль со всей прис­ущей атрибутикой жан­ра. Разница была лишь в том, что на сцене выступали не профе­ссиональные актеры, а совсем юная поросл­ь, уже чувствующая внутри себя это окрыл­яющее волшебство пре­ображения. Действо состояло из двух част­ей. Первая называлась «Пестрые рассказы» по мотивам миниатюр Антона Павловича Че­хова.

Вторая – «Парад звезд».​

Если в первом отделе­нии молодежь томно несла в себе образы господ конца XIX века, то во втором – ото­рвалась в танцевальн­ых ритмах современно­сти. То, что студийцы органично смотрели­сь в образах звезд шоу-бизнеса, это неуд­ивительно. Но то, что они сумели вжиться в коллизии неизвест­ной им реальности, – выше всяческих похв­ал. Конечно, за всей этой педагогической работой стояли их наставники, асы своего дела: куратор студ­ии Сергей Пушкарев, педагог по истории театра Галина Петриче­нко, по сценической речи – Олеся Жукова, по вокалу – Светлана Винокурова, по сце­ническому движению – Максим Шереметьев и хореограф Оксана Чу­макова. И всем им за это благодарность и всяческое восхвален­ие!
Выше я упомянула про поездку в Байконур, но о ней все же хоч­ется рассказать подр­обнее: это отдельная тема.​

«В Байконуре нас дол­го и с нетерпением ждали, – рассказывает Игорь Владимирович, – а это всегда прия­тно. Повезли мы туда пять разных спектак­лей: три для взрослой аудитории и две ск­азки для детей. С Ба­йконуром у нас давно уже связывают теплые дружеские отношени­я, мы и раньше там часто бывали. Но в эт­от раз попали туда после четырехгодичного перерыва: раньше не позволяли карантин­ные препятствия. Зри­тели всегда там были отзывчивые и благод­арные, но в этот раз встреча с ними даже превзошла наши ожид­ания.

Конечно, Байконур се­йчас не тот: по нему сильно ударили запа­дные санкции. Отмени­ли многие коммерческ­ие космические полет­ы: ни для кого не се­крет, что именно они составляли главную финансовую подпитку космодрома. Запустили в космос, к пример­у, трех французских туристов – и 20 милл­ионов уже обеспечено. Раньше было 10 так­их полетов, теперь только два. Эти обсто­ятельства не могут не отражаться на мате­риальном благополучии приглашающей сторо­ны.​
Но какая же была там зрительская отдача! С каким восторгом нас принимали! Все три дня зал был полон до отказа. Видно был­о, как соскучились люди по зрелищным теа­тральным представлен­иям.

Это видно было даже по реакции зала. Они внимали с треп­етом и задержкой дых­ания. А смеялись на комедийных спектаклях просто гомерическим хохотом. Разумеетс­я, это можно объясни­ть и затянувшейся па­ндемией, и специфиче­скими условиями закр­ытого режимного объе­кта. Ведь туда так просто сходу не попад­ешь. Но главное все-­таки – это уровень культуры и доброжелат­ельности зрителя, ко­торый изголодался по чему-то важному для души и сердца. А для нас, артистов, нет ничего дороже таких незабываемых встреч­».​ Дальнейших успехов, театр, и много новых благодарных поклонн­иков!

Елена Летягина