Острожно: религиозные секты. У всякой религии свои атеисты

1
157
Слева направо: Юлия Денисенко, Вахит Саляхов, Артем Григорян
Слева направо: Юлия Денисенко, Вахит Саляхов, Артем Григорян

Месяц, как в Казахстане завершилась кампания по перерегистрации религиозных объединений. Ее итог: зарегистрировано 3088 религиозных объединений вместо прежнего 4551. Число конфессий сократилось с 46 до 17. К удивлению многих, в Агентстве по делам религий Республики Казахстан прошло перерегистрацию религиозное объединение «Свидетели Иеговы», у которого неоднозначная репутация в обществе, связанная, в частности, с их отказом от переливания крови и службы в армии. Получается, раз оно официально зарегистрировано, значит, его деятельность законна…
На днях в редакции нашего медиахолдинга состоялся разговор за круглым столом, участники которого – члены общественных объединений, провели разговор о том, почему люди уходят из традиционных религий в секты, что можно этому противопоставить. Один из участников состоявшегося разговора – россиянин, бывший член религиозного объединения «Свидетели Иеговы» Артем Григорян.

Артем Григорян, член православного общественного движения «СТАВРОС» (Россия): «Я более 12 лет состоял в организации «Свидетели Иеговы», в том числе четыре года работал в ее центральном аппарате. Со временем я разочаровался в ее доктрине. Когда я вместе с женой принял решение о выходе из нее, со мной перестали общаться мои родители, по-прежнему являющиеся иеговистами. Отец заявил мне, что я – его враг и враг Бога… Они не видели своей первой внучки, не держали ее на руках. Со мной не общается и мой младший брат. Я знаю много семей, которые разрушились именно по причине принадлежности к «Свидетелям Иеговы».

Сергей Павленко, редактор ТК «Отырар»: «Но подобные проблемные отношения отцов и детей встречаются во многих семьях, не только у иеговистов. Принадлежность к той или иной конфессии вовсе не обязательное условие для этого. Где здесь религиозный деструктивизм?»

Артем Григорян: «Вы не имели подобного личного опыта. Испытав это на себе, смотришь иначе на происходящее. Секты калечат судьбы людей. Если деятельность организации несет в себе идею нарушения существующей структуры в отношении личности, семьи, общества и государства, значит, эта организация опасна, и люди должны об этом знать. Это и есть деструкция.
Идеология «Свидетелей Иеговы», программа, претензия на богоизбранность, запрет на переливание крови – все это претит мне. Свидетели Иеговы отказываются от любых видов приема цельной крови и любого из четырех ее основных компонентов – эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов и плазмы. Да, они не против искусственных кровезаменителей, но это очень дорогостоящая процедура. Они не могут быть донорами. Они против пересадки органов, воспринимают это как каннибализм. К слову, Дума Санкт-Петербурга издала указ, разрешающий медработникам проводить переливание крови детям без согласования с их родителями. Во внешних документах иеговисты объясняют отказ от переливания крови исключительно медицинскими причинами. Во внутренних – это чисто религиозный аспект. И эта спекулятивная интерпретация отвращает».

Владимир Жаринов

Сергей Павленко: «А почему вы ставите знак равенства между сектой и иеговистами, почему бы их не назвать, скажем, постмодернистским течением или как-то иначе?»

Юлия Денисенко, президент ОЮЛ «Ассоциация центров помощи пострадавшим от деструктивных религиозных течений» (г. Астана): «Слово «секта» не несет негативной окраски. Согласно определению В. Даля, секта – это сегмент, отколовшийся от основного течения. В Казахстане не все общины Свидетелей Иеговы прошли перерегистрацию, кто-то не выполнил обязательного условия – достаточное число членов местной религиозной организации – 50 человек… Оговорюсь сразу, мы не говорим от лица государства, мы говорим от лица общественных организаций, от имени тех, кто потерял семьи, чьи дети погибли из-за запрета переливать кровь… Как известно, свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Только за последний год в наше объединение поступило свыше полутора тысяч обращений от граждан, в той или иной мере пострадавших от деятельности деструктивных сект и тоталитарных культов. По 38 из них наложены административные взыскания. Не всегда подобный факт можно отнести к административному правонарушению, к тому же большинство предпочитает не предавать огласке случившееся, считая это частным делом».

Алексей Бондаренко

Вахит Саляхов, секретарь Богословской комиссии Православной церкви Казахстана: «У Свидетелей Иеговы агрессивная политика миссионерства. Деструкция – это уничтожение личности, семьи, общества, государства. Они деструктивны по отношению к нашему государству. К примеру, в учредительных документах Свидетелей Иеговы указывается, что они отказываются от переливания крови по медицинским соображениям, однако в одной из своих публикаций «Как кровь может спасти твою жизнь» пишут, что применение крови по отношению к христианину было бы равнозначно половым посягательствам или изнасилованию… Тем самым это подвергает риску жизнь миллионов свидетелей. Второй аспект – высшее образование. В уставе – даем образование, во внутренних инструкциях – задаются вопросом: понимают ли ваши дети, что их принуждают к образованию, алкоголю и курению?».

Владимир Жаринов, руководитель ОО «Сухбат»: «Признаться, и я, прочитав одну из брошюр иеговистов об опасности переливания крови, задумался. Нам, южанам, даже за примерами далеко ходить не надо, стоит лишь вспомнить сотни детей, заразившихся ВИЧ-инфекцией…
Проблема в другом. Вы не задавались вопросом, почему люди уходят к Свидетелям Иеговы? Почему такая масса людей собирается на их богослужения? Не потому ли, что у мусульманского и православного духовенства нет современной агитации? Почему владыка Елевферий не показывается на людях? Ведь он, по сути – политический деятель, публичное лицо. Почему последователи традиционных религий не хотят выходить на прямой диалог? Не потому ли, что они не могут аргументированно парировать доводы оппонентов?
Как зачастую встречают нас – мужчин и женщин – в православных храмах и мусульманских мечетях? Не там встал (-ла), не тому святому свечку поставил (-ла), не так руки сложил, не тот головной убор надел, не в той одежде пришел, не так зашел и т.д. А как встречают, скажем, в корейской христианской церкви? Стоит им увидеть среди прихожан новенького (они же все друг друга знают в лицо), как тут же: «Братья и сестры! Среди нас наш новый друг. Давайте поприветствуем его, окружим любовью, поблагодарим за то, что сегодня он среди нас!» Как говорится, почувствуйте разницу… Согласен, это манипуляция. Впрочем, любая религия – это манипуляция. В такой атмосфере, в общих молитвах они достигают небывалого религиозного экстаза и из фанатизма могут выполнить любой приказ…»

Фарида Шарафутдинова, главный редактор газеты «РАБАТ»: «Артем, вы ушли от Свидетелей Иеговы. Кто вы теперь, атеист?»

Артем Григорян: «Нет, православный. На проводимых встречах, в том числе и в Казахстане, я ставлю перед собой задачу не обратить как можно большее число людей в православие, а рассказать им о пагубности сектанства».

Фарида Шарафутдинова: «Насколько эффективны такие встречи?»
Вахит Саляхов: «Борьба с сектантством – очень непростая задача. К ней мы привлекаем крупных специалистов в области сектоведения. В этом году к нам дважды приезжал Александр Дворкин. У сект хорошо поставлена практика мифотворчества. Наша задача – доносить правдивую информацию на основе их внутренних документов. Мы не анализируем их деятельность, другое дело – программные заявления их руководителей».

Юлия Денисенко: «Мы не против людей, а против догм в подобных организациях. В чем мы видим выход? Прежде всего в налаживании социальных программ. Человек сытый, имеющий стабильный заработок, не захочет идти в секту, слушать про джихад, конец света и так далее».

Владимир Жаринов: «Вопрос стоит о соблюдении законодательных норм. Акиматом ЮКО принято постановление о продаже религиозной литературы в Шымкенте в трех местах. Но так ли это? В тех же подземных переходах, на рынках спокойно продают подобную литературу, и ничего. Куда смотрит полиция? Ведь вот оно нарушение, перед носом… В этой сфере, как, впрочем, и в любой другой, надо действовать в четких рамках закона. Согласен, прежде всего человеку надо создать условия для нормальной жизни, дать социальные гарантии и, конечно же, нельзя забывать про идеологию нашего государства, а исламу и православию проводить столь же агрессивную политику, как и сектанты. В таких случаях нужна контрпропаганда, возможно, проведение совместных акций».

Алексей Бондаренко, представитель молодежного движения храма Казанской Божьей Матери: «Сектантству можно противопоставить так называемую «бомбардировку любовью», акции деятельной доброты. Сегодня волонтерское движение «Лучик» от Храма Казанской иконы Божьей Матери проводит акцию под названием «Теплые ножки» по сбору теплой детской одежды, носочков и обуви для детей из малообеспеченных семей».

Большинству из нас – и верующим, и атеистам – не нужны социальные и политические потрясения, нужны просто жизнь, стабильность, согласие, в том числе и межконфессиональное. Состоявшийся разговор – это всего лишь одна из диалоговых площадок, обмен мнениями относительно того, как сохранить это согласие. Как у нас это получилось, судить вам, а Бог нас простит – это его специальность.

Справка:
Телефон доверия от Ассоциации центров помощи пострадавшим от деструктивных религиозных течений в Шымкенте – 97-54-98.
Специальные стационарные помещения для распространения религиозной литературы, предметов религиозного назначения в ЮКО
г. Туркестан: магазин «Касиет», пр. Тауке хана, б/н; магазин «Н. Торекулова», ул. Ерубаева, б/н.
г. Шымкент: ТОО «Книготорг», ул. Байтурсынова, б/н; торговый дом «Универмаг», ул. Толе би, б/н; магазин «Кок жиек», ул. Байтурсынова, 16.
Телефон департамента по делам религий по ЮКО – 30-10-70*.

Фарида ШАРАФУТДИНОВА.

* — информация актуальна на дату публикации статьи.

Отправить ответ

1 Комментарий Включено "Острожно: религиозные секты. У всякой религии свои атеисты"

Уведомлять меня
2000
Отображать сначала:   новые | старые | популярные
wpDiscuz