Главное отличие криминальной полиции от всех остальных правоохранительных структур – дедукция
Главное отличие криминальной полиции от всех остальных правоохранительных структур – дедукция
Главное отличие криминальной полиции от всех остальных правоохранительных структур – дедукция

Они приветливые, улыбчивые, разговорчивые… Во всем, что не касается непосредственно секретов их работы. Они часами могут рассказывать о раскрытых (когда это было? В 2011? Или 2012?) преступлениях. Шутят и рассуждают на тему уровня адреналина опера и преступника. Но их глаза приобретают цвет металла, а холодные нотки предельной вежливости вдруг удерживают от нетактичного, пусть даже и журналистского, вопроса о тонкостях оперативной работы. Это секретно. Или совершенно секретно. В «святую святых», в свои головы, УГРО не запустит даже самого приятного человека… Хотя, в общении, вроде, и не отказывают.

… Иса Мамедов, первый замначальника УВД города Шымкента, на беседу к которому я так прорывалась, буквально через несколько минут с начала встречи оставил меня «на растерзание» своим подчиненным – отделу городской криминальной полиции. А сам отправился на место происшествия – уже с утра у горожанина угнали машину. Оперуполномоченные рассказывают, что шеф очень часто выезжает на место преступления сам. На мою просьбу составить ему компанию Иса вежливо, но железно отказал. «Вам будет о чем с ребятами поговорить…» – улыбнулся один из главных сыщиков Шымкента.

Начали, конечно же, с истории. Но не с привычной (со времен Феликса Эдмундовича и чека), а с местной, которая не так далека. Уголовный розыск вновь созданного в 2009 году городского управления внутренних дел начался с трех сотрудников. Даже кабинета у ребят приличного не было – ютились в каморке в торце коридора. Пока генерал Досумов, на тот момент руководивший департаментом внутренних дел, оспаривал и забирал здание ГУВД, отданное в частные руки, приходилось работать, как есть, и тем, что есть. Хотя в преступлениях никогда дефицита не было, шутят городские опера. Работать было тяжело – ни о каком техническом обеспечении и речи не шло. «Не то что на сегодняшний день, – рассказывает Айдар Айменов, начальник отдела криминальной полиции УВД г. Шымкента, – в нашем распоряжении сейчас, наряду с классическими, также и геномная, и одорологическая экспертизы. Что такое геномная все представляют, а вот одорологическая экспертиза – это та, что позволяет проверять и исследовать запахи. На месте преступления, где не оставлены видимые следы преступника, пробы воздуха могут рассказать о многом. Да и видеокамер сейчас во всем городе больше двухсот. И это только те, которые отслеживает оперативный центр. Здорово помогают камеры наружного наблюдения, установленные в различных офисах, в кафе-ресторанах, на заборах частных домов…»

Но работать проще не стало, утверждают криминальные полицейские, преступники тоже стали изощреннее. Сама жизнь учит – любой фильм с криминальным уклоном, как правило, – готовый сценарий преступления, да еще с подробностями, как, например, скрыть улики, по-быстрому и правдоподобно сообразить себе алиби, подкупить-запугать-устранить свидетелей. Смотри и учись, а кто запретит…

Иса Мамедов
Иса Мамедов

«И все же места преступления без улик не бывает, – подключается к разговору опер Аскар Алдияров. – Бывают невнимательные сыщики. Как бы тщательно ни готовился преступник, он обязательно допустит хоть мельчайшую, но ошибку, оставит свой след. Дело криминальной полиции – этот след увидеть, понять и додумать. Иногда на то, чтобы «понять и додумать» уходят недели, а то и месяцы. Но ничто не должно остаться безнаказанным!»

Главное отличие криминальной полиции от всех остальных правоохранительных структур – дедукция. Криминалисты идут от целого к частному, от преступления к преступнику. Другие (финполовцы, налоговая полиция) заматывают клубок от преступника к преступлению, УГРО – наоборот, разматывает.

«80, а то и 90% раскрываемости преступлений зависит от метода дедукции, – делится подробностями работы оперативник Муслим Турсманов. – Многое приходится сопоставлять, догадываться. Конечно, используется и агентурная сеть, не на необитаемом острове живем – обязательно краем глаза или краем уха слушок пойдет. Шила в мешке не утаишь. Даже страх людской не вечен. Мы вели одну преступную группировку несколько лет, и все же задержали – 18 человек сразу! Среди них был и сотрудник Енбекшинского РОВД, капитан. Про него и слухи ходили разные, и в разработке он долго был, поймали-таки. На счету этой ОПГ, если помните, громкое разбойное нападение в Мактаарале было на семью, взрослых и детей пытали, издевались. В итоге забрали около 100 тысяч долларов и 18 миллионов тенге, жизни искалечили…»

Причины преступлений сыщики делят на несколько собственных категорий: преступления под воздействием алкоголя и наркотиков, преступления от социальной неустроенности и зависти, преступления как образ жизни. «Глубоко ошибаются те, кто думает, что наркоманы, например, крадут, грабят, убивают в состоянии аффекта, под кайфом, – поясняет Айдар Айменов. – У них совершенно ясная голова. Эти люди, как волки, которых кормят ноги: они могут не думать о еде, одежде, но вот мысль о том, что через несколько часов понадобится новая доза, прочно сидит у них в голове. И все это время прорабатывается план добычи денег, ничего спонтанного нет. У социально неустроенных граждан постоянно желание иметь то, что есть у других. Но есть и целые кланы, в которых дед воровал, отец воровал, сын ворует и внук будет воровать. Адреналина им, видите ли, не хватает! Они так воспитаны…»

«Да какой у них адреналин, – смеется Аскар Алдияров, – это ты, когда за преступником бегаешь, такой адреналин получаешь! Вот это да! А они? Украл – в тюрьму, украл – в тюрьму… Скучно!»

За прошедшие восемь месяцев 2013 года только квартирных краж в городе случилось 2207, 171 автомобиль заявлен в угон. Из общего количества преступлений раскрыта только треть. Главная причина – транзитный город. Шымкент находится под боком у Узбекистана, до Киргизии рукой подать, через город проходит и оживленная трасса международного значения в российскую Самару. Немалая часть преступников – гастролеры из Алматы, Актобе и Семея – заехали в город и тут же покинули его пределы. Шымкентцы – лакомый кусок для преступного мира: нас много, и мы умеем зарабатывать деньги. «В северных регионах и народу поменьше, и народ победнее живет, – признаются оперативники. – А у нас еще и менталитет – все напоказ выставляем! И машины у нас, и двери входные дорогущие, и шторы на окнах чуть ли не ручной работы. И сигнализацию мы не хотим – с нами-то точно ничего не случится! А внимательный преступник все это подмечает…»

… Вот так весело, с огоньком и течет беседа с улыбчивыми людьми. И не скажешь так, навскидку, что за такой простой, на первый взгляд, работой шымкентских шерлоков, скрывается и семейная неустроенность (а кто будет терпеть отсутствие мужа дома чуть ли не круглосуточно?), и обиды детей (уходит отец — ребенок еще спит, приходит – ребенок уже спит…), и непрестижная зарплата… «Но это же элементарно, Ватсон! – отшучиваются опера. – Ну кто-то же должен следить за балансом вечного противостояния преступного мира и закона!»

Сегодня в городском управлении внутренних дел Шымкента сыском занимаются семеро оперуполномоченных: Талгат Абдрахманов, Бекзат Бектаев, Абдурахим Мусаев, Бауыржан Байгобаев, Аймахан Омаршаев, Аскар Алдияров и Муслим Турсманов. Руководит отделом криминальной полиции Айдар Айменов. С праздником вас, ребята, и всех ваших коллег!

Елена БОЯРШИНОВА