Партия сказала: «Надо!», и Казахстан лишил себя прибыльной отрасли.

Про то, как на гребне советской антиалкогольной кампании 1980-х Казахстан лишился своих знаменитых яблоневых садов, известно широко, рассказывает историю informburo.kz

Гораздо реже вспоминаются утраченные в то же время и по той же причине виноградники. А между тем обе потери вполне сопоставимы и равнозначны по своему значению!

Жители южных регионов современного Казахстана знали виноград много столетий. В Чимкенте, например, свой домашний виноградник был у каждого горожанина и занимал значительную часть любого приусадебного участка. Вот как вспоминал сад своего чимкентского детства мой отец Вячеслав Фёдорович Михайлов:

«Сад состоял из двух неравных частей; меньшая была засажена фруктовыми деревьями, а большая – огромным, как мне казалось, виноградником, который летом покрывался тонкой лёссовой пылью поднятой немногочисленным уличным транспортом. Однако и этого хватало, чтобы, войдя в виноградник, перепачкаться с ног до головы. Эти две части сада разделялись тропинкой, на которую можно было попасть через калитку в штакетнике, левее колодца. Тут же, под одной плоской глиняной крышей, стояли саманные дворовые постройки: «погребка» (там был глубокий круглый погреб, молоко из которого в самый жаркий день ломило зубы), «кибитка» (летняя кухня с русской печкой и плитой) и «землянка», где у моего деда хранились безграничные запасы красного сухого вина в бочонках и бутылях.»
Садом занимался дед (мой прадед) Кузьма Коныч Михайлов. Понятно, что съесть (и выпить!) весь урожай огромного виноградника дома было проблематично. Часть предназначалась для продажи, хотя и продать виноград на чимкентском базаре было сложновато. Свои виноградники были у каждого жителя славного города. Но для любого южанина важнее было не продавать, а торговать. И прадед, несмотря на своё русское происхождение, был в этом отношении эталонным торговцем:

«Дед с вечера упаковывал свою тачку с виноградом. Утром ему предстоял путь на зелёный базар, где этот виноград будет (если повезёт) продан. На базаре, прежде чем начать торговлю, дед будет ещё долго сидеть с другими торговцами, в основном с узбеками, и обсуждать разные житейские проблемы и договариваться о цене на виноград на грядущий день».

Патриархальные нравы пали под железной пятой коллективного советского хозяйства в 1930-е годы. Виноградарство обрело свою промышленную нишу в казахстанской экономике. Появились первые плодвинсовхозы. Румяные селянки с корзинами отборного винограда стали непременными персонажами пропагандистских плакатов, повествующих о расцвете Советского Казахстана.
Но подлинный расцвет казахстанского виноградарства пришёлся на послевоенные годы. Если в 1950 году площадь виноградников в республике составляла 4 тысячи гектаров, то в 1968-м она увеличилась до 18 тысяч га. Из них активно плодоносили лозы на 12 тысячах га. А валовый сбор за этот период вырос с 4 до 82,8 тысячи тонн. К концу же существования отрасли в Казахстане числилось 26 специализированных хозяйств, в которых с 27 тысяч гектаров собиралось в хорошие годы (например, в 1981-м) до 200 000 тонн солнечных ягод!

Изменилась и география отрасли. Вот что сообщает казахстанское издание многотомного географического обзора «Советский Союз»:

«Виноградарством на юге республики до революции занимались только в районах Чимкента, Арыси и Джамбула. Теперь виноградники появились в низовьях Сырдарьи и в предгорьях Джунгарского и Заилийского Алатау, особенно в долинах рек Чилика, Иссыка и окрестностях Алма-Аты, где хорошо акклиматизировались сорта винограда, идущие для производства коньяка, шампанских и других высококачественных сухих вин».

Другая географическая монография, изданная в Москве, «Казахская ССР. Экономико-географическая характеристика» уточняет:

«Некоторые районы плодоводства имеют всесоюзную известность (район Алма-Аты – яблоки апорт, Южно-Казахстанская, Джамбулская и Талды-Курганская области – сады и виноградник)».

Всесоюзная известность казахстанского винограда в стране, где виноградники были не только брендами, но и узнаваемыми элементами пейзажей целых республик, говорила о многом. В те годы в республике выводились не только новые породы овец, но и новые сорта винограда (например, «каракоз», «алма-атинский ранний» и т .д.) – селекцией занималось целое научно-производственное объединение «Алмалы». Не случайно некоторые виноградники стали приобретать широкую известность и становились основой винных марочных сортов – про южноказахстанский «Капланбек» ценители вспоминают до сих пор.

Но не надо думать, что весь виноград целиком шёл на производство алкоголя. На местном сырье в Алма-Ате работал не только завод шампанских вин, но и плодоконсервный комбинат. Он выпускал сок не только трёхлитровыми банками, но и маленькими «стаканными» баночками. А гранёный стакан виноградного сока в школьном (и не только школьном) буфете стоил в те времена 10 копеек.

И про то, как растёт виноград, знали в республике не только сельские жители. Увесистые тёплые грозди, руки, покрытые сладкой грязью, оскомина от непомерного потребления пыльных ягод, осеннее солнце, пробивающееся сквозь ажурную листву – всё это наверняка хорошо помнят многие казахстанские школьники и студенты из советского времени. Потому что никого не минуло участие в «добровольной» помощи совхозам-колхозам в сборе урожая. И многим довелось побывать на винограде.

Всё поменялось в одночасье, с началом антиалкогольной кампании имени «Михал Сергеича» Горбачёва. 7 мая 1985 года было принято Постановление ЦК КПСС («О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма»). И в тот же год валовый сбор казахстанского винограда сократился до 68 тысяч тонн.

Но фатально история казахстанского виноградарства закончилась позже, в тот момент, когда вместо румяных девушек и задорных студентов на виноградники вышли скрежещущие бульдозеры. Уничтоженные на волне антиалкогольной кампании виноградники Казахстана перестали быть отраслью сельского хозяйства. Они превратились в достояние истории.

Андрей Михайлов