Узденов

Николай Дорогов на своей страничке в ФБ опубликовал фото, на котором известный шымкентский бард Тахир Узденов. Прошло с того дня уже почти сорок лет, но Тахир по-прежнему остается самым любимым бардом и не только Шымкента.
Фото под названием «Щщас запоет… Обуется только»… относит шымкентцев в далекое прошлое. А журналист Ольза Зорина рассказывает очень тепло о всеобщем любимце публики.

Пить с Высоцким
Тахир Узденов. Музыкант, поэт, журналист, пресс-секретарь акима города Шымкента, хулиган и любимец публики – это все о нем.
ТАХАризма Узденова захватывает всецело и тогда, когда с ним общаешься, и особенно тогда, когда слушаешь песни в его исполнении. Голос с хрипотцой и душа нараспашку – главные составляющие его обаяния. И прибавить сюда горячий темперамент, безусловный талант и верность сказанному слову.

В городе Шымкенте Тахира Узденова знают не только во всех творческих кругах. Среди его друзей – журналисты, педагоги, полковники, генералы, акимы, спортсмены, банкиры.
Таха или еще Быша – так называют его любя.

«Таха – это особая статья в нашем городе. Его любят все, когда он трезв, как стеклышко, и избегают также почти все, когда он выпивает кружку-другую своего любимого шымкентского пива», — напишет в своем романе-эссе «Дерн» еще один бард Шымкента Кенес Исмаилов. И продолжит: «Рассказать про Таху? Но это невозможно! Легче написать поэму, создать симфонию или построить новый город! Это надо так глубоко зарыться в века, вспомнить всю его родословную карачаевских князей, взобраться на самые высокие горы Кавказа, проехать всю Евразию в товарном вагоне (семья Тахира в сталинские временам была депортирована в Южный Казахстан), спеть столько своих песен и выпить флакон вина с Владимиром Высоцким в центральном парке Шымкента»…

От бунта — к шпаге!

Тахир пишет и поет всю жизнь, хотя и не является профессиональным музыкантом. Его песни «Моя единственная женщина», «Пони бегут по кругу», «Улетающая птица», «Ничего не вернуть», «Я вернусь журавлем» и другие положены на музыку разных композиторов, имеют разные аранжировки, а главное поются постоянно и знаются наизусть сотнями людей. В Шымкенте во всяком случае ни одна творческая тусовка не остается без всеми любимых романтических песен Тахира, и всякий бардовский фестиваль распевает его трогательные куплеты.

Обычно стихи Тахи просто вручную переписываются, или запоминаются после прослушанных его песен. Многие вошли в музыкальные сборники. Печатных же, в издательском формате, не было никогда. Если, конечно, не считать книжки «пТАХА», собранной и изданной к его пятидесятилетию друзьями Узденова. В нее вошли как стихи Тахира, так и слова-ТАХАризмы, придуманные друзьями, а еще фотографии, шаржи, рисунки и графика на все ту же тему «ТАХА». Эту книженцию можно считать первой поэтической книгой автора, песни которого поют не только музыканты и творческий бомонд города Шымкента, но также включают в свой репертуар известные исполнители.

«Какая я Вам птаха?» — бунтовал шымкентский бард, возмущавшийся названием книжки, но упивающийся искренним подарком друзей. Но «пТАХА» разлетелась по городу в один миг. Ее тиража не хватило на всех жаждущих настоящей поэзии, не смотря на то, что песни Тахира знают наизусть. В самом же Узденове она вызвала страстное желание срочно заняться изданием собственного поэтический сборник.

Ничего не вернуть –
Это, в общем-то, всем нам известно,
Как могли, так и жили — спеша, ошибаясь, греша,
Кто-то книги оставит, картины, а мы оставляем вам
Песни –
Это все, чем смогла обозначиться в мире душа.

Может, это пустяк, может, это совсем и немного,
Больше мне ничего, к сожаленью, иль к счастью,
Не смочь,
Знаю я, что рекою закончится где-то дорога,
Там свиданье назначено с дамой по имени Ночь.

Ничего не вернуть? Ну, а, в общем-то, мне и не
Надо.
С благодарностью тихой на прожитое оглянусь,
И увижу, что там, за неясной, но прочной оградой,
Ждет меня эта девушка в желтом по имени Грусть.

В перламутровой дымке и еле уже различима,
В своде синего неба, в венке из весенних цветов
Та, кем я заболел окончательно, неизлечимо,
В платье огненно-красном стоит моя фея — Любовь!

Чуть поодаль – подруга в прозрачной и светлой
Одежде –
Улыбается мне и приветливо машет рукой.
Узнаю, узнаю, друг мой верный, последний –
Надежда,
Как бы жил без тебя я на вечной и грешной Земле!

Ничего не вернуть –
Это, в общем-то, всем нам известно,
Как могли, так и жили — спеша, ошибаясь, греша,
Кто-то книги оставит, картины, а мы оставляем вам
Песни –
Это все, чем смогла обозначиться в мире душа.