Вообще-то, эта статья не имеет никакого информационного повода, кроме, пожалуй, одного, оправданного «злобой дня» – летний отпуск. Впрочем, и отпуском своим мне особо гордиться нечего – это не Канары с Багамами, а рядовая малобюджетная поездка в западносибирский город Омск, вызвавший в свое время устойчивое отвращение у Федора Михайловича Достоевского.

Но, здесь надо брать во внимание конкретный психологический настрой. Великий писатель был сослан в Омск на каторгу, в острог, а я поехала туда с исключительно приятным родственным визитом. Чувствительная разница восприятия…

ЧЕРТЫ ГОРОДСКОГО «ЛИЦА»
«Омск гадкий городишко. Деревьев почти нет. Летом зной и ветер с песком, зимой буран. Природы я не видел». Так презрительно и нелицеприятно отзывался о городе наш бессмертный классик в своем письме к брату в 1859 году. Что касается климата, то с тех времен он, видимо, мало изменился. Казалось бы, никаким летним зноем меня, южанку, было трудно вывести из физического равновесия… Но, действительно, плюсовая температура под 30 градусов там переносится весьма тяжко. Что поделаешь – повышенная влажность. Там погоду делает Иртыш, величаво рассекающий город на две «бережные» половины.

Ну, а если говорить о самом Омске в целом, то за полтора века, прошедших с каторжных времен Достоевского, «гадкий городишко» значительно разросся, вобрал в себя более миллиона городского населения и значительно покрасивел. Правда, это никак не относится к «спальным» микрорайонам города – как и во многих городах постсоветского пространства они так же безлики и невыразительны. Зато центр несомненно отличается своим необщим и запоминающимся лицом. Там много старины, хотя и не очень-то глубокой. А что вы хотите – Омску всего-то чуть более 300 лет. Вот, например, краснокирпичное здание бывшей Государственной Думы, расположенное на соответственно одноименной улице Думской. Если верить мемориальной табличке, там проходили все важные губернские заседания – начиная с 1897 по 1907 годы включительно. У нас в Шымкенте по степени исторической древности с ним может соперничать лишь здание бывшего Никольского Собора в бывшем Детском парке. Позднее церковь была перепрофилирована под Чимкентский Дом пионеров, сейчас там размещается Театр кукол и, хотя с тех пор этот памятник старины не сдвинулся ни на шаг со своего места – от первоначального архитектурного замысла там мало чего осталось. К чему это я? А к тому, что в Омске, например, за каждый подобный исторический памятник зодчества бьются отчаянно. Попробуй там покуситься на архитектурную целостность культурного наследия из прошлого – не важно какой отдаленности.

Но не только исторические здания определяют впечатления от города, а невероятное количество так называемых малых скульптурных форм. Тут и там можно натолкнуться на какое-либо изваяние в полный человеческий рост – будь-то омский городовой, юный кадет, часовщик или задумчиво сидящая на скамье Любочка, действительно существовавшая незабвенная жена генерал-губернатора Сибири Густава Гасфорда, рано ушедшая из жизни. А на «Сантехника Степаныча», слишком реалистически вылезающего из канализационного люка, вообще можно нечаянно наткнуться или наступить, если по рассеянности не смотреть под ноги…

Да уж, с памятниками и скульптурами в Омске все в порядке. Причем, если памятники маршалу Георгию Жукову или генералу Дмитрию Карбышеву, замученному в фашистских застенках, еще можно логически объяснить недавним военным прошлым, то скульптуры вроде художника Ван Гога, «Летящего мальчика» или сюрреалистического Дон-Кихота возникли там исключительно по воле необузданной фантазии омских градоустроителей.

ОМСК КАК ГОРОД-ПАТРИОТ
Вообще-то в Омске, по моим наблюдениям, осталось еще много советского. Об этом свидетельствуют и памятники, и наименования городских магистралей. Конечно же, там еще существуют и проспекты Ленина и Карла Маркса, улицы, названные в честь разных юбилейных лет революционного Октября и Красной Армии, улицы в честь революционных комиссаров и партийных вождей. Есть там длиннющая улица под идеологическим названием Красный Путь… ну и еще многое в этом роде. Хотя… историческая память омичей не «узколоба», и вовсе не ограничивается приверженностью к советскому прошлому. Так, например, Омск, несмотря на идеологический антагонизм событий, трепетно хранит и память ярого врага Советской власти – адмирала Александра Васильевича Колчака. Он, в 1918 году провозглашенный Верховным Правителем и Верховным Главнокомандующим России, и жил здесь, и правил, и беспощадно воевал с большевизмом. Не сомневайтесь, в Омске и памятник Колчаку установлен, и фешенебельный ресторан «Колчакъ» не пустует. А дом купца Батюшкина, где в свое время проживал диктатор вместе со своей возлюбленной Анной Тимиревой, содержится и охраняется со всевозможным почтением… В общем, историческая память омичей объемна и незлобива. Они ничего не забыли – ни одной значительной детали, ни одной знаковой личности, прямо относящейся к своему любимому городу. А уж Достоевского как не забыли! Хотя и ненавидел он этот городишко со всей страстью своей непримиримой души… Уж не ему ли принадлежит уничижительная расшифровка самого названия города: ОМСК – это Отдаленное Место Ссылки Каторги! А вот же нет, омичи не обидчивы – и памятник ему воздвигли, по виду очень комплиментарный, и Государственный литературный музей открыт во имя его, и тяжкие кандалы каторжника Достоевского до сих пор там омываются слезами…

ОМСК – ГОРОД КОНТРАСТОВ
Пусть это выглядит вопиющей гостевой неблагодарностью, но я все-таки позволю себе подкинуть критическую ложку дегтя в медовую бочку восхвалений. Пусть омичи не обижаются. Ведь они и сами оценили качество своей городской среды весьма низко – 3,2 балла из 5 возможных. А общероссийский рейтинг городов России вообще удручает. Подытоженный недавно результат анализа крупных городов России Единым институтом развития показал, что по многим показателям – включая экологию, транспорт, зоны отдыха и так далее – Омск оказался «в хвосте». Хуже него только стольный город Республики Тыва – Кызыл. Наш Шымкент, который россиянам вообще неведом, смотрится куда как респектабельней и чище. Омск же иногда просто поражает контрастами. Вот идешь, бывало, по улице 10-летия Октября и видишь: налево – высотная элитная многоэтажка со всеми наворотами, а направо – деревянная избушка, по самые «уши» вросшаяся в землю… Не знаю, может это задумка такая, типа: «Так жили раньше, а так живем сейчас»?! Или, может, это чрезмерное рвение по охране памятников старины? О транспорте и говорить нечего. Решила было я прокатиться на трамвайчике… Сначала это реликтовое средство передвижения устрашающе тряслось и скрипело, а потом, на одном из поворотов, все-таки сорвало свои электрические «усы». Причем, заметьте, стоимость проезда на любом омском транспорте – автобусе, троллейбусе, трамвае – даже близко не соответствует степени «ездовой» комфортности. Повсюду 30 российских рублей! Умножьте примерно на 6 – итого около 180 тенге. А мы еще на шымкентский транспорт ворчим…

ОМСК – ЭТО ЛЮДИ
И все-таки, верно гласит известный постулат: «Главное не форма, а содержание»! Никогда и ничего не забывающие омичи по праву гордятся своими знаменитыми земляками. Взять хотя бы целую плеяду талантливых людей, оставивших свой след в искусстве. Художник Михаил Врубель, поэты Иннокентий Анненский и Роберт Рождественский, выдающиеся актеры Михаил Ульянов, Валентина Талызина, Любовь Полищук, Владислав Дворжецкий, Спартак Мишулин – все родом из Омска. Разве этого мало?

Вообще-то, омские жители заметно отличаются от наших необыкновенной общительностью, открытостью и мгновенной готовностью к пространным разговорам на любые вольные темы. Допустим, едешь ты в автобусе, сама по себе, а тут вдруг рядом подсаживается незнакомый пассажир и сразу же начинает делиться с тобой замечаниями о текущей погоде или о грабительских тарифах за коммунальные услуги… Здесь это норма.

А если уж говорить о народонаселении Омска в целом, так по своему составу, конечно, оно не так интернационально, как в Шымкенте. Но самая его многочисленная национальная диаспора – именно казахская. Казахов в Омске более 80 тысяч, они монолитно объединены «Региональной национальной автономией казахов» и общественной организацией «Казахи Омска». Вы ведь уже знаете – омичи ничего не забывают. Так вот, и казахского ученого и просветителя Чокана Валиханова они чтят и помнят, в его честь названа улица города, и все это потому, что Чокан на заре своей молодости учился в Сибирском кадетском корпусе, располагавшемся в Омске.
В общем, с Омском все в порядке. Иртыш до сих пор несет там свои полные воды и так же полны добротой и гостеприимством души его людей.

Елена ЛЕТЯГИНА