Толпа – утренняя, уличная, спешащая по своим делам. Она кажется безликой массой прохожих, снующих туда-сюда, туда-сюда. Тебе некогда «расчленять» ее на элементы-личности, ты и сам спешишь.

Но, поверьте, эта масса безлика только на первый взгляд. Если чуть сбавить темп и все-таки присмотреться, то среди встречных прохожих тебе точно попадутся несколько знакомых. К примеру, парочка соседей по дому, знакомая медсестра из процедурного кабинета, а вот повстречался электрик и вслед за ним – припозднившийся продавец из овощного ларька… Ба, да кого тут только нет! Среди мимо проходящих и мимо проезжающих сборщики мебели, соцработники, врачи поликлиник, строители-ремонтники, массажисты, сантехники, почтальон и прочие. И со всеми ними ты так или иначе сталкивался по жизни. Так начинаешь отчетливо понимать, что по сути-то мы все являемся чьими-то клиентами, пациентами, абонентами.

Почему мы годами ходим к одним и тем же мастерам маникюра-педикюра, к парикмахерам? Почему на рынке сразу же идем к «своим» мясникам и молочникам? Храним верность «своим» портным и сапожникам? Вызываем на дом только знакомых электриков и сантехников? Просим друзей поделиться контактами их мастеров? Потому что нашли и находим их методом «естественного отбора», занявшего годы, а у кого-то – десятилетия.

Мы дорожим ими, доверяем им и, уверена, они – нами.
У одного из любимых моих писателей Эфраима Севелы есть повесть «Остановите самолет – я слезу!», герой которой Аркадий Рубинчик – парикмахер высшего разряда. Он работал в советское время в московской гостинице «Интурист», то есть обслуживал исключительно высший свет – дипломатов, туристов, работников мира искусств. «Все головы этого мира обработаны мною, и по закону сообщающихся сосудов кое-что оттуда перешло ко мне, – рассказывает Рубинчик. – Каждый писатель из моих постоянных клиентов считал своим долгом обязательно дарить мне экземпляр только что вышедшей книги с соответствующей надписью и потом, приходя стричься или бриться, считал не меньшим долгом спрашивать, как мне понравилось прочитанное, а чтобы я не увиливал, выпытывал конкретно, по главам». Чтобы не потерять клиентов Аркадий перелистывал эти книги. Весь этот прочитанный Рубинчиком винегрет и услышанные разговоры деятелей искусств застряли в его голове. А когда он открывал рот и начинал говорить, многие ошибались и принимали его за писателя, как минимум, средней руки…

Профессионализм – конечно же, это главный критерий, на который при выборе мастера обращает внимание клиент. Но есть еще несколько тонкостей, которые «привязывают» нас к к конкретному профи. «Мне нравится, что, когда я прихожу в салон, и мастер маникюра обращается ко мне по имени и на «вы». И всегда она приветлива, хотя, по всей вероятности, и у нее своих проблем хватает, – поделилась своим мнением молоденькая девушка по имени Света. – Кстати, недавно по рекомендации подруги я зашла в один из бутиков по продаже парфюма по улице Аскарова, так мне там сразу очень не понравилось. Я даже товар не весь успела разглядеть. Меня оттолкнуло высокомерное обращение ко мне на «ты». Ну с каких это пор мы с этой продавщицей на «ты»?!»

«А меня подкупает искренность и тактичность моего косметолога, – призналась молодая женщина Карлыгаш. – Я понимаю, что у меня проблемная кожа. Я даже комплексую из-за этого. Но мой мастер-косметолог так тактично объясняет мне необходимость проведения предложенных ею процедур, что я с ней полностью соглашаюсь. Я доверяю ей. Ценю то, что это у нее выходит не наигранно, не фальшиво, а очень искренне».

В советское время было особенно много примеров неприкрытого хамства в сфере обслуживания, торговли. О, сколько анекдотов было посвящено этой теме. Помните, один из них: «В магазин ближе к полудню заходит покупатель и обращается с просьбой к продавцу. Та тут же реагирует и кричит напарнице через весь торговый зал: «Клава, взвесь этому мужчине килограмм бубликов. Я на обед иду, уже руки помыла…»

А вы знаете, и сейчас у нас встречаются наследницы этих теток из советской торговли. Подруга рассказала, как она с отцом несколько лет назад искала мягкий уголок для гостиной. На стареньких «Жигулях» они припарковались возле одного из салонов мебели на Тауке хана и намеревались зайти в магазин. Перед входом в торговый зал стояла модно одетая курящая девушка, явно из персонала салона. Она оценивающе посмотрела на приближающихся людей и спросила: «Если вы к нам, то знаете, для вас у нас ничего подходящего нет! Поищите в другом месте!» Вот те на… Выходит не выдержали «фейс-контроля» уже на входе в торговую точку…

А другая подруга накануне новогоднего корпоратива забежала в бутик одежды популярного торгового центра опять же по улице Аскарова. Ходила, выбирала платье, примеряла, вертелась у зеркала, потом вновь примеряла… Продавщице видимо надоело взирать на то, как долго покупательница возится с выбором и спросила-таки у нее: «А на какую сумму вы рассчитываете приобрести платье?» Услышав ответ, она громко изумилась: «Всего на десять тысяч?!» В итоге Дина ушла из этого бутика и купила-таки желанное платье в другом торговом центре. «Мне так хотелось вернуться в тот, первый бутик и показать той нетактичной продавщице свою прекрасную покупку. Ну, прямо как героиня Джулии Робертс в «Красотке».

Смешные такие… Не понимают, что они всего лишь продавцы, а не владельцы этих магазинов. И их доход ничуть не выше доходов обычных покупателей. Порой сами владельцы этих торговых центров куда приветливей таких наемных продавцов…
К чему все это? Да к тому, что давайте будем взаимно вежливыми. И ценить своих настоящих и потенциальных клиентов, покупателей! Сегодня вы на коне, но ведь неизвестно, где завтра окажется тот, кем вы пренебрегли сегодня.

Фарида ШАРАФУТДИНОВА