Дорогие земляки, читатели, современники, с завершением этого непростого года! С Новым 2021 годом всех нас!

Почти весь год мы прожили по указке – что носить, по сколько и где собираться, куда ходить, а куда не стоит, где праздновать, а где лучше и не начинать, куда не ездить, а если и путешествовать, то с какими справками и анализами… И ничего, мы адаптировались к новым условиям, принимаем эти без конца меняющиеся правила «игры». Правда, большей частью мы с вами стали беднее, с другой стороны – а кому сегодня легко?! Прорвемся. Лишь бы хуже не было…

У новогоднего праздника есть немало традиций, ритуалов – кто-то под бой часов поджигает бумажные записки с желаниями на новый год. И выпивает их пепел вместе с шампанским. Другие выкидывают из окон дома на улицу старые ненужные вещи – обувь, игрушки и даже мебель. К примеру, в Дании прямо под Новый год принято разбивать на счастье старую посуду. И почему-то стараются это делать у порога родных или друзей.

Не знаю, какой надо придумать ритуал, какие прочесть заклинания, чтобы наше повседневное пребывание на этой планете, конкретно – в Шымкенте, не омрачалось никакими неудобствами. По мановению чьей волшебной руки благоустроят появившиеся в этом коронавирусном году две автобусные остановки по улице Мангельдина? «Пользователи» ими костерят местную власть – более травмоопасные еще надо постараться придумать. Прежде чем сесть в подъехавший автобус, надо умудриться перепрыгнуть ливневый лоток. А если тебе не 20 лет, а если ты с сумками и с ребенком? Как тут быть?! И еще, эти остановки не оборудованы мусорными ящиками. И все отходы засоряют прилегающую территорию. Отвратительная картина. Считай, помойка почти в центре города.

Мусора в избытке и на открывшемся в этом году мосту на Жана-Шахаре. Видимо, не только пожилым жителям этого района не взобраться на него, но и дворникам. Такое впечатление, что пешеходная часть моста не подметалась со дня его открытия. Ау, наШальники, обратите внимание на чистоту моста!

Есть один хороший ритуал, который стоит применять каждому. Суть его – почаще подмечать позитивное, обнадеживающее в окружающей нас действительности. Меня, к примеру, по-хорошему удивил факт, приведенный моей коллегой, журналисткой Галиной Герман. На днях она брала интервью у руководителя департамента Агентства РК по противодействию коррупции по городу Шымкенту Асхата Жумагали. Так вот он привел такой факт: «На многие мероприятия, связанные со статусом Шымкента как культурной столицы СНГ, изначально были заложены бюджетные деньги, но из-за карантинных ограничений эти события не состоялись. По нашей инициативе был проведен мониторинг неосвоенных средств, и в результате свыше четырех миллиардов тенге было возвращено в бюджет Шымкента. Это характерный пример предотвращения возможных хищений на начальной стадии». Ну прекрасный факт, один из множества, молодцы! Особенно впечатлило последнее предложение – «…пример предотвращения возможных хищений…» Тут и добавить нечего. Подробнее это интервью можно прочесть на сайте panorama.shymkala.kz.

Повторюсь, такие примеры обнадеживают, значит, государство наше способно самооздоровиться.

В предновогодние дни обычно кто-нибудь из старшего поколения обязательно вспомнит о том, что 26 декабря 1991 года перестал существовать СССР. Ведь так? Одни страшно ностальгируют по тем годам, другим – совсем не жалко, они готовы без устали чернить этот период недавней истории. Вот именно в связи с этим прочтите небольшое воспоминание всемирно известного музыканта Мстислава Растроповича: «Когда в 1942-м в эвакуации не стало отца, у меня началась депрессия, я не хотел больше жить. Вот тогда-то меня и стали брать с собой на гастроли артисты Малого театра оперы и балета. Они хотели меня спасти. 3имой, в жуткий холод, они отправились в Орск с мальчиком, тащившим за спиной казённую виолончель номер восемь.

Нас ехало шестеро, я всех помню по именам. Там были Ольга Николаевна Головина, солистка, Изя Рубаненко, пианист, аккомпаниатор, Борис Осипович Гефт, тенор, мой опекун в дальнейшем, Коля Соколов и Светлана Шеина – пара из балета, взрослые люди, заслуженные артисты. И я. Вошли мы в общий вагон, мне досталась боковая полка, на которую я и лёг, потому что ехали мы в ночь. И сразу же погасили свет в вагоне, и каждый из взрослых стал не раздеваться, а, напротив, что-то дополнительно на себя надевать. Потому что одеяльца нам выдали прозрачные.

Мне нечего было на себя надеть, да и та одёжка, в которой я пришел, была аховая. Я скорчился под своим одеяльцем, и поезд тронулся. Я никак не мог согреться и понял, что уже не согреюсь, в вагоне становилось всё холоднее. Ночь, мрак, как в каком-то круге ада, умерший отец позади, впереди неизвестность, я еду куда-то никому не нужный. И я, помню, подумал, как было бы замечательно сегодня во сне умереть. И перестал сопротивляться холоду.

Проснулся я в полной темноте, оттого что мне было жарко. Одеяло стало почему-то толстым и тяжелым. Я пальцами в темноте начал перебирать его и обнаружил, что всего на мне лежит шесть одеял. Каждый из ехавших со мной, не сговариваясь, в темноте укрыл меня собственным одеялом.

Позже, когда меня уже лишили гражданства, я говорил друзьям, которые требовали от меня злобы: а вот за эти одеяла я еще не расплатился. И, может быть, никогда не расплачусь. Вот эти пять артистов, мой отец и масса других людей, согревавших меня каждый по-своему, – это и есть моя страна, и я ей должен до сих пор»…
Этой страны уже нет и никогда не будет. Есть страна, в которой мы живем, гражданами которой мы являемся – это Казахстан. Надо постараться сделать все возможное, чтобы она процветала и в ней тепло жилось всем, без исключения, ее сынам и дочерям.
Надо жить дальше! В соцсетях попалась фотография одного деда в достаточно модных солнцезащитных очках. Фото сопровождал такой текст: «Дед одного моего знакомого, когда ему хвастались заграничными путешествиями, говорил: «Я родился в Венгрии, жил в Польше, далее – в СССР, потом в Германии, и снова в Союзе. Теперь живу в Украине. И все это, не покидая вот этого своего собственного дома в Львовской области, а вы – сосунки!»

С Новым годом нас, земляки! Будем живы! До новых встреч!

Фарида ШАРАФУТДИНОВА