Как сейчас помню, как 10 лет назад к нам в редакцию поступил сигнал, что у здания областной администрации собралась взволнованная толпа с непонятными требованиями к властям.

Приезжайте, мол, и выясните, что к чему. Пахло «жареным», и мы поехали. Оказалось, ничего особенного. Просто некие общественные активисты просили в год 20-летия независимости Казахстана не забывать и о другом крупном событии национальной значимости, а именно: достойно и на уровне отметить 300-летие со дня рождения Абылай хана. Пикетчики заявили, что этот исторический деятель всю жизнь отстаивал независимость казахского народа и поэтому его памяти надо уделить особое внимание.
Было непонятно, зачем надо было облекать такое естественное требование в столь шумную демонстративную форму. Ведь никто и не был против. Совсем наоборот. Заместитель акима, вступивший в диалог, пообещал подготовить специальный план соответствующих мероприятий. Словом, успокоил общественность. А я тогда заинтересовалась: что за человек был этот Абылай хан, если за его память спустя три сотни лет так бьются его дальние неравнодушные потомки? В этом году ему исполнилось бы 310 лет, и нынешний год пройдет под знаком 30-летия Независимости. Редкие юбилейные совпадения. Самое время поделиться познаниями.

Личность, овеянная славой и легендами
Образ Абылай хана окутан мифической аурой. Впрочем, как и многих других национальных кумиров, в том числе Абу Насра аль-Фараби, Ходжи Ахмета Яссави, Байдибека, Кабанбай батыра. Это и понятно: чем масштабнее личность, тем ярче народ расцвечивает его черты, качества характера, величие поступков. Сначала изложу зафиксированные факты.

Абылай (настоящее имя Абилмансур) родился 23 мая 1711 года в Туркестане и умер в 1781 году около реки Арысь в Южном Казахстане, кстати, тоже 23 мая. Род деятельности: хан всего Казахского ханства, признанный всеми жузами. Происхождение: сын Коркем Уали-султана, внук Абылай хана Каншера, потомок Барак-хана (в 9-м колене). Предки Абылай хана происходят от сына Чингисхана Джучи. Кстати, если кто обратил внимание на слово «уали» в имени отца, тот сразу же поймет, что Шокан Уалиханов, казахский ученый и просветитель, – прямой потомок Абылай хана, точнее, правнук.

Но даже эти скупые биографические факты, приведенные в «Википедии», ученые подвергают сомнению. Как и его настоящее имя. Пишут, что изначально он вовсе не Абилмансур – это всего лишь прозвище. С персидского оно переводится как «победитель», «непобедимый». К слову, и великого Тамерлана звали Абилмансур-Тамерлан. А настоящее имя Абылай хана так и будет – Абылай, а если полнее – Абылай-Мухаммед-бападур султан. Именно так, говорят, выгравировано на его именной султанской, а позже и ханской печати. В пользу этой версии подлинного имени приводят аргумент, что и деда его звали так же – Абылай по прозвищу Каншер (кровопийца), данное врагами за неистовую ярость в бою. Ставится под вопрос и дата рождения – не 1711-й, а 1713 год. Все эти разночтения и научные изыскания говорят лишь о том, что интерес к этой личности не угасает до сих пор и, похоже, не угаснет никогда.

У Абылай хана тоже было прозвище Сабалак. У него своя история, уходящая в трудное ханское детство. Когда будущему великому полководцу было 12 лет, шла борьба с джунгарами, и в этой войне погиб его отец, султан Уали. Мальчик остался сиротой. Если верить народным сказаниям, отрока из объятого огнем города вынес на спине раб Ораз. И отправились они в Туркестан просить покровительства у знатных родственников. Но получили отказ. Пришлось подростку скитаться по степи, тщательно скрывая свое знатное происхождение. Абылай терпел всяческие лишения, устраивался на «черную» работу к богатым людям. Так, по легенде, он пас верблюдов знаменитого Толе би, а после был пастухом у бая Даулеткелди. Выглядел он в то время ужасно: одет в лохмотья, тощий, неопрятный. Поэтому и прозвали его Сабалак, то есть «лохматый», «нищий». Но несмотря на это, по свидетельствам современников, а скорее всего, по народному мифотворчеству, держался он всегда с превеликим достоинством! Никогда не сидел на голой земле, не ел из общей посуды, не пил из грязной чашки и никогда ничего не просил. Хозяин, заметив такой необычный для «голодранца» стиль поведения, однажды одарил своего работника лучшим в табуне скакуном – огнехвостым Чалкуйруком. И год спустя Сабалак решил стать воином. Он отправился к знаменитому Богенбай батыру, и с разрешения Толе би тот взял его в разведку, а затем и вовсе приблизил к себе, сделав оруженосцем. Карьера была по тем временам головокружительная: от пастуха, табунщика до выдающегося воина-полководца.

На пути к величию
Когда я читала про нелегкую юность будущего правителя Казахского ханства, вспомнила: а ведь такие же мифологизированные факты биографии приписывали и великому аль-Фараби! И он тоже – до своего жизненного триумфа – скитался по азиатской пустыне. И он тоже когда-то работал садовым сторожем у арабского калифа. Наверное, потомкам просто свойственно наделять своих героев живыми человеческими чертами и переживаниями: лишениями, страданиями, преодолением всех бедствий и в конце – сказочный апофеоз богатства и славы.

Впрочем, и современные ученые считают эту часть жизни Абылай хана, мягко говоря, вымышленной. И приводят соответствующие аргументы и факты. Например, есть документальные доказательства, что, оставшись сиротой, Абылай все же не остался без покровительства и крыши над головой. Под свое крыло его сначала взял родной дядя Кайып хан, затем Самеке хан, а потом Абдулмамбет, хан Среднего жуза. Благодаря высокой ханской опеке, Абылай получил всестороннее аристократическое воспитание и образование, был обучен военному искусству и рукопашному бою, слыл метким стрелком, оратором и тонким дипломатом. Ученые приводят протокол переговоров, где почти стенографически, до мельчайших подробностей, описан ход встречи Абдулмамбета с российским наместником, где присутствовал и Абылай. Так вот чиновники были весьма удивлены переговорными способностями молодого дипломата, его настойчивостью и упорством в отстаивании государственных интересов. Было видно: у юноши большое будущее. К тому же Абылай проявил на переговорах истинную природную интеллигентность, уважение к чужим обычаям и знание дипломатического протокола. Так, к примеру, он извинился перед гостями за то, что сидит в головном уборе, объяснив это тем, что у казахов не принято его снимать. Русская сторона была очарована такой подчеркнутой деликатностью, неожиданной для представителя степи.

Абылай был из тех немногих государственных вельмож, которые, прежде чем добраться до власти, сначала покрыли себя лаврами личных побед над врагом. Поэтому ничуть не вызывает сомнения его легендарная схватка с джунгарским батыром, которому нанес сокрушительное поражение. Ему тогда было всего 19 лет. Вот как описывают это историки: «С раннего утра близ Итишпес Алаколя выстроились два войска: джунгарское под желто-черным знаменем и казахское с белым бунчуком и волчьей головой. Но битва сразу не началась. Перед ней традиционно проводился поединок батыров. Из числа джунгар выехал сын хутайджи Галдана Церена Шарыш. Его описывают как могучего человека исполинского роста, известного храбреца. Он был весь закован в латы. Грозно выехал на середину реки и застыл в ожидании противника.

Среди казахского войска началось смятение. Никто не решался на битву с Шарышем. Громко потешались при этом джунгары. И тут, рассказывает предание, из задних рядов казахского войска внезапно вперед выехал оруженосец Богенбай батыра по прозвищу Сабалак. Отбросив в сторону копье, щит, саблю и кольчугу, в одной лишь безрукавке, направился он смело в сторону Шарыша. Джунгары, глядя на юного воина, начали смеяться пуще прежнего, заглушая своим хохотом шум реки. Казахи же и не смели смотреть на происходящее, до того жалели безумца, так храбро выехавшего навстречу смерти». Дальше я расскажу своими словами, ибо неспешное былинное повествование заняло бы все отмеренное мне печатное место.

Абылай так близко подъехал к врагу, что тот стал беспорядочно тыкать в него копьем, однако юноша ловко уклонялся от этих выпадов. А затем, улучив момент, стремительно прыгнул на джунгарского нойона. Оба воина оказались в воде. Легкий Сабалак быстро вынырнул наружу, а Шарыш под тяжестью навешенного на нем железа тут же пошел ко дну. Воодушевленные казахи немедля пошли в атаку, и после недолгой битвы джунгары были сметены и повержены. Результат сражения был победоносен и для самого Абылая. В источниках пишут, что после этого решающего боя хан Абилмамбет обнял Абылая и раскрыл войску его тайну: «Когда-то я слышал, что от султана Уали остался единственный сын, так вот он перед вами. Если вы одобрите, то ему пристало быть великим ханом». Тогда 90 представителей трех жузов одобрили слова Абилмамбета, но управление страной Абылаю сразу не дали. Лишь в 1743 году в Туркестане состоялось его поднятие на белой кошме и венчание на ханство Среднего жуза.

Между двух империй
После смерти Абилмамбет хана в 1771 году власть должен был унаследовать один из его младших братьев или же сын Абилпеиз, однако султаны и главы родов на съезде почти единогласно избрали верховным ханом Абылая. Такова была сила его авторитета. С тех пор он взял под свое правление большинство районов всех трех жузов.

Положение Казахского ханства, зажатого в тисках двух империй – Российской и Цинской, – было сложным и двусмысленным. Чтобы быть не раздавленным этими «акулами империализма», Абылай хану надо было выбирать весьма осторожную, мудрую, а где-то и лукавую политику. И он выбрал политику, как сейчас говорят, многовекторную. Да, надо было лавировать и изворачиваться ради главной цели – обеспечения независимости ханства, и желательно мирным путем. Чего он только ни предпринимал: заключал временный союз с Джунгарией, принимал в Пекине подданство Китая, присягал верности России, контактируя одновременно и с Екатериной Великой, и с бунтовщиком Емельяном Пугачевым. Однако умудрялся при этом не терять своего лица. Так, например, в 1765 году он заключил договор с Россией, но не принял как законное решение царского правительства даровать ему титул Великого хана. Абылай даже не приехал на торжественную церемонию, где ему, по сценарию, должны были вручить соответствующий акт, шубу и саблю. Он считал это ниже своего достоинства, потому как убежден был, что ханом его избрала отнюдь не Россия, а собственный народ.

После кончины прах Абылай хана с почестями был доставлен в Туркестан и захоронен в мавзолее Ходжи Ахмета Яссави. Еще при жизни был причислен к сонму святых. После него осталось 70 детей (30 мальчиков и 40 девочек) от 12 жен. Наследником ханского престола стал старший сын Уали. Но главное его наследие – это память казахского народа, в которой он остался как правитель, отдавший все силы для укрепления и сохранения казахской государственности. А это дорогого стоит.

Елена ЛЕТЯГИНА