Партийный и политический деятель, бывший первый секретарь Алматинского, Джамбульского и Чимкентского обкомов коммунистической партии Асанбай Аскаров.

В ОТВЕТЕ ЗА КАЖДОГО

Партийный и политический деятель, бывший первый секретарь Алматинского, Джамбульского и Чимкентского обкомов коммунистической партии Асанбай Аскаров.

«… Ложь и беззаконие не сломили Аскарова. И не ожесточился он на власть. До последнего дня писал книги: о своей жизни рассказал, а в стихах и поэмах воспевал людскую доброту, душевную щедрость, любовь к казахской земле… Читатель вправе спросить: ну если такой умный, сильный, умеющий заглядывать в будущее – он что, не видел, что экономика СССР катится к пропасти? Видел. И поэтому двумя руками голосовал за перестройку. Был уверен: страна преодолеет любые трудности. Но… при социализме. Или, как обещали, при обновленном социализме. Ошибок, провалов, головотяпства на новом пути не счесть. В итоге мы сегодня имеем то, что имеем… Асанбай Аскарович частенько поучал меня наедине: «…Мы в ответе не только за город или область, но и за каждого человека. Запомни: за каждого человека…»

Из книги Геннадия Толмачева «Коммунист»

13 августа 2001 года в Алматы скончался известный партийный и политический деятель, бывший первый секретарь Алматинского, Джамбульского и Чимкентского обкомов коммунистической партии Асанбай Аскаров…
Асанбай Аскаров занимал пост первого секретаря Чимкентского обкома партии с 1978-го по 1985 год (Чимкентская область в 1986 году переименована в Южно-Казахстанскую). Эти годы были периодом интенсивного строительства и подъема экономики Шымкента и области. Массовой многоэтажной застройкой центра Шымкента, возведением и запуском ТЭЦ-3 город обязан именно Асанбаю Аскаровичу. По его инициативе были построены дендропарк, зоопарк, озеро «Тулпар», ипподром и детская железная дорога. Эту зону отдыха шымкентцы до сих пор зовут «аскаровской», стала она «аскаровской» и официально.
Имя Асанбая Аскарова осталось и в памяти сельчан: с его приходом в области началось возведение Газалкентского канала и освоение келесского массива. Своим существованием обязан Асанбаю Аскарову и санаторий «Сарыагаш».
«К нам в Чимкент Асанбай Аскаров приехал после Алма-Аты. Конечно же, он не мог не привнести в наш город столичного шика. Отсюда и такое масштабное строительство. По тем временам высотки поражали своей красотой, такого у нас еще не было, – вспоминает Бахытжан Аширбаев, главный архитектор ЮКО. – …Когда Асанбай Аскарович стал первым человеком области, мне было всего двадцать пять лет. Да, я был очень амбициозным человеком в молодости, но и предположить не мог, что стану архитектором города, вот так сразу. Как оказалось, Аскаров не смотрел на национальности, положение в обществе, родителей и родственников, ему было все равно, какого жуза перед ним казах, он просто подбирал инициативных, грамотных и, как сейчас говорят, умеющих работать в команде людей. Если ты сумел его «зацепить», доказать свою нужность городу, области, заметьте, не ему лично, а всем жителям, значит, ты работаешь. С Асанбаем Аскаровичем в моей жизни связан, пожалуй, самый идейный, самый яркий и динамичный период творческой деятельности. Он никогда не поднимал на смех даже самые абсурдные проекты, идеи, всегда пытался найти в них рациональное зерно. А человек, работавший рядом с ним, наглядно видел, как вдумчиво глава области подходит к любой сфере деятельности. Не было случая, чтобы Асанбай Аскарович выносил поверхностные решения. Это радовало и поражало одновременно. Этот человек родился чуть-чуть раньше, поэтому нашлось и множество недоброжелателей. Людское сознание в те времена еще не дошло до понимания, что мы сами хозяева своего города, своей области, что чужой дядя не будет думать о нашем комфорте, никто, кроме нас самих, не откроет форточку в нашем доме и не запустит свежий воздух…»
В строительстве нынешней зоны отдыха участвовали все без исключения городские предприятия и организации. Соратники Аскарова рассказывают о его необычайной способности находить «ключик» к сердцам и счетам руководителей.
«Чтобы руководить таким процессом, надо было иметь уникальные организаторские способности и великий дар убеждения. У Аскарова они были, – вспоминает Нурлан Сейджапаров, в то время бывший секретарем горкома комсомола. – Он умел ставить задачи и умел объяснить, что все это делается для нас самих, для наших детей, внуков и потомков будущих поколений. Он не только руководил сам, но и учил этому, причем очень корректно, никогда не повышая голоса. А до крика и ругани вообще никогда не опускался…
Асанбай Аскарович влиял на воспитание кадров, особенно молодых, и за ним шли люди, верили ему. Он привлекал к работе способных мыслящих специалистов разных профессий. Он мечтал о просторном городе с широкими проспектами и цветущими садами. Но, к сожалению, многие проекты не успел довести до конца. По его замыслам, например, дендропарк должен был разрастись до 1000 гектаров и стать «легкими» загазованного города. Не только дендропарк, но и другие идеи Аскарова в дальнейшем развития не получили…»
В 1985 году Асанбай Аскаров был отстранен от должности якобы за расходование бюджетных средств на нецелевое строительство. Именно места отдыха чимкентцев посчитали «нецелевыми», можно даже сказать, нецелесообразными. Против него было возбуждено уголовное дело. Следователи уговаривали не один десяток людей, работавших с Аскаровым, дать против него свидетельские показания. Само же дело было основано на анонимных письмах в ЦК партии…
«Асанбай Аскарович умел замечать людей, отмечать их, поручать ответственную работу, – у Юрия Георгиевича Кирюхина, ныне председателя ЮКО славянского этнокультурного центра, об Аскарове остались самые добрые воспоминания. – Аскаров всегда считал, что каждый казахстанец может и должен приносить пользу своей республике. Может быть, поэтому у него появилось много врагов. Он имел настолько высокий авторитет справедливого руководителя, что непременно нашлись завистники. Мы деревья в дендропарке сажали все бок о бок: русские, казахи, корейцы, евреи, немцы, узбеки… бухгалтера, технички, врачи, учителя, рабочие, парторги, руководители… И никто ничего не делил, все наше общее было, все для себя самих. А единение, сплоченность – во все времена так было – обязательно кого-нибудь да не устраивали… Когда Асанбая Аскаровича арестовали, со стороны его соратников было столько писем в поддержку! Но это был тот случай, когда голос народа не захотели услышать…»
Во время перестройки Асанбай Аскаров подал апелляцию на пересмотр своего дела. Чтобы избежать подозрений в предвзятости судейства, процесс проходил в Киргизии. Аскаров был оправдан. И все же в следственных изоляторах Асанбаю Аскаровичу пришлось провести пять лет…
«Он приезжал после освобождения, уже не как руководитель, а как друг и учитель, – рассказывает Нурлан Сейджапаров, – пили чай, говорили часами. Он, правда, был не зол на свое вынужденное заключение, и мне иногда казалось, что он это все предвидел. И еще, уверенность в своей правоте всегда дает человеку возможность выдержать испытания. А Аскаров был стопроцентно прав. Если бы руководство республики тогда прислушалось к его планам, пригляделось к его наработкам, столько бы изменилось. Со стороны Асанбая Аскаровича вся его деятельность была огромным шагом к простому народу, к рабочим, служащим…»
Во время своих приездов в Шымкент Асанбай Аскарович непременно посещал дендропарк. Бродил по дорожкам, вспоминал, какие деревья откуда привезены, кто помог, кто сажал. Отношение к этому маленькому лесу у него всегда было неординарное, равно как и к шымкентцам.
«Он считал, что шымкентцы – народ особенный, обладающий своей ментальностью, удивительной гостеприимностью и особым трудолюбием, – вспоминает Нурлан Сейджапаров. – Асанбай Аскарович вообще был убежден, что Шымкент – колыбель нации. По его мнению, именно здесь в первозданной чистоте сохранился язык, здесь, на юге Казахстана, находятся ключевые памятники культуры и архитектуры исторического наследия. И в этом смысле Шымкент действительно остается своеобразным эпицентром прошлого, настоящего и будущего республики…»
«… Каждый новый город должен иметь свой архитектурный облик. Он должен быть своеобразным музеем, ласкающим взгляд, радующим сердце и несущим высокую культуру, он должен воспитывать в человеке гордость и патриотизм. Мы должны помнить, что люди нуждаются не только в удовлетворении потребностей в еде, одежде и жилье, им необходима и духовная пища», – писал в своей книге «Судьба» Асанбай Аскарович.
К книгам Асанбая Аскарова даже у людей, с ним не работавших, отношение особенное. Многие известные горожане и сегодня считают, что мысли Аскарова, запечатленные на бумаге, – настоящий путеводитель и справочник в современном мире. В доме Тахира Узденова книги Аскарова – настольные. «Быть отличным менеджером, организатором, администратором – это не только талант, это целая наука, у которой свои законы и правила, – говорит Тахир Узденов, журналист, бард, общественный деятель. – В своих книгах Асанбай Аскарович все это и рассказывает, где-то через собственный опыт, суждения, где-то на примерах из жизни. Доступно, доходчиво, предельно ясно. Его книги – учебники для любого руководителя, стремящегося не только самому жить хорошо, но и сделать достойной жизнь людей вокруг».
Именем Асанбая Аскарова названа в Шымкенте улица, в его память построен сквер, установлен памятник, его имя официально присвоено зоне отдыха. Ученики средней школы №77 по праву гордятся тем, что школа носит имя этого достойного человека. Об Асанбае Аскарове сказано и написано много. К юбилею со дня рождения о нем снимают фильм. Но главное, чтобы Асанбая Аскарова не только помнили, но и связывали его имя с огромной любовью к людям, городу и стране.
Елена БОЯРШИНОВА, фото Тимура ДЖУМАБЕКОВА

 

Шымкент, РАБАТ №37 от 12.09.2012 г.