«Вся прогрессивная мировая общественность» 26 апреля отметила Всемирный день интеллектуальной собственности. В Шымкенте это сделали на два дня раньше – в среду в пресс-клубе «Онтустик» замакима города Б. Нарымбетов провел специальную-пресс-конференцию по поводу незаконных госномеров. Поводом для нее послужило появление на рынках города номеров авто с надписями: «улы жуз», «орта жуз» и «киши жуз».

Вы спросите: при чем тут Всемирный день интеллектуальной собственности? А при том, что этот День по замыслу его основателей предоставляет возможность подчеркнуть значение инноваций в повседневной жизни человека и совершенствовании общества. А разве эта «идея» с жузовскими номерами не может быть отнесена к инновациям в повседневной жизни и к интеллектуальной собственности? Смотря как поглядеть… В любом случае, мы опять впереди планеты всей.

Родовые номера в Казахстане
Фото //auto.lafa.kz

Прикол в том, что произошло это – обнародование факта появления номеров – незадолго до Дня единства народа Казахстана. Мы – народ Казахстана! Единый, состоящий из мощных рек – ручейков – этносов. А тут демонстрация разделения казахов по родам. Диссонанс! Признаться, традиции казахов не забывать и знать, кто какого роду-племени, нам, всем остальным, поучиться бы. Ведь это одно из проявлений уважения к предкам. К примеру, я дальше третьего колена в своей родне никого не знаю. Если на горизонте появляется незнакомый родич, звоню старшей сестре за справкой – она более-менее знает, «кто кому Вася».

Главный идеолог Шымкента отнес появление жузовских номеров к трайбализму, который (цитирую Нарымбетова): «… изначально вот в этом виде, он направлен именно на разрушение существующего строя, на разрушение спокойствия мира и согласия. Это выгодно всем нашим внешним и внутренним врагам». Бахадыр Мадалиевич убежден, что эти номера могут вызвать социальное недовольство, разлад. «Это является опасным для согласия и мира в обществе», – сказал он.

То есть власть города обозначила свою позицию. Но трайбализм ли это в данном случае? Есть и другие мнения. К слову, сотрудники дорожной полиции Шымкента заметили, что пока не сталкивались с появлением на улицах города авто с подобными номерными знаками. Но даже если они и появятся, то в правовой базе не оговорен порядок изъятия этих плашек.

А вот мнение известного казахстанского аналитика информационных систем Жанаса Мамирова, которым он поделился с РАБАТом: «Обсуждая эту тему, надо прежде всего разобраться с терминами. Трайбализм, или трибализм (англ. tribalism, от англ. tribe – племя) – это форма общественно-политической племенной обособленности, выражающаяся в формировании органов государственной власти на основе родоплеменных связей, – разъясняет Ru.wikipedia.org. – Практика трайбализма заключается в предоставлении привилегий выходцам из одной этнической группы при подборе и расстановке кадров в государственном аппарате и, соответственно, в ущерб остальным группам населения.

Какое отношение к трайбализму имеет обсуждение, из какого рода-племени будущая невестка? При этом приветствуются браки между представителями различных родов, а не одного рода-племени. Наоборот, если имеет место последнее, то это скандал, как минимум, в двух семействах. И можно ли в этом случае говорить о разделении казахов на отдельные замкнутые в себе касты, о том, что это мешает быть единым этносом?

Есть еще одно обстоятельство, имеющее отношение к нашему разговору, – фамилия человека. Если у европейцев институт фамилий представляет собой некое индивидуальное генеалогическое древо, берущее начало от какого-то имени какого-нибудь знаменитого или чем-то провинившегося предка, то институт фамилий у казахов фрагментарен. Например, я могу своему сыну дать фамилию, образованную от имени моего отца. Однако существование в памяти народа нигде в официальных бумагах не закрепленного родоплеменного древа, общего для всех казахов, позволяет восстановить генеалогическое древо конкретного человека вплоть до Адама, сначала поименно до седьмого колена, а затем – по узлам этого древа, называемого еще Шежере.

Так что же неприличного в знании своего генеалогического древа? Наоборот, как мы видим, в таком знании больше плюсов, чем минусов. Почему же наши чиновники нас пугают трайбализмом, расколом казахов на отдельные роды и племена?»

Далее Жанас Мамиров высказал мысль, которая свела на нет эмоциональное выступление замакима города: «Как мы видим из определения трайбализма, это понятие больше относится к органам государственной власти, т. е. к чиновникам, а не к простому большинству, к власти отношения не имеющему. Таким образом, простого человека никак нельзя обвинить в трайбализме, только – чиновника!

Формирование современной государственной власти в Казахстане уже давно происходит по другим, отличным от трайбализма, сценариям. Больше имеют значение не родственные связи, а кто с кем когда учился или работал, кто из какого бизнеса пришел во власть и т.д.

Поэтому когда простой человек написал на своем автомобиле, майке, кепке, что он, допустим, конырат, дулат или жагайбайлы, то это его личное дело, не имеющее отношения ни к трайбализму, ни к расколу казахов. Это прилично, если не нарушается закон. В остальном все это ничем не оправданные фобии наших чиновников».

Да, южане славятся своими понтами. Почему бы и нет? Без этого жить скучно. Когда герой романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок» Адам Козлевич изобразил на дверце своего автомобиля заманчивую надпись «Эх, прокачу!», он сделал это исключительно из маркетинговых соображений. И никакой политики!

Южане, придумав идею с жузовскими номерами, в очередной раз продемонстрировали свою изобретательность, всего лишь…

Фарида ШАРАФУТДИНОВА