Своими воспоминаниями делятся потомки жертв политических репрессий. На встречах, организованных в Шымкенте, дети и внуки репрессированых говорят о боли, которая, несмотря на десятки прошедших лет, остается в их сердцах.

День памяти жертв политических репрессий проходит в Шымкенте
День памяти жертв политических репрессий проходит в Шымкенте

«Трагедия истории» — акция под таким названием проходит в нашей области. Ее организаторами стали Ассамблея народа Казахстана и акимат Южно-Казахстанской области. Мероприятие организовано в рамках ежегодного международного проекта «Память во имя будущего» и посвящено Дню памяти жертв политических репрессий. Началась акция тематическими уроками в вузах, где о трагических днях истории студентам рассказывали ученые, сами репрессированные и их потомки. В их числе и член Ассамблеи народа Южного Казахстана, заместитель председателя областного турецкого этнокультурного центра Садыр Хасанов. В 40-е годы вместе со своими родными, как тысячи других этнических турок, Садыр Хасанов был депортирован в Казахстан из Грузии.

Член Ассамблеи народа Южного Казахстана Садыр Хасанов был депортирован со своими родными из Грузии в 40-е годы
Член Ассамблеи народа Южного Казахстана Садыр Хасанов был депортирован со своими родными из Грузии в 40-е годы

«Это было страшное время, — говорит Садыр Хасанов. — Тогда мы этого не понимали, но сейчас стало ясно — это было сделано для того, чтобы лишить народы самосознания».

Годы сталинского правления оставили горький след и в истории казахского народа. Выступавшие напомнили: только за 1937-1938 годы в Казахстане были незаконно осуждены более 100 тысяч человек, около 25 тысяч из них расстреляны. В эти страшные годы Казахстан терял цвет своей нации. Тех, кто мог и хотел вести свою Родину к расцвету. Расстрелы и аресты ломали судьбы миллионов. Страна оставалась без интеллигенции. Дети без отцов и матерей.  Ужасам репрессий была посвящена театральная постановка в областном драматическом театре имени Шанина. Во время выступления артистов зрители не могли удержаться от слез. Однако в реальности все было намного страшнее, утверждали собравшиеся в зале дети жертв политических репрессий. И эти ужасные события зачастую меняли жизнь всех членов семьи репрессированного.

Клара Сеитова, дочь Асылбека Сейитова, мечтала стать врачом, чтобы продолжить дело своего расстрелянного отца
Клара Сеитова, дочь Асылбека Сейитова, мечтала стать врачом, чтобы продолжить дело своего расстрелянного отца

«Мой отец был одним из немногих медиков, которые боролись тогда с особо опасными инфекциями, — рассказывает Клара Сейитова, дочь Асылбека Сейитова. — К его мнению прислушивались даже столичные специалисты. А потом объявили врагом народа. Я сама отца не видела. Когда его увезли, я еще была в утробе матери. Я мечтала стать медиком, продолжить дело отца, но двери медицинских вузов передо мной, как перед дочерью врага народа, были закрыты».

Диас Бокейханов тоже рос без отца. Когда Габдулхакима Бокейханова, возглавлявшего земельный комитет Шымкента, объявили врагом народа и расстреляли, Диас был младенцем. Рано повзрослевший мальчик тянулся к знаниям и не думал, что ему в полной мере придется почувствовать на себе, что значит быть сыном врага народа.

Диас Бокейханов, сын Габдулхакима Бокейханова,  тоже рос без отца, объявленного врагом народа и расстрелянного
Диас Бокейханов, сын Габдулхакима Бокейханова, тоже рос без отца, объявленного врагом народа и расстрелянного

«Сначала в школу не принимали, потом в институт не принимали, — говорит Диас Бокейханов.  — Потом мне хотели фамилию поменять, я не согласился на это. Сказал: как был Бокейханов, так и буду. А многие меняли.  Столько расстрелянных… Это весь цвет Казахстана, можно сказать. Все образованные практически были расстреляны. И вот это отсутствие преемственности может быть тоже сказалось на многих делах нехороших. Ведь воспитание большей частью  идет в семье».

Вспоминали участники встреч и ГУЛАГ,  через застенки которого с 1934 по 1941 годы прошли более 6 миллионов человек разных национальностей.