Главный редактор газеты "РАБАТ" Фарида Шарафутдинова
Главный редактор газеты "РАБАТ" Фарида Шарафутдинова
Главный редактор газеты «РАБАТ» Фарида Шарафутдинова

Родители – это святое. Кто спорит? Очень повзрослевшие дети жалеют их – таких немощных, постаревших. Переживают по поводу их явных или мнимых болячек – возраст есть возраст.

Договариваются с поликлиниками, чтобы оттуда прислали лаборантов взять что надо на анализы. Обзванивают врачей частной практики, чтобы пришли – прослушали – посмотрели – выписали самые-самые лучшие лекарства. Одна знакомая рассказала, что у нее дети выросли в автобусе – ей с детьми приходилось каждый день после работы, в редком случае – через день, добираться в другой конец города, чтобы приготовить престарелым родителям еду, убраться в доме, постирать. А затем – ехать к себе домой…

Каждый из вас знает немало случаев, когда уже взрослые дети, самоотверженно ухаживая за родителями, ставят крест на своей личной жизни. Мама (папа) болеет, папе (маме) нужен покой, я не могу их оставить и уехать в отпуск, я не могу привести в дом невесту (жениха) – им (или кому-то одному) это может не понравиться. Или еще ну просто убойный в устах 40-50- или 60-летнего человека аргумент: «Половинку свою я еще успею найти, а родители у меня одни!»

Иногда по утрам на остановке я встречаю женщину – красивую и на вид успешную. Мы успели познакомиться со Светланой. В последние дни стала замечать, что у моей новой знакомой заплаканные глаза. Что случилось? Оказывается, ее «накручивает» родная мама: «Тебе безразлично мое здоровье! Разве не видишь, у меня болят ноги (как вариант – руки, шея, желудок, печень, селезенка, горло, вагина, бронхи и т.д.), за мной нужен уход», «Я целый день одна в четырех стенах, а вам всем наплевать на это!», «Зачем мне твой чертов дом отдыха, ты хочешь поскорее избавиться от меня», «Ты опять весь день провела со своими внуками, а про меня забыла?», «У меня не пропал интерес к жизни, просто это ты слишком умная». Это самые печатные формы выражения недовольства. А то, что ее совсем взрослой дочери весь день трудиться в офисе на ответственной должности, маму почему-то совсем не заботит.

Другой вариант. Глава большого семейства, безупречная хозяйка дома, а по сути – показушного дома-музея, в котором нельзя вот так запросто сесть на кровать или пообедать «в зале», по сию пору держит в руках семейную казну. В доме поставлено так, что даже внуки сдают ей ежемесячно зарплату. Салтычиха 21-го века. В доме достаток, шик-блеск, вот только в глазах пришибленных кем-то (?) внуков радости совсем нет.

Кто-то сказал: «Мудрость не всегда приходит вместе со старостью. Иногда старость приходит одна». Те случаи – отсюда. Вы можете мне возразить: «Полно примеров самоотверженной родительской любви, заботы». Это верно. И это привычно. Поэтому выбиваются из ряда случаи, когда взрослые добропорядочные дети, уже сами давным-давно отцы-матери, платят алименты на содержание своих родителей. Скажите, зачем они позорят своих детей?! Если их дети черствы, значит, они сами их так воспитали. По мне так лучше в дом престарелых уйти, чем подавать на алименты на родного ребенка.

А детям, ставшим дяденьками и тетеньками, которые позволяют своим родителям третировать их, трепать им нервы, пора наконец повзрослеть и поставить на место маразматирующих предков. Если не ошибаюсь, Элеоноре Рузвельт принадлежат слова: «Никто не сможет унизить вас без вашего на то согласия». Вы выросли и достойны того, чтобы считались и с вашими интересами. Оправданием жесткости родителей-эгоистов может служить лишь тот факт, что, скорее всего, они сами выросли, обделенные в детстве должной заботой, любовью. Время тогда было суровое, не до особых нежностей…

Завершить редакционную колонку позвольте «Молитвой пожилого человека», которая висит в рамке в доме у ныне покойного режиссера Алексея Германа: «Господи, ты знаешь лучше меня, что я скоро состарюсь. Удержи меня от рокового обыкновения думать, что я обязан по любому поводу что-то сказать… Спаси меня от стремления вмешиваться в дела каждого, чтобы что-то улучшить. Пусть я буду размышляющим, но не занудой. Полезным, но не деспотом. Охрани меня от соблазна детально излагать бесконечные подробности. Дай мне крылья, чтобы я в немощи достигал цели. Опечатай мои уста, если я хочу повести речь о болезнях. Их становится все больше, а удовольствие без конца рассказывать о них – все слаще. Не осмеливаюсь просить тебя улучшить мою память, но приумножь мое человеколюбие, усмири мою самоуверенность, когда случится моей памятливости столкнуться с памятью других. Об одном прошу, Господи, не щади меня, когда у тебя будет случай преподать мне блистательный урок, доказав, что и я могу ошибаться… Если я умел бывать радушным, сбереги во мне эту способность. Право, я не собираюсь превращаться в святого: иные из них невыносимы в близком общении. Однако и люди кислого нрава – вершинные творения самого дьявола. Научи меня открывать хорошее там, где его не ждут, и распознавать неожиданные таланты в других людях. Аминь».

Дорогие наши старики, перепишите эти слова в свои тетради. И просто скажите своему ребенку: «Дорогой, я так переживаю за тебя, как прошел твой день?».

Фарида ШАРАФУТДИНОВА