Похоже, наш президент задумал большое дело – реформировать страну так, чтобы она могла нормально жить и развиваться независимо от того, кто окажется ее главой в будущем. Это будущее не должно зависеть от отдельной личности, какой бы уникальной она ни была.

ЛИДЕР НАЦИИ – К НАРОДУ

25 января 2017 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с обращением к казахстанцам в прямом эфире республиканских телеканалов.

Он заявил, что наша страна вступает в непростое время «принципиальных и судьбоносных» решений о серьезном перераспределении полномочий между ветвями государственной власти и общей демократизации политической системы. Для этого нужно изменить Конституцию и некоторые законы.

Нурсултан Назарбаев отметил, что сильная президентская вертикаль была нужна в ходе преодоления огромных трудностей первых лет независимого Казахстана. Она себя оправдала, с ней мы построили новое государство, новую экономику, новое общество. Однако сегодня мир меняется на глазах, скорость и сложность общественных процессов нарастают и в Казахстане. Нужно думать о том, как реагировать на новые вызовы, которые история неизбежно поставит перед нами.

Основная суть реформы заключается в том, что президент отдает ряд своих полномочий парламенту и правительству. Президент должен стать в основном стратегом, решать вопросы внешней политики, национальной безопасности и обороноспособности страны, а также быть верховным арбитром в отношениях между ветвями власти. Все остальное – дело парламента и правительства.

Президент потеряет право издавать свои указы, имеющие силу закона. От него в парламент, правительство и акиматы уйдут около 40 его нынешних полномочий.

Нужно усилить роль парламента в формировании правительства, повысить ответственность министров перед депутатами. Та партия, которая победит на выборах – и будет формировать правительство. Депутаты смогут выражать министрам свое недоверие и смещать их. Необходимо усилить контроль законодательной ветви власти за исполнительной и усовершенствовать Конституционный совет, суд и прокуратуру. Чтобы все ветви власти работали эффективно и ответственно, важно создать между ними соответствующие балансы и противовесы.

Все это нужно делать достаточно быстро, но продуманно. Над этим продолжит трудиться специальная Рабочая группа по перераспределению полномочий между ветвями власти в Казахстане, созданная 11 января, – по сути, комиссия по подготовке конституционной реформы.

Предлагаемая программа позволит создать запас устойчивости политической системы на многие годы вперед, построить более эффективную, устойчивую современную систему управления страной. Да, эта система станет более сложной, но ведь и общество становится все более сложным.

Президент подчеркнул, что в мире нет универсальной модели государственного устройства, и мы никогда не копировали чужие подходы. Реформа власти опирается на собственный опыт и потребности самой страны, это наш ответ на вопрос, в каком направлении пойдет Казахстан, и ответ этот ясный: в сторону демократического развития.

Проект конституционных реформ будет опубликован и вынесен на всенародное обсуждение.

ЧТО ГОВОРЯТ ПОЛИТОЛОГИ

Практически все они единодушно считают, что в Казахстане действительно запущена подготовка к конституционной реформе, которая будет завершена к концу первой половины 2017 года.

Известный специалист по внутренней политике С. Султангалиев заявляет, что президенту, похоже, удалось добиться согласия всей правящей элиты. Важно, что обсуждение этой реформы станет идти не в рамках узкой рабочей комиссии, а будет вынесено «в народ».

Султангалиев обращает внимание на возвращение политика-тяжеловеса М. Тажина, который займется перестраиванием отношений между властью, СМИ и обществом в «транзитный период», а также, возможно, станет генератором активной внешней политики Казахстана, направленной на урегулирование отношений между Западом и Россией.

На возвращение Тажина обращает внимание и главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований Ю. Булуктаев. «Собираются опытные кадры, идет обновление в руководстве, и сам глава администрации А. Джаксыбеков тоже недавно туда вернулся. Мы знаем, что Тажин – опытный руководитель в сфере идеологии… когда-то был председателем КНБ. Его возврат можно считать шагом усиления администрации президента».

Бывший политический советник президента России, эксперт Фонда Собчака С. Станкевич полагает, что Нурсултан Назарбаев, похоже, решился взяться за самую трудную из оставшихся у него проблем «первого транзита власти». Во всех республиках бывшего СССР, кроме стран Балтии, задачи переходного периода решались достаточно авторитарными режимами, а вопросы гражданских прав, независимости судов, парламентского контроля за исполнительной властью, политической конкуренции и т.д. откладывались «на потом», и вот теперь это «потом» наступает. «Показательно, что первым за «вторую волну» постсоветской модернизации берется именно Назарбаев, самый опытный и эпохально мыслящий из глав государств СНГ», – заявил Станкевич. «Итогом реформы может стать появление более современной сбалансированной системы, включающей взаимное сдерживание ветвей власти, открывающее казахстанскому обществу, особенно формирующемуся среднему классу, некоторый простор для самостоятельной защиты собственных интересов… Видимо, одновременно будет проходить и неофициальный кастинг с целью определения возможного преемника на посту президента», – не исключает он.

Руководитель казахской аналитической службы «Real politic» Т. Мамырайымов выразил мнение, что «все говорит в пользу того, что будет коллективный преемник. Назарбаев понимает, что вряд ли он найдет человека, который сможет стать единоличным правителем. Такого человека просто нет». То есть, например, К. Масимов может опять возглавить правительство, другой человек Назарбаева станет спикером Мажилиса, третий, в сенате, – контролировать силовые органы, которые будут обеспечивать политическую безопасность. «Это в русле стратегии Назарбаева – парламент и кабинет министров будут уравновешивать друг друга».

О возможном усилении роли парламента высказывался и экс-советник президента Е. Ертысбаев. «Второго Назарбаева не будет точно. Назарбаев это понимает и сам, поэтому объявил курс на президентско-парламентскую систему», – заявил он.

Известный казахстанский политолог Д. Сатпаев считает, что еще одна цель «перезагрузки» Казахстана – уравновесить влияние России и Китая. А чисто технически может сработать «сценарий Дэн Сяопина»: поставить у власти надежного преемника и помочь ему утвердиться, оставаясь рядом в качестве опекуна и наставника. Тут-то статус Лидера нации и сыграет свою решающую роль. Но все это только предположения. А решать предстоит Нурсултану Назарбаеву. И с этим решением войти в историю.

СТРАНЫ, НАРОДЫ И ПРАВИТЕЛИ

Во всех странах и во все века люди думали о том, как бы лучше устроить общество, как бы управлять им так, чтобы и не обижать никого, и жизнь была бы разумная и справедливая. Политическое устройство во многом объясняется культурой страны, ее экономикой, историей, даже географией. Например, есть Узбекистан – земля между двумя большими реками, из которых прорыты каналы, орошающие поля земледельцев. Когда какая-нибудь провинция начинала бузить, на нее чаще всего даже не шли с войском, а просто перекрывали ей воду, и через пару месяцев она успокаивалась. Кто хозяин воды – тот хозяин всего. Поэтому власть в этой стране всегда была предельно централизованной и крайне жесткой. С населения многие века требовали платить налоги деньгами, вынуждая его продавать плоды своего труда на базаре, с этих денег кормили чиновников и нанимали армию, поэтому население этой страны – не только природные земледельцы и ремесленники, но и торговцы.

А есть Казахстан – бескрайние просторы, на которых жили в основном кочевники-скотоводы. Денег с них не потребуешь, потому что их просто нет, брать налоги мясом – без холодильников затруднительно, шестью и кожей – так кто их переработает? Поэтому казахская армия всегда было ополчением, собиравшееся по решению главных правителей степи – биев. Совет биев выбирал ханов, он же мог их и сместить. Если хан шел против народа в лице биев, он просто терял свое войско, отозванное биями. И вообще в этих местах если власть уж слишком сильно не нравилась человеку – он мог навьючить свои пожитки на верблюда и откочевать от такой власти куда подальше (так спаслась в 1931-33 гг. от физического вымирания чуть ли не половина казахского народа). Поэтому власть в этих местах никогда не была слишком централизованной и почти никогда – излишне жесткой. Приняв решение, узбекистанские власти склонны идти до конца, казахстанские – могут в случае чего гибко «отыграть назад» (пример, поправка земельных законов прошлого года).

С другой стороны, в одних странах власть выросла сама, «снизу», в других – навязывала правила игры «сверху». Самый яркий пример «естественной» власти – в США. Люди приезжали из Европы, брали «пустую» (после изгнания индейцев) землю и начинали жить, постепенно обрастая государством – таким, какое им надо и какое нравится. Вся полиция – местная, управление больницами, школами и чем угодно – тоже местное, все начальство, включая судей, – только выборное. Всей власти никому не давать, делить ее между разными ветвями, уравновешивать «сдержками» и «противовесами», и так далее.

Почти вся история Казахстана – это скорее пример власти «снизу», с самоуправляемыми местными общинами и выборными начальниками, вплоть до самых больших. Казахстанское общество в принципе склонно жить больше своим умом, чем по указке сверху. Народ уважает своего президента, но аким района в городе, назначенный акимом города, которого назначил аким области, которого назначил президент – это назначенец через третьи руки. Чтобы уцелеть на своем месте, он должен нравиться только одному человеку – который его назначил. Если бы он был выбранным и отвечал бы за свои действия перед теми, кто его выбрал, – совсем другое дело. А еще есть главнейшая проблема сохранить единство страны, в которой столько народов, жузов, религий…

Лучший способ добиться всего этого известен уже почти три тысячи лет. Пусть народ выберет самых толковых, умных, честных своих представителей, и пусть они соберутся вместе и договариваются, как жить, и устанавливают законы. Уж наверное, договорятся как-нибудь, если действительно толковые. Это будет законодательная власть. А самых резвых, проворных, ухватистых определить в исполнительную власть (только не перепутать!). А судьи – совершенно отдельно, чтобы они смотрели только на закон и ни на что больше. И каждой ветви власти дать реальные полномочия – но строго свои собственные. Самые успешные на Земле страны именно так и живут.

В общем, нам, конечно, сильно повезло с нашим лидером. Но времена единоличной власти уходят в прошлое. Хорошо, что наш лидер это понимает и задумал сделать нормальную самоуправляемую страну. Удачи ему и всем нам в этом деле.

Михаил КУПЕРИН