Осужденные в терроризме

В Сайрамском районе ЮКО осуждены семеро членов запрещенной в Казахстане религиозной организации «Таблиги Джамаат». Оглашение приговора, в котором подробно указывалась вся преступная деятельность подсудимых, заняло больше часа.

Свою вину подсудимые упорно не признавали, утверждая, что являются лишь прилежными последователями веры. Следствие установило иное. К течению «Таблиги Джамаат», официально запрещенному в Казахстане, все семеро участников примкнули еще в 2000-е годы.

Салтанат Кабылов, судья: «Руководитель группы и его помощник глубоко изучили течение «Таблиги Джамаат», они ездили учиться в Индию и Пакистан. Затем они в течение 4 месяцев совершенствовали свои знания в государстве Бангладеш, которое считается центром этого деструктивного течения. Кроме того, они установили связи с членами «Таблиги Джамаат» в соседнем Кыргызстане, перенимали опыт.
Из Кыргызстана привозили запрещенную литературу и вели агитацию в Сайрамском районе. Они пропагандировали деструктивное течение среди жителей сел Карабулак и Карасу, собиравшихся в намазхане и мечетях. Позднее создали группу, то есть, жамагат, и вели агитацию на дому».

Задержали активистов «Таблиги Джамаат» осенью 2016 года сотрудники комитета национальной безопасности. В домах у задержанных была обнаружена запрещенная литература, аудио и видеозаписи. Им предъявили обвинение по статье 405 Уголовного Кодекса «Организация и участие в деятельности религиозного объединения, запрещенного решением суда в связи с осуществлением им экстремизма или терроризма».

Следствие продлилось до декабря, после чего дело было направлено в суд. Подсудимые находились под залогом, и на процессы являлись без конвоя.

Салтанат Кабылов: «Организатор группы и его помощник приговорены к 4 годам лишения свободы общего режима. Пятеро рядовых членов осуждены сроком на 1 год с отбыванием наказания в колонии поселения».

После оглашения вердикта, все семеро были взяты под стражу в зале суда.

«Это все клевета! Мы не террористы и не являемся приверженцами всяких течений. Мы обычные мусульмане», — прозвучало в последнем слове осужденных.

У каждого осужденного остались семьи и дети.