Выживший после расстрела

0
786
Коллаж расстрел

31 мая в Казахстане отмечался День памяти жертв политических репрессий. Как раз в этот день в редакции раздался звонок и нам рассказали невероятную историю, поведать которую мы хотим и вам. О своем деде – человеке удивительной судьбы – нам рассказал его внук Рахим Беймбетов.

КАЙТПАС И АЛБАСТЫСАЙ – НЕ ПРОСТО НАЗВАНИЯ

«Мой дед был репрессирован, расстрелян, но… умер своей смертью через 20 лет после расстрела», – говорил мужчина на том конце провода.
Надо сказать, что когда наш телеканал снимал скандал с планами строительства торгового центра на месте массовых расстрелов, один из старожилов сказал, что был человек, который выжил после расстрела в этом овраге. Правда, ни имени его никто не знает, ни что с ним стало потом. И вот у нас, похоже, появился шанс что-то узнать об этом выжившем.

Уже утром мы встретились в музее памяти жертв политических репрессий, и Рахим Беймбетов поведал эту удивительную историю.
«Мой дед, Кумисбек Беймбетов, в 30-х годах возглавлял Задарьинскую МТС. Правильно это делал или нет, сегодня давать оценку уже некому, – рассказывает Рахим. – Но в 38-м, когда были тяжелые голодные годы, он принял решение из семенного фонда колхоза часть зерна распределить среди особо голодающих семей. Тогда кто-то и написал куда следует донос – мол, занимается Кумисбек самоуправством, сам решает, как быть с зерном. Возможно, это был кто-то из числа завистников. А может, кто-то из тех, кому не досталось зерна. Но опять же подчеркну – дед решил помочь только самым голодающим семьям – не всем подряд».

Кумисбек БеймбетовЗа Кумисбеком Беймбетовым пришли одним летним вечером. Разбирательства по его делу длились недолго, говорит мой собеседник: «Его объявили врагом народа. И спустя месяц после ареста расстреляли в местечке, которое сейчас называется Лисий овраг. А тогда оно носило иное название «Албасты сай» (овраг, где водится нечисть). И название было не случайное. Во время расстрелов сразу умирали не все. Были те, кто получив смертельное ранение, лежали, стонали и умирали долгой и мучительной смертью. Эти стоны разносились по округе. И люди в страхе говорили, что это очень опасное место. Это, мол, души расстрелянных, не найдя покоя, стонут».

Местечко у Лисьего оврага до сих пор носит название «Кайтпас». Мало кто знает, но этот топоним также появился в годы репрессий. «Когда приговоренных к смерти везли к месту расстрела, люди, встречавшиеся по пути спрашивали: «Куда вы их везете?», а конвоиры им отвечали: «Кайтпаска» (туда, откуда не возвращаются). Столько лет с тех пор прошло, а название так и осталось», – продолжает свой рассказ Рахим Беймбетов.

ВЫЖИЛ ПОСЛЕ РАССТРЕЛА

Второго сентября 1938 года Кумисбека Беймбетова вместе с остальными приговоренными повезли в сторону Кайтпаса. Выстроив их у края оврага, солдаты привели приговор в исполнение. Слыша стоны, не стали возвращаться и добивать. Знали – отсюда никто не уходил живым. Но только не в тот раз.

«Моего деда расстреляли, но по счастливой случайности ни один из жизненно важных органов у него не был задет. Не знаю, сколько времени он там провел, но потихоньку, сквозь тела, он выбрался из оврага. Кто-то из местных пожалел Кумисбека и на свой страх и риск приютил раненого у себя. Его выходили. А когда дед встал на ноги, то прямиком отправился в… НКВД. К тому времени в Москве был арестован и Ежов. Если не ошибаюсь, его уже расстреляли. Значит, это уже в сороковом году было. Тогда же кто-то там, в Москве, посчитал, что в годы ежовщины было расстреляно слишком много невинных людей. Мой дед пришел в НКВД, чтобы решилась его дальнейшая судьба. Расстреляли, мол, да я выжил. Но в НКВД ему сказали: «Считай, что в рубашке родился» и отпустили, но реабилитировать его никто не стал», – рассказывает Рахим Беймбетов.

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ

Пока Кумисбек был под следствием, его семье пришлось очень и очень нелегко. «Бабушка рассказывала, что люди от них отвернулись. И она очень тяжело это переживала. Хотя и понимала, что люди просто боятся. А на утро под дверью она находила куски хлеба и курт. И так продолжалось все время, пока не вернулся дед. Люди, которые днем, на виду у всех с презрением относились к семье бывшего председателя, под покровом ночи приносили еду, чтобы его жена и дети не погибли от голода. Сейчас, спустя годы, я понимаю, насколько страшное было время, если ты боялся открыто помочь семье врага народа», – говорит Рахим Беймбетов.

Во время войны тыл нуждался в грамотных кадрах, которые могли бы и село поднимать, и отправлять на фронт пропитание. Тогда-то и вспомнили местные начальники о Кумисбеке.
«Моего деда, с которого никто не снимал ярлыка «враг народа», поставили руководить огромным колхозом «Джусансай». Это действительно невероятно. Ведь если он был таким вредителем, которого даже расстреляли, то как же его подпустили к управлению колхозом? Значит, поняли люди и руководство свою ошибку? Только официально признавать не спешили. А чтобы не возникало лишних вопросов, дед мой по документам числился как простой служащий колхоза. Такой вот простой служащий с непростой судьбой», – продолжает внук Кумисбека.

Кумисбек БеймбетовПосле расстрела Кумисбек Беймбетов прожил еще 20 лет. За эти годы успел еще дважды жениться, обрасти потомками. Он умер в 1958 году в возрасте 63 лет. Кумисбек Беймбетов был реабилитирован посмертно Указом главы Казахстана в 1993 году. В рассекреченных архивах НКВД на сайте stalin.memo.ru. под фамилией Кумисбека Беймбетова стоит дата его расстрела – 2 сентября 1938 года.

ПОД ЗНАКОМ… СТРАХА

«Некоторое время назад я познакомился с одной старушкой, – рассказывает Рахим. – Когда она узнала, кто я, у нее глаза заблестели: «Так ты внук того самого Кумисбая…» Я спросил: «Так вы знали моего деда?» На что она ответила: «Я его видела всего один раз в жизни. Но очень ему благодарна, хотя сейчас та наша встреча кому-то покажется смешной. Мы шли с несколькими односельчанами на работу. Опаздывали. Смотрим, вдали всадник показался. Когда поравнялись, он спросил, кто мы и куда идем, а узнав, что опаздываем на работу, прошелся по нам плеткой. Сейчас это кажется дикостью, кому-то покажется смешным, но надо было знать то время, когда малейшее опоздание могло принести тебе немало бед. И я благодарна твоему деду за тот случай. Не опоздали мы».

Обо всем, что пережил его дед, Рахим Беймбетов узнал от своей бабушки. «Деда своего я, можно сказать, и не знал, – продолжает Рахим Беймбетов. – Он рано умер. Но о том, что с ним приключилось я узнавал от бабушки, людей, которые его знали – непосредственных очевидцев тех событий. В то время не то что рассказывать, спрашивать боялись – он ведь так и умер «врагом народа». Это сейчас в справках и документах пишется, что он спас от голода очень много людей, а тогда на это смотрели совсем по-другому».

О Кумисбеке Беймбетове осталась и другая память. При нем Чубаровку делили на районы и он присваивал названия некоторым из них, например, Березовка и Отсталовка. «Эти районы много раз переименовывались, но народ до сих пор их именно так и называет», – говорит Рахим Беймбетов.

И вот еще одна интересная деталь. Никогда Кумисбек Беймбетов не ругал советскую власть. «Он до мозга костей был коммунистом. В архивной справке так и написано – образованный, коммунист. И даже после расстрела честно служил своей Родине. Он и детей своих воспитал, можно сказать, коммунистами. Несмотря на все эти испытания, он остался верен партии. Поэтому я могу точно сказать, никогда он советскую власть не ругал, а все, что с ним случилось, думаю, считал какой-то чудовищной ошибкой или понимал, что власть здесь ни при чем – всему виной время и люди. Ведь не партийное начальство из Центра на него донос написало, правильно? И тогда были подлецы и сейчас они есть. Просто людям нужно немного задуматься, прежде, чем брать в руки бумагу и ручку. Вооружаться клавиатурой. Ведь неизвестно, как может жизнь повернуться», – подытожил свой удивительный рассказ Рахим Беймбетов.

Неизвестно, какие силы сохранили жизнь человеку, благодаря которому в голодные годы продержались несколько семей. Может, и правда, за каждое доброе дело рано или поздно приходит благодарность? А может, Кумисбек, просто, как сказали ему в НКВД, «родился в рубашке»? Так или иначе, я благодарна потомкам этого человека за их рассказ, который раньше воспринимала не более, чем слух. Жизнь удивительна и никогда не знаешь, как она может повернуться. Главное, чтобы мы, ныне живущие, извлекли из прошлого правильные уроки и всегда, в любой ситуации оставались людьми.

Саида ТУРСУМЕТОВА

Более 100 тысяч казахстанцев были подвергнуты репрессиям в период с 1923 по 1953 годы. Свыше 25000 человек были расстреляны. (По информации музея жертв политических репрессий ЮКО).

Реклама

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять меня
2000
wpDiscuz