К автобусу, только что приехавшему из ЮКО, хлынули встречающие. Один из них – мужчина средних лет в приличном костюме, ходил от одного пассажира к другому с единственным вопросом: «Физики есть?» А узнав, что среди тех, кто приехал знакомиться с севером страны есть единственный учитель физики, обрадовался так, словно увидел родственника, который отсутствовал лет 20…

Этот случай мне рассказал главный специалист отдела миграции управления координации занятости и социальных программ ЮКО Нуржан Нурашев. Наш разговор о переселении южан в северные регионы страны не просто пиар госпрограммы, скорее, рассказ о том, как там устроились наши.

«Вы не поверите, там за этого физика такая борьба началась. Представитель одного района жилье сулит и полторы ставки, другого – зарплату в 300 тысяч тенге! Вот где настоящий дефицит квалифицированных специалистов», – говорит Нуржан Нурашев.
Программа переселения южан в северные регионы страны стартовала в 2014 году. В период с 2015 по 2016 годы на север переселились 154 семьи из ЮКО.
«И сколько из них вернулись?» – спрашиваю я.

«Из тех, кто поехал по квоте – никто. Кстати в 2017 переехали 193 семьи или 745 человек и тоже никто не вернулся. Все устроились, работают. И я скажу больше – южане очень предприимчивые люди. Я ведь периодически езжу в те районы, куда наши переехали, созваниваюсь по телефону, интересуюсь – ну как они? Оказалось, за наших можно не переживать. Только представьте ситуацию – село в Павлодаре, которое зимой оказывается отрезанным от внешнего мира из-за снегопада. Машина с хлебом к ним не приезжает по две, а то и три недели. И они так и живут, без хлеба. При этом у каждого в доме внушительные запасы муки.

А что сделали наши? Первым делом подали заявку в центр предпринимательства и получили льготный кредит. Теперь пекут там хлеб и неплохо зарабатывают», – отвечает мой собеседник.

В другом селе и вовсе наши образовали целый сельхозкооператив. Думаю, нетрудно догадаться, кто стал председателем – выходец из ЮКО.

«Я, когда об этом услышал, говорю руководителю района – ты что, ты ж своих против наших настроишь, – продолжает рассказ Нуржан Нурашев. – Приехали, без году неделя и сразу в председатели! А он мне отвечает – ты не понимаешь. Мы столько лет говорим, что можно получать субсидии на развитие животноводства, но для этого надо объединиться в кооператив, нас наши и слушать не захотели. А что сделали ваши? Собрали всех, толково объяснили и все, отправились оформлять документы. Уже и субсидии получили и развиваются.

В другом районе мне сказали – странные ваши люди. Приходит ко мне один, работает учителем, а просит – дай мне землю. Зачем, спрашиваю. Я скот разводить буду, отвечает он. И вот спрашивается – оно ему надо? Наши работают в школе, в больнице, на предприятии. И все. Им хватает. Ваши же вечно что-то хотят, требуют и главное – работают! Поднимают район».

В ряде СМИ прошла информация, что главная задача программы – «казахизация» северных регионов, в которых население в основном русскоязычное.

Нуржан Нурашев откровенно удивляется такому повороту: «Главная проблема северных регионов – отток населения. Необходимость переселения объясняется большим оттоком населения за пределы Республики Казахстан. В первую очередь, эмиграцией русскоязычного населения в соседнюю Россию. И наши фактически будут улучшать демографическую обстановку. Если же посмотреть на национальный состав переселенцев, то на север поехали и казахи, и русские, и украинцы, и молдаване, и узбеки. Так что все эти разговоры – полная ерунда».

Требование к переселенцам одно – чтобы хотя бы один из членов семьи имел профессиональное образование. На севере не хватает рабочих рук. Хотя и этот принцип можно обойти, говорит Нуржан Нурашев: «Дело в том, что есть те, кто не имеет никакого профобразования, но готовы обучиться. И такую возможность им предоставляют в северных регионах – обучение за счет предприятия с последующим трудоустройством. Главное – не быть ленивым».

А есть ли те, кто все же имеет приоритет при переезде?

Согласно Программе «Дорожная карта занятости-2020» преимущественным правом для добровольного переселения на новое место жительства пользуются:

1) молодежь в возрасте до двадцати девяти лет, в том числе воспитанники детских деревень и выпускники детских домов, школ-интернатов для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте от шестнадцати до двадцати трех лет;
2) выпускники организаций среднего, технического и профессионального, послесреднего, высшего и послевузовского образования в течение трех лет после завершения учебного заведения;
3) участники первого направления Программы, завершившие обучение;
4) оралманы;
5) лица, высвобожденные в связи с ликвидацией работодателя-юридического лица либо прекращением деятельности работодателя-физического лица, сокращением численности или штата работников, снижением объема производств и выполняемых работ и услуг, повлекшим ухудшение экономического состояния работодателя».

К слову, среди тех, кто переехал из ЮКО в северные регионы, немало оралманов.

«В одну из своих поездок я встретился с оралманом, который здесь жил на Кайнар булаке. Занимался частным извозом, – продолжает Нуржан Нурашев. – Не поверите, он продал свою «кормилицу»! Я спросил, а как же ты теперь – специальности особой нет… А он радостный, пойдемте, говорит, покажу. Приводит меня к себе домой. Там у него хлев, в котором стоят, как он выразился, телята. Каждый теленок огромных размеров. Оказывается на севере годовалых бычков телятами называют. Так вот, он приехал, продал машину. На вырученные деньги купил 10 телят. Сейчас, продав этих телят, он может купить 10 машин!

Говорит, в районе очень помогли с кормами. Все подвезли, создали условия – только живи и работай, что он и делает. А что он имел, живя у нас? Съемный домик да машину. А теперь – собственный дом и дело, которое его точно прокормит. Другой наш соотечественник не стал заморачиваться и разводить скот. Он наладил поставку мяса в магазины и супермаркеты города. Как? Просто поговорил с соседями, держащими скот и наладил рынок сбыта. Теперь люди сами к нему идут и предлагают свою скотину на убой».

А как же страшные рассказы, что люди уехали, бытовых условий нет, работы тоже нет, денег обещанных так и не увидели?

«Из тех, кто уехал по квоте, все довольны. Но были те, кто решил попробовать обустроиться самостоятельно. Вот у них, как раз, ничего не получилось. Они и вернулись», – уточняет мой собеседник.

Так что же получают переселенцы из ЮКО в северные регионы Казахстана?

«Я хочу сразу сказать, что материальная помощь, подъемные или субсидии – люди это называют по-разному, выплачивают те регионы, куда люди переселяются. Наша область переселенцам не платит. Все, что мы можем – проводить агитационную работу, рассказывать об условиях, которые готовы предоставить специалистам разные регионы, ну и проводить ярмарки вакансий северных регионов.

Если же посмотреть по тексту программы «Дорожной занятости – 2020», то получается, что государственная поддержка участников Программы включает предоставление субсидий на переезд и возмещение расходов по найму (аренде) жилья и оплате коммунальных услуг:

1. Субсидии на переезд – единовременно в размере тридцати пятикратного месячного расчетного показателя на каждого члена семьи.
2. Субсидии на возмещение расходов по найму (аренде) жилья и оплату коммунальных услуг – ежемесячно в течение двенадцати месяцев для переселившихся в городскую местность:
2.1) в размере двадцатикратного месячного расчетного показателя для одного человека;
2.2) в размере двадцати пятикратного месячного расчетного показателя при количестве членов семьи от двух до четырех;
2.3) в размере тридцатикратного месячного расчетного показателя при количестве членов семьи пять и более.
3. Субсидии на возмещение расходов по найму (аренде) жилья и оплату коммунальных услуг – ежемесячно в течение двенадцати месяцев для переселившихся в сельскую местность:
3.1) в размере пятнадцати кратного месячного расчетного показателя для одного человека;
3.2) в размере восемнадцати кратного месячного расчетного показателя при количестве членов семьи от двух до четырех;
3.3) в размере двадцатиодного кратного месячного расчетного показателя при количестве членов семьи пять и более.

«Но я хотел бы подчеркнуть – в некоторых регионах переселенцам готовы оказывать помощь сверх того, что указано в Программе. Тут, конечно, все зависит от квалификации специалиста. Если в нем регион заинтересован, то и условия будут предоставляться лучшие», – отмечает Нуржан Нурашев.

Если вы планируете принять участие в программе по переселению в северные регионы Казахстана, то нелишним будет ознакомиться и с механизмом предоставления мер господдержки для потенциальных переселенцев.

Согласно тексту программы «Дорожная карта занятости – 2020», господдержка оказывается следующим образом:

1. Лица, желающие участвовать в Программе, планирующие переселение из регионов выбытия, обращаются в центры занятости населения регионов выбытия (по месту жительства).

2. Центры занятости населения регионов выбытия консультируют претендентов о порядке и условиях участия в Программе и оказания мер государственной поддержки.

3. Местные исполнительные органы по вопросам занятости населения регионов прибытия обеспечивают центры занятости населения регионов выбытия информацией о регионах прибытия, профессиях, по которым требуются дополнительные трудовые ресурсы, требованиях к специалистам, условиях работы.

4. При согласии участия в Программе претенденты подают заявления в центры занятости населения регионов выбытия по форме и с приложением документов согласно Правилам добровольного переселения лиц для повышения мобильности рабочей силы, утверждаемым уполномоченным органом по вопросам занятости населения.

5. Центры занятости населения регионов выбытия в течение 5 рабочих дней направляют предложение о включении в состав участников Программы в центры занятости населения регионов прибытия и уведомляют об этом заявителей.

6. Центры занятости населения регионов прибытия в течение 5 рабочих дней направляют заявления и документы претендентов на рассмотрение районной (городской) комиссии по реализации Программы.

7. Центры занятости населения мест прибытия в течение 5 рабочих дней со дня принятия решения о включении либо отказе включения заявителей в состав участников Программы уведомляют об этом центры занятости населения регионов выбытия.

8. Центры занятости населения регионов прибытия заключают индивидуальный социальный контракт с переселенцем и/или оралманом.

9. После переселения и фактического трудоустройства на новом месте участники Программы подают в центры занятости населения регионов прибытия документы согласно Правилам добровольного переселения лиц для повышения мобильности рабочей силы, утверждаемым уполномоченным органом по вопросам занятости населения.

«На самом деле не все так страшно, – говорит мой собеседник. Потенциальному переселенцу достаточно обратиться в Центр занятости. Там ему подберут вакансию и помогут определиться с выбором региона выбытия. И все».

По словам моего собеседника программа эта интересна в первую очередь для тех, кто здесь не имеет собственного жилья и не может устроиться на работу по специальности: «В этом плане у нас переизбыток ресурсов в ряде отраслей. Там же наши устроились и в полицию, и юристами, и учителями».

А как же быть с теми, кто поехал, но в силу тех или иных причин (климат не подошел членам семьи, дома остались одинокие старики и т.д. и т.п.) вынужден вернуться? Обязан ли он возвращать средства, которые уже получил?

«Все зависит от сроков контракта. В целом он заключается на год. Если в течение года переселенцы остаются на месте, то и средства возвращать они не будут. Если же они покинули регион прибытия раньше срока, то средства вернуть все же придется, и в полном объеме, не зависимо от того, сколько они там проживали», – поясняет Нуржан Нурашев.

Записала Саида Турсуметова