Я никогда не делаю селфи и не работаю на тоях — Баян Алагузова (Есентаева)

1963
Во время съемок с Баян Алагузовой

Одни говорят: дива казахстанского шоу-бизнеса, другие ее называют позором страны. Не смотря на такие разные мнения Баян Алагузова (Есентаева) всегда придерживается своего.

Узнав, что в Шымкент едет Баян с премьерой своего мюзикла «Сиситай», мысль поговорить с ней не покидала, но, хотелось поговорить с ней, не о тех заезженных темах, хотелось поговорить о целях, если, конечно, она скажет все как есть.

Перед интервью автограф-сессия с поклонницами. Но не больше, популярный продюсер закрывает глаза и просит охрану убрать тех, кто хочет с ней сделать памятное селфи.

Толпа скапливается, и Баян приходится увести в зал кинотеатра «CINEMAX» где собственно и готовимся мы, для нашего интервью. Сразу скажу, беседа была напряженной, а что стало этому причиной, я узнал уже в конце.

— Мы с вами встречались в декабре в Астане, тогда вы были уставшей. Это были свадебные хлопоты? Как дела у вас?

— Баян Алагузова (Есентаева) — Странно, но я тебя не помню, хотя много кто берет интервью, я даже не помню что я говорила Вам! Тогда были свадебные приготовления, а может я была уставшая. Дела у меня хорошо, вот приехала в Шымкент на премьеру фильма своего!

— «Ешкере», это что было? Кешью зачем это слово использовали в своем клипе? Это пиар? (Ешкере — слово которое в последнее время используют молодые репперы и молодежные субкультуры. По одной из версий переводится как «Давайте, замутим!»)

— А что тут такого? Я вообще не слышала чтоб его использовали где-то, просто слово, использовали в клипе, что тут такого? Я не понимаю!

— Хорошо, скажите пожалуйста, как вы думаете? Почему о вас все время говорят. Что съела, что купила, что сказала. Вы специально себя так выставляете или вы таким образом пытаетесь хайпануть?

— На мне порой такие просмотры набирают информационные порталы, среди них много таких серьезных, от которых я сама в шоке, зачем им это нужно! Я не знаю чем я им интересна, но мне кажется что на мне тупо набирают аудиторию. Я уже прошу оставить меня в покое, не говорить обо мне, я устала. Я хочу спокойно жить, хочу чтоб меня никто не трогал.

— Так, вы сами всем интервью даете такие, что вас называют, я цитирую «Позором Казахстана», или же «Гордостью страны». Не обижает это вас?

— Ну вот вы спросили, я ответила. Я не пытаюсь привлечь внимание, они сами не оставляют меня в покое. А то, что говорят что я позор страны, нет, мне ровно! Я люблю свою страну и ничего плохого не делаю. Если я буду обращать внимание на все то, что говорят, говорили и будут говорить, то у меня нервов не хватит.

— Вы отошли от скандала?

—  Я не отойду от него никогда, это глубокая рана, и сейчас я только начинаю жить. А можно мне задать встречный вопрос, вы тоже считаете меня позором страны?

—  Я не считаю, я считаю вас очень умной и человеком со своей твердой точкой зрения. Как вам супруг? Где была свадьба? Как я понимаю она была только для своих?

— Да, мы отметили скромно! Он всегда рядом, вот летели в Шымкент, я говорю чтоб он летел со мной, и он рядом, я счастлива! Хотя, у него очень много дел, и он согласился. Это так мило и радостно!

— Вы много говорите о женских правах, о равенстве мужчин и женщин, про «Уят». Это комплекс?

— (смеется) Почему комплекс, это проблема, которая не решается уже много столетий. Мы привыкли видеть женщин на кухне, пусть пашет! Говорят о том, что я не сохраняю традиции предков. Хорошо, давайте не носить джинсы и кросы, давайте скакать на конях, давайте жить в юртах, и пусть мы женщины будем служанками, пусть нас бьют. Мир меняется, люди меняются. Почему мы не должны? Я же не призываю позориться, я призываю развиваться.

— Почему вы говорите о насилие, не все так плохо у нас. По вашим словам, каждый день избивают!

— А разве не так, у нас статистика страшная понимаете? Я против насилия!

— Когда на вас в последний раз, повышал голос ваш муж?

— Никогда! Мы понимаем друг друга. Мне порой хватает его взгляда, не в том плане, что он яростно посмотрит, нет, мы понимаем друг друга. Вот почему всем интересна моя личная жизнь? Может не будем?

— Вы хотите прервать беседу? Если да, то давайте!

— Нет, я вас слушаю.

Во время интервью Баян все-же прервала беседу, отлучившись за каплями от простуды. В это время в зал вошел супруг Турсенгали Алагузов. По просьбе ассистентов оператора, супруга попросили посидеть где-нибудь с краю, так как беседа велась в большом зале на видеокамеру. Турсунгали Алоагузов согласился подождать свою любимую в зале.

— Ну, продолжим нашу беседу. Кстати, у вас в Шымкент так классно, я прям люблю этот город. Мой папа, когда я была маленькая, приезжал с мамой из Шымкента и привозил дыни, и говорил: «Вот, доча, это из Шымкента. Я бы сказала у Шымкента свой характер. Это вообще отдельное государство!

— Вышли бы замуж за шымкентского?

— О нееет! Не хочу, я бы вот тогда попала сильно! Я не хочу говорить про Шымкент плохо, тут много плюсов, тут люди добрые, тут много моих друзей, но, жить тут, я не смогла бы. Мы с Шымкентом разные! Тут не получится, как в других регионах. К примеру, приехал ты, и сказал: «Я хочу, я так сделаю». Нет, у тебя здесь сделать «так» не получится, все по-другому. Тут все так плавно и хитро.

— Шымкент не разделяет ваших мыслей?

—  Да, порой!

— Многие говорят о вас, что-вы продюсер от Бога! Это так? Как ваши проекты? Все хорошо?

— Ну, не от Бога, но я успешная. Мои проекты все работают. А те, кто ушли от меня, они никогда не избавятся от того, что их будут называть «Она, девочка Баян». Даже если мы не общаемся. Кешью — тоже уже сколько лет живет! Этот коллектив меняется, но, суть песен остается, думаю зритель это оценивает.

— Баян, а почему вы никогда не говорите на казахском?

— Я родной язык знаю, просто мне так удобно, я не воспитывала на юге)). Я патриотка страны, и если вы думаете, что я «такая вся не люблю страну», это не так. И знаете, если бы мне, предложили уехать в другую страну, я бы не уехала. Только если меня на сильно выгнать из страны, а таких желающих, я уверена много.

— Потому что вы можете круто хайпануть в Казахстане?

—  Нет, я люблю свою страну. Просто все думают, что я ищу только выгоду во всем, а на самом деле я простая женщина, которая ищет счастья. Я устала.

— Ну, простой я бы вас не назвал!

—  Это ваше мнение! Обидно когда журналисты пишут обо мне только из-за того, что их будут читать, мало кто понимает и хочет понять.

— Вот не нужно, мы не хотим на вас хайпануть, у нас с этим все нормально! Скажите лучше вот что, вы реально уверены в том, что до «Сиситай» в Казахстане не ставили мюзиклы?

—  Кто? Их не было и нет! Я никому не подражаю, я просто хочу свое кино, у нас так все обыденно, эти комедии и все так монотонно. Устала!

—  Вы работаете на тоях?

— Нет! Я когда называю цену, от меня быстро убегают. Один раз мой друг согласился на эту цену, и мне пришлось вести! Я была как робот, это вообще не мое. Вообщем, мне кажется я потерпела там фиаско. но, деньги я забрала, и пообещала себе, никогда не вести ТОИ! Это было 20 тысяч долларов! Я тои вести не могу, это реально не мое (смеется)

— Почему вы не делаете селфи? Вы так реагируете на это.

—  У меня травма на глазу, и бывает неприятно и больно. А все так и хотят сделать селфи.

Подробное интервью с Баян Алагузовой смотрите на телеканале «Otyrar TV»