Я познакомилась с Анной Федоровной Шаля накануне ее 95-летия. Было немного страшновато: а ну как встретит меня неприступным взором – с высоты своих военных и трудовых заслуг? Ведь для нее общение с прессой не событие, а рабочие будни.

Вроде бы, о такой легендарной женщине рассказать легко – фактического материала хоть отбавляй. Но на самом деле – очень трудно. Все время боишься впасть в героико-патетический тон и «вылепить» эдакий хрестоматийный образ «кавалер-девицы» или «государственной» женщины. А как тут подобраться к ее душевной сути?
Я зря боялась. Анна Федоровна в разговоре и не пыталась «встать на постамент». О своей жизни стала рассказывать просто и безыскусственно, а на вопрос, как ей удалось сохранить такую бодрость духа и тела, сказала лаконично, но емко: «Просто всю свою жизнь я делала то, что любила».
Первая из них – безоговорочная любовь к Родине. По нынешним временам это звучит несколько пафосно и плакатно. На самом деле, люди того предвоенного поколения так себя и ощущали – они жили в полном единстве с землей, на которой родились и росли. Именно эта любовь и призвала 18-летнюю Аню Лысенко на войну.
Анна Шаля«В 1941 году я училась на втором курсе Чимкентского учительского института, – вспоминает Анна Федоровна. – И вдруг – война. Не долго думая, пишу заявление в военкомат, мол, хочу на фронт, бить фашистов. Думаете, меня не отговаривали? Говорили, что война – не женское дело… Можно и в тылу помогать Родине… А я отвечала: если наши парни уже все там, так неужели же мы чем-то хуже? Убедила. Мне поручили организовать группу девушек из нашего института – для обучения на курсах радиотелеграфистов.
После курсов перевели в Ташкент, там уже мы проучились в училище связи, где за два месяца прошли ускоренную подготовку радистов. А в конце декабря 41-го мы уже были в штабе 40-й армии Первого Украинского фронта».
Начались военные будни, сплошь состоявшие в преодолении: страха перед бомбежками, невыносимыми морозами, ежедневными тяготами армейской службы, в которой девушкам не было никаких послаблений. Мол, взялся за гуж… Анна Федоровна вспоминает, что еще одним моральным ударом было то, что ее безжалостно подстригли «под мальчика», и только в 43-м разрешили вернуть девичьи кудри. Была контужена, однажды чуть не сгорела – едва успела выскочить из пекла с обожженными руками и лицом. Жалела ли тогда девушка о своем «опрометчивом» решении попасть на фронт? «Никогда, ни одной минуты, – говорит Анна Федоровна. – Именно в те военные годы так остро чувствовалось, что ты на своем месте, ты необходима, ты вместе со всеми приближаешь победу».
На фронте к Анне Лысенко пришла еще одна любовь – уже личная, но такая же сильная и всепоглощающая. Там она встретила своего будущего мужа Владимира Шаля. Эту судьбоносную встречу Анна Федоровна вспоминает так, как-будто это было вчера.
Анна Шаля«Зашел к нам как-то старшина, начальник радиостанции. Он, конечно, и раньше меня видел, но, в тот день я была одета в гражданское – мою военную униформу, то есть, ватник, ватные брюки пришлось отдать кому-то из дежуривших по части. Может, поэтому Володя и обратил на меня внимание. Начал ухаживать. Но разве это было редкостью на войне? Ведь мы все тогда ходили по краю возможной смерти, с обостренным желанием жить и любить. Но наш роман не стал банальным «военно-полевым» эпизодом. Он растянулся на целую жизнь».
Между Анной и Владимиром была строгая договоренность: в отношениях не допускать ничего «лишнего» до самого конца войны. По фронтовым дорогам они шли вместе, согревая друг друга чистой преданной любовью, и только в селении Новое место близ Праги, через три дня после долгожданной Победы, они стали мужем и женой. Как и договорились.
После демобилизации гвардии сержант Анна Шаля вместе с мужем вернулась в родной Чимкент. Впереди предстояло множество мирных дел. Надо было, наконец, завершить прерванное войной педагогическое образование. Восстановилась в учительском институте, затем окончила педагогический, и все последующие 16 лет посвятила народному образованию. Прошла все ступеньки профессионального роста – была рядовым учителем, потом завучем, затем и школьным инспектором гороно и облоно. Но несомненные лидерские качества вывели ее на новое поприще партийной работы.
Помнит ли сейчас кто-нибудь, насколько ответственны и престижны были должности председателя обкома профсоюза работников просвещения, секретаря горкома партии, зампредседателя исполкома областного Совета народных депутатов? В этих сферах тогда трудились буквально «отборные» люди – идеологическая элита общества. Как эта хрупкая женщина могла совмещать напряженную «руководящую» работу с малозаметной, но круглосуточной «должностью» матери двух детей, хранительницы семейного очага? Необъяснимая тайна сильной личности.
Впрочем, немалую часть бытовых проблем брал на себя любящий муж Владимир Леонидович. В этой семье не было разграничений в обязанностях, на «мужские» и «женские». И это вполне объяснимо. Они вместе, на равных, месили грязь военных дорог, так почему же «на гражданке» должно быть иначе?
Анна Федоровна не угомонилась и после выхода на пенсию. В областном Совете ветеранов активно работала в комиссии по социально-бытовому, культурному и медицинскому обслуживанию. В любых высоких кабинетах, куда она приходила за помощью ветеранам, ей открывали двери и уважительно шли навстречу.
Если перечислять все награды Анны Федоровны – ордена, медали, почетные знаки, благодарности – надо делать отдельную газетную статью. Но она особенно ярко запомнила вручение первых военных отличий – медали «За отвагу» и ордена «Красной Звезды». И высоко ценит сравнительно недавнюю награду – звание «Почетного гражданина города Шымкента». Вроде бы, в иерархии наград оно занимает скромное место, но зато в полной мере отражает ее реальную любовь к «малой» Родине.
Когда-то, еще ребенком, родители привезли ее в Чимкент из небольшого села Вревское, и первое их жилище располагалось на улочке, которую потом назвали 30 лет ВЛКСМ – сейчас Бекет Батыра. Так вот, уже более 80-лет Анна Федоровна живет на улице своего детства, почти на том же «отчем» месте.
«Знаете, мне не раз предлагали большие квартиры «со всеми удобствами» – и как ветерану войны, и как ответственному партийному работнику. А я отказывалась наотрез. Просто не представляю себя в другом месте. Душа моя здесь», – рассказывает Анна Федоровна. Разве это не своеобразный патриотизм?
Имя Анны Федоровны Шаля занесено в энциклопедию «Лучшие люди Казахстана», где в рубрике «Славные сыны и дочери Казахстана» есть статья о ее героической и удивительно насыщенной жизни. Такие имена вписаны в историю страны навечно.

Елена Летягина