драм театр

Сейчас для русского драматического театра Шымкента наступили поистине безумные дни – в полном соответствии с названием премьерного спектакля «Безумный день, или Женитьба Фигаро» по пьесе Бомарше.

Именно этой комедией будет в этом году открываться новый театральный сезон, к которому готовятся с повышенной ответственностью. Ведь сезон предстоит юбилейный, 90-летний – так долго люди не живут и не все театры выживают… До премьеры осталось две недели, поэтому всеобщее напряжение вполне понятно: репетиции идут ежедневно – в безумном темпе моцартовского allegro…

ПУТЬ ОТ «ГОРЯЧЕЙ ТОЧКИ»
О том, что к началу сезона готовится какая-то премьера, я краем уха слыхивала. Но когда узнала, что режиссером-постановщиком в ней будет Сам Олег Белинский?!. О-о-о, эта новость привела меня в крайний восторг. Знаете, я еще застала те глубоко советские времена, когда спектакль «Люди и мыши» по роману Джона Стейнбека буквально всколыхнул нашу общественность этаким эмоциональным ударом под дых. Виновником этой встряски и был режиссер Олег Белинский вкупе с малоизвестным тогда Тимуром Бекмамбетовым. Но, начну по порядку.

Олег Александрович Белинский вообще никогда бы не оказался в Чимкенте, если бы не причудливые изгибы судьбы. Ну судите сами. Родился в Великом Устюге, на родине Деда Мороза, то есть, в краю самом «антиподном» нашему Югу. Закончил престижное Щукинское театральное училище. Дальше работал… впрочем, где он только не работал! Охватил своим режиссерским попечением почти все крупные города Волжского бассейна – Саратов, Самара, Владимир, Казань, Ярославль, Владимир, Ульяновск, Астрахань. Был и в Пензе, и в Кишиневе, был и на совсем противоположной стороне – в Приморском крае, во Владивостоке, Хабаровске… Руководил театром-студией «У Красных ворот» в Москве. Вот и спрашиваю: где он, а где Чимкент?

«В 1986 году я работал в Ташкентском ТЮЗе и параллельно преподавал в Ташкентском театральном институте, – вспоминает Олег Александрович. – Вдруг мне звонят из Чимкента – до сих пор не ведаю, как меня нашли – и приглашают на должность главного режиссера. Извините, но в моем представлении Чимкент рисовался какой-то жуткой дырой. Но все равно, думаю, надо поехать, посмотреть. Город вполне оправдал мои мрачные ожидания – темновытый, грязноватый, неухоженный. Спрашиваю прохожих: где у вас тут театр? Никто не знает – еще один тревожный звонок… Наконец, попадаю на место и смотрю репертуарный спектакль, «Рядовые», как помнится. Знаете, я пришел в ужас! И дело было даже не в игре актеров – вся постановка, декорации были настолько убогими… Все там было вопиюще неэстетично! К примеру, события в пьесе происходили в старинном замке, так вот декорации этого замка представляли собой кулисы с наклеенными на них кирпичами, и все в таком же роде… Сначала я думал отказаться, но по зрелом размышлении и по свойству моей натуры все-таки решил: а попробую-ка я что-то с этим сделать! И стал работать».
Тот чимкентский период, к сожалению, ограничился всего двумя театральными сезонами. Был какой-то конфликт с дирекцией театра, нерешенный квартирный вопрос, раскол труппы на два лагеря… ну, словом, происходили события, не имеющие никакого отношения к творчеству… Но в целом, это время оставило у Олега Александровича чувство удовлетворения своей работой, сродни ощущениям пахаря, дождавшегося и первых всходов, и обильного урожая. Уже первые поставленные им спектакли выгодно отличались от прежних эстетической выдержанностью и новизной подачи. Первый спектакль «Горячая точка» по пьесе Олега Перекалина, казалось бы, тематически заказной, приуроченный к 70-летию Октябрьской революции – все-таки сумел пронять зрителя до глубины души. А какая там была сценография! При минимуме технических средств режиссеру удалось добиться максимума реалистичности и достоверности. Позднее были поставлены спектакли «Звезды на утреннем небе» Александра Галина, «Три мешка сорной пшеницы» Владимира Тендрякова, и уже помянутые «Люди и мыши»… Это были несомненные творческие удачи, и не случайно, когда конфликт достиг апогея в виде увольнения – за Белинского «впряглась» вся чимкентская интеллигенция, и не только творческая. За него болели и «технари», и домохозяйки… Что ж, это было закономерно. Он показал нашему городу настоящий Театр, который начинался не с вешалки, а с волнующего трепета души. К слову сказать, уже после ухода Олега Александровича из Чимкентского театра, наша труппа поехала в Ташкент на гастроли с репертуаром Белинского «розлива». И произвела там настоящий фуррор! Там даже статья в газете вышла под говорящим названием «Без скидок на провинцию». Мало того, в этот репертуар входили два спектакля, которые тогда шли и на ташкентской сцене. То есть, узбекской публике было с чем сравнивать. И по общему убеждению, наши спектакли в постановке Белинского отличались и большей убедительностью, и свежестью трактовки.

«ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ» МАСТЕРА
Осталась ли тогда у режиссера какая-то обида на Чимкент – недооценивший и неблагодарный? Скорее всего, у Олега Александровича просто не было на это времени: он всегда был крайне востребован. Хотя, наверное, и не думал, что судьба сведет его с нашим городом снова. И не один раз. «Вообще-то, у меня есть плохая черта – я сам никогда ни с кем не созваниваюсь и никогда никого не ищу, – самокритично говорит режиссер. – Конечно, я вспоминал Чимкент, который, несмотря ни на что, оставил по себе теплые воспоминания, но контактов ни с кем не поддерживал. То есть, и меня потеряли из виду, и я оборвал все чимкентские связи. И однажды – это было в 2005 году – я случайно услышал, что Южно-Казахстанский областной драматический театр находится на гастролях в Пскове. К тому же, там упоминалось имя художественного руководителя театра – Игоря Вербицкого, которого я всегда ценил и уважал. Тут же нашел его телефон и позвонил – радость была обоюдная, и мы тут же договорились о дальнейшем совместном сотрудничестве».

«Мы в это время как раз были на гастролях, проходивших по программе «поддержки русскоязычного театра за рубежом», – подключился к разговору Игорь Вербицкий. – Маршрут выступлений был такой: Москва – Великий Новгород – Великие Луки – Псков. И вот, в Пскове меня вдруг приглашают на вахту к телефону и я слышу голос Олега Александровича… как голос из прошлого! Разве я мог теперь упустить такого большого мастера, оставшегося для меня непревзойденным за все время существования нашего театра. Я уже 40 лет в профессии – есть с чем сравнивать. И уже следующий наш спектакль «Продавец дождя» по пьесе Ричарда Нэша был поставлен Олегом Белинским. Даже излишне говорить, что его премьера стала самым значительным культурным событием сезона».

С тех пор Олег Александрович уже никогда не выпадал из поля зрения нашего театра. В 2008 году была поставлена пьеса «Панночка» Нины Садур, и последующие – «Баллада о солдате» В. Ежова и Г. Чухрая, «Шум за сценой» М. Фрейна, «Полет над гнездом кукушки» по роману Кена Кизи – и все они проходили с большим успехом и аншлагом.
В чем же секрет творческой магии Олега Белинского? Сам мастер эту магию «с последующим разоблачением» никак не объяснил, но, кажется, она отчасти заключается в умении четко поставить задачу, донести до людей свою мысль и неуклонно добиваться ее практического исполнения. То есть, зажечь других своим горением и заразить их своим энтузиазмом. Ведь именно так и случилось у него с коллективом чимкентского театра вначале совместного пути. Тот же самый художник, который лепил кирпичики на кулисы, тогда настолько проникся замыслом режиссера, что стал буквально фонтанировать энергией и высвобождать свой талант от творческой спячки. И у актеров зажглись глаза, и все их действия на сцене стали более осмыслены…

Я не могла не поинтересоваться у Олега Александровича, насколько это сложно – быть режиссером «по приглашению» и каждый раз окунаться в новую атмосферу чужой среды – со своим уставом, с другой ментальностью. Ведь куда как проще постоянно работать «в стационаре», где и тебя все знают, да и ты всех знаешь… «А я люблю брать новые барьеры и пробовать новое, – сказал Олег Белинский. – Тогда тебе не грозит и самому застояться в стереотипах, остановиться в поиске новых решений, утратить вкус к работе и жизни».

Так уж получилось, что для режиссера наш театр уже давно не чужой – с ним вместе он «отмотал» весьма солидный срок «по-совокупности». Вот и сейчас при выборе режиссера для праздничного юбилейного спектакля, у художественного руководителя, а сейчас еще и директора театра Игоря Вербицкого никаких сомнений не было: «Конечно же, Белинский»! Правда, выбор премьерной пьесы определился не сразу. Рассматривался, например, вариант с пьесой, написанной по мотивам романа Федора Михайловича Достоевского «Братья Карамазовы». Наверное, получилось бы что-то мощное – с психологически сильным эффектом. Но Игорь Вербицкий видел юбилейную премьеру как яркое, искрометное, зрелищное действо, полностью соответствующее праздничному настрою души. А что еще для этого есть более пригодное, чем сюжетно забавная и слегка фривольная история вездесущего Фигаро? Итак, 6-го сентября театр распахивает нам двери и сердца – с любовью и ожиданием взаимности!

Елена ЛЕТЯГИНА