суд, адвокат

О реабилитации отбывших наказание в местах лишения свободы казахстанцев у нас практически не пишут. Поразила информация на сайте Генеральной прокуратуры:

«В 2015 году Мырзакулов был осужден Аль-Фарабийским районным судом   г. Шымкента к 3 годам 6 месяцам лишения свободы за кражу в крупном размере, а также за покушение на кражу.

По результатам изучения материалов уголовного дела Генеральной прокуратурой установлено, что имеющиеся в деле доказательства сфальсифицированы, а вина не доказана. Генпрокуратура направила кассационную жалобу в Верховный суд, который согласился с ее доводами и признал Мырзакулова невиновным. Он незаконно пробыл в колонии 3 года 2 месяца 20 дней», пишет издание yujanka.kz.

А на днях в нашей редакции раздался телефонный звонок: «Я была осуждена в Шымкенте. Отсидела за решеткой весь назначенный срок. А 13 августа 2019 года постановлением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РК признана невиновной». На следующий день Ж. Юлдашбаева пришла в «Южанку».

Приговор незаконный и неправедный

Оправдана шымкентка, просидевшая в тюрьме от звонка до звонка

От сумы и тюрьмы не зарекайся

Жамила Садибековна — невысокого роста, худенькая.

В марте нынешнего года ей исполнилось 50. Выросла в Ташкенте.

Окончила Ташкентский институт легкой промышленности. Осталась в нем преподавать. Были планы защитить кандидатскую диссертацию. Но коррективы внесли рыночные перемены. Скромной зарплаты вузовского преподавателя не хватало свести концы с концами женщине с двумя тогда детьми. Ж. Юлдашбаева стала челночницей. В 2002 году она вернулась на историческую родину в Казахстан, получила гражданство. В 2012-ом занялась сетевым маркетингом в российской фирме, имеющей представительство в Казахстане. Она специализируется на продаже швейцарских и российских часов, а также омолаживающих кремов и прочей косметики, изготавливаемой с использованием ценных свойств минерала шунгит. Пригодились вузовские навыки, способности лектора, умение контактировать с аудиторией и вести индивидуальную беседу. Разъезжала по городам и весям, даже в соседние области, агитируя вступать в свою команду. Работа спорилась. Ряды сетевиков множились. Вместе с ней работали дочь, зять и старший сын.

Самых успешных по маркетинговому плану ожидала заманчивая награда. Но для этого нужно было попотеть: и товара купить, и новых членов привести в компанию. Суть сетевого маркетинга — реализация товаров, основанная на создании сети независимых дистрибьюторов. Каждый из них и продает, и привлекает новых партнеров.

Одна из программ  при покупке товара на 150000 тенге предлагала доход в полтора миллиона тенге. Именно она и стала яблоком раздора в группе, где лидировала Ж. Юлдашбаева. Не могу понять, почему около 20 человек (они напишут обращения в правоохранительные органы как пострадавшие) вбили себе в голову, что, внеся 150000 тенге и не ударив палец о палец, получат полтора миллиона тенге. Или люди совсем безграмотные? Или агитатор что-то утаил при общении с ними? Но существует спаситель-интернет. Открой и наведи все справки о компании, в которую тебя завлекают. Не владеешь компьютером — практически в каждой семье есть продвинутые дети, внуки. Наконец, можно навести справки у знающих людей, прежде чем отдавать кому-то свои кровные.

По словам Ж. Юлдашбаевой, ее группа занимала второе место в республике по уплате налогов. Успешно развивалась, пока к ним не примкнули 18 новеньких, пожелавших работать под ее крылом. Именно они, по ее утверждению, и начали на нее атаку: обвинили в вымогательстве и шантаже. Юлдашбаева обратилась в полицию. За вымогательство наказание, не связанное с лишением свободы, получил один из ее компаньонов. Но когда закончилась тяжба, Юлдашбаева, по ее словам, стала мишенью для мести. 18 человек, в том числе и осужденный за вымогательство, написали на нее жалобы в правоохранительные органы, обвинив в мошенничестве.

Под стражей

 Ж. Юлдашбаеву задержали 21 октября 2016 года в Ташкенте.

Пять месяцев она находилась в соседней республике.

«Мать, брат обратились в Посольство Казахстана в Узбекистане. 18 марта 2017 года меня экстрадировали в РК, поместили в следственный изолятор в Шымкенте. Расследование вел ДВД ЮКО. Мой первый следователь заверил: «Объявлена амнистия, мы сократим тебе срок, если дашь показания, что брала деньги у двух заявителей». И назвал фамилии. А еще что я должна вернуть им внесенные суммы и оплату, которую они не заработали. Я отказалась, заявив, что невиновна. Потом появилась без адвоката дама-следователь. Она настаивала, чтобы я заключила процессуальное соглашение о признании вины в отношении двух заявителей, и меня отпустят. Я отказалась. Я ни у кого не брала деньги. Все перечисления уходили в банк. Когда мне предоставили уголовное дело на ознакомление, половина материалов была на казахском, другая — на русском, хотя я и мой адвокат настаивали на русском языке. Обвинение предъявили в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием людей в группе лиц по предварительному сговору. Процесс проходил в Енбекшинском районном суде. Дочь выступала свидетелем. Вины я не признала. Государственный обвинитель
Н. Ешимкулов просил суд назначить мне 4 года и 8 месяцев лишения свободы. Судья А. Билтебай приговорила меня к четырем годам, но, применив Закон РК «Об амнистии в связи с 25-летием независимости РК», сократила этот срок наполовину — до двух лет. Судья удовлетворила гражданские иски о возмещении причиненного мною ущерба — более четырех миллионов тенге. 17 сентября 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Южно-Казахстанского областного суда оставила приговор суда первой инстанции без изменения».

Невиновна!

У Жамили Садибековны осталась 14-летняя дочь, заботу о которой взял старший сын.

Ж. Юлдашбаева отсидела за решеткой от звонка до звонка.

Несмотря на примерное поведение, суд отклонял все ее ходатайства об УДО.

Освободилась 16 ноября 2018 года. А 29 октября того же года судья Енбекшинского районного суда С. Шиналиева вынесла оправдательный приговор дочери Юлдашбаевой, 26-летней гражданке РК А. Айтматовой. И он стал знаковым в ее судьбе. По делу матери она проходила свидетельницей, а потом по заявлениям все тех же потерпевших оказалась в статусе подследственной и подсудимой.

Ей были инкриминированы те же правонарушения, что и матери — ст. 190, ч. 3, пп. 1,3 УК РК «Мошенничество в крупном размере в отношении двух и более лиц». Органами уголовного преследования констатировалось, что дочь вместе с матерью в группе лиц по предварительному сговору обманула кучу народа.

Судья С. Шиналиева — уважаемый и принципиальный судья с большим профессиональным стажем. Она оправдала А. Айтматову. И этот приговор на 33 страницах, и сам процесс — мастер-класс для начинающих судей.

«Потерпевшие были агрессивно настроены, требовали сурового наказания и возврата своих денег, — говорит Светлана Убайдаевна — Всех заслушали. Они приобретали товар, а деньги перечисляли на банковский счет головной фирмы, занимающейся сетевым маркетингом. Это подтвердил официальный представитель компании».

Самое любопытное: дочери предъявляли обвинения по тем же фактам, что и матери, которую отправили на нары. И, конечно же, она не могла завладеть теми же денежными средствами, которые, по утверждению потерпевших, они отдали матери. Гособвинителем на процессе выступал все тот же Н. Ешимкулов, что и по делу Ж. Юлдашбаевой. Адвокатом — Ж. Хайтметов.

По выводам суда органы обвинения и уголовного преследования обвинение А. Айтматовой выстроили «на предположениях и догадках. А представленные ими доказательства несостоятельны и получены с нарушением УПК». В действиях подсудимой не усматриваются квалифицирующие признаки состава уголовного правонарушения — мошенничества. Суд признал А. Айтматову невиновной и оправдал за отсутствием в ее деяниях мошенничества.

Приведу только часть зафиксированных в приговоре ляпов следователей и прокуроров: «органы уголовного преследования сами привели в некачественное состояние доказательства обвинения и не предоставили в суд ни одного достоверного», «все выводы обвинения построены на предположениях, догадках, досудебное следствие велось только с обвинительным уклоном, с искажением фактов».

Это сладкое слово — «реабилитация»

Оправдательный приговор А. Айтматовой вступил в законную силу и стал основанием для подачи кассационной жалобы ее матерью Ж. Юлдашбаевой в Верховный суд для отмены вынесенных ей приговоров.

Присутствовавший на заседании судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда представитель Генпрокуратуры предлагал: судебные акты отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Верховный суд не стал никуда отправлять, отменил приговор суда первой инстанции и постановление коллегии по уголовным делам Южно-Казахстанского областного суда в отношении Ж. Юлдашбаевой за отсутствием в ее действиях уголовных правонарушений. И констатировал: «В соответствии с главой 4 УПК признать за Ж. Юлдашбаевой право на возмещение вреда, причиненного действиями органов, ведущих уголовный процесс».