театр

В репертуаре узбекского драматического театра города Шымкента накануне 75-летия Победы в Великой Отечественной войне появился спектакль под названием «Дерево терпения».

В основу сюжета легли реальные события. Какие именно, об этом РАБАТ попросил рассказать директора театра, председателя Ассоциации узбекских этнокультурных объединений Казахстана «Дустлик» Икрама Хашимжанова.

— Икрам Акрамович, это правда, что спектакль повествует о жизненных перипетиях членов вашей семьи?

— Такие истории, происходившие в годы войны, могли да и случались в сотнях тысяч семей. Война. Расставание с родными. Жестокие бои. Потери… Мои родные дед и дядя погибли на полях сражений Великой Отечественной. Похоронки на них пришли, а где они нашли свое последнее пристанище – нам было неизвестно. Найти их могилы – было моим долгом. Годы поисков прошли не напрасно. Информацию о них удалось получить из военных архивов Министерства обороны РФ, а также помог банк данных «Мемориал» о погибших, умерших и пропавших без вести (obd-memorial.ru).
Как выяснилось, они оба – и дед, и дядя – воевали в Белоруссии, там же пали в кровавых боях и были похоронены в братских могилах. Дед – Фазыл Кадыров – погиб в бою под деревней Усушек 5 декабря 1943 года, освобождая Чаусский район от немецко-фашистских захватчиков. В 2017 году я побывал в тех местах, прочитал над этой могилой положенную молитву…
Двумя годами ранее, в 2015 году я побывал в Гомельской области в деревне Буда-Кошелева. Возле братской могилы установлена мраморная плита, на которой в числе других значится фамилия брата дедушки Нигматжана Хашимжанова.
К слову, я обратил внимание – на тех плитах очень много азиатских фамилий и все эти могилы ухожены. Уже только за это, а еще за участие в поисках и гостеприимство белорусы стали для меня родным, братским народом.

— Вы не застали своего деда и дядю, родились намного позже…
— Да, это так. Но я застал, жил рядом с людьми, которые горячо оплакивают их. Слезы супруги Нигматжана, ее звали Бузахра, я видел очень часто. Она до последних дней, несмотря на полученную похоронку, верила, что ее дорогой супруг жив и вернется. Они так мало прожили вместе – всего семь лет и семь месяцев… Война буквально вырвала его из семьи.

театр

Представьте себе картину – семья на отдыхе в военном санатории в Чирчике. Наслаждается красотами природы, играют с маленькой дочкой и тут сообщение о внезапном нападении фашистской Германии на Советский Союз… В тот же день, 22 июня, они спешно вернулись в Чимкент.
Дядя мог бы остаться в тылу по брони – учителям математики и физики школы рабочей молодежи ее выдавали. Но он был человеком поколения, для которых защита Родины – превыше всего.
… Бузахра была в положении, когда провожала мужа на фронт.

— Кем стал на фронте учитель математики?
— Еще до войны он закончил краткосрочные офицерские курсы в городе Арыси, получил звание лейтенанта. На фронте, куда отправился одним из первых, командовал пулеметным взводом, участвовал в обороне Сталинграда. Последний бой Нигматжан принял в Гомельской области в составе 11-ой армии Белорусского фронта. Был тяжело ранен и 3 марта 1944 года скончался в полевом госпитале.
Его жена сотни, если не тысячи раз перечитывала его последнее письмо: «…Пишу из госпиталя. На днях встану на ноги и вновь пойду на фронт. Что будет дальше – знает Бог, но, думаю, увидимся». Эти строки и дарили ей надежду, что он жив и вскоре вернется домой…

— Сколько длилось это ожидание?
— Всю ее оставшуюся жизнь, все следующие 44 года. У Константина Симонова есть известное стихотворение «Жди меня». Судьба Бузахры – словно отклик на него, увы, безответный. Вы понимаете, я был просто обязан найти для нее сведения о Нигматжане… На братскую могилу, в которой покоится Нигматжан, я высыпал горсть земли с могилы Бузахры. Так, казахстанская земля смешалась с белорусской.
— Как возникла идея этой театральной постановки?
— Историю нашей семьи, включая хронику поисков фронтовиков, я подробно записывал в дневник. Делал это осознанно, чтоб у внуков и правнуков не возникало по этой части вопросов, «белых пятен» в хронике семьи. В общих чертах эту историю узнали друзья, знакомые. А однажды о ней услышал известный драматург из Узбекистана Мехманкул Исламкулов. На основе сведений о Нигматжане он написал пьесу, которую я доработал и адаптировал для нашего театра.

— Вас можно поздравить с дебютом драматурга?
— Не только. Я впервые попробовал себя и в качестве режиссера. Слишком близка была моему сердцу эта история. С одной стороны – это верность Нигматжана долгу гражданина, с другой – верность Бузахры своему супругу. Она растила дочерей в безграничной любви к отцу, а младшая дочь Мамурахан даже не видела его ни разу…
По узбекскому обычаю Нигматжана и его старшего брата Махаммаджана, уходивших на войну, провожали с лепешкой. Оба откусили от нее по кусочку, закрепляя в памяти вкус родного очага. Оставшаяся часть хранилась в доме много лет, словно ожидая их… Эта сцена вошла в спектакль как одна из ключевых. На эти проводы невозможно смотреть без слез…

Финал спектакля – постаревшая Бузахра стоит у такого же старого дерева, посаженного в начале их семейной жизни Нигматжаном. За долгие годы дерево почти высохло, осталось лишь несколько зеленых веток. Тяжело вздохнув, Бузахра произносит: «Дерево, тебе, наверное, уже надоело ждать. Кончилось твое терпение. А мое нет. Буду ждать Нигматжана до последнего вздоха…» Вместе с Бузахрой плакал весь зал и близкие родственники героя, которые были в числе зрителей.

театр

— Кто исполнил главные роли?
— В роли Нигматжана – Улугбек Насыров, а роль Бузахры сыграла Василя Абдурахманова. Все актеры, занятые в спектакле, играли с невероятным воодушевлением. Я рад тому, что зрители, наши земляки увидели еще одну пронзительную историю любви и верности. Это еще один повод задуматься над тем, какое это счастье быть рядом с любимым, родным человеком, а также о том, что этот дар дан далеко не каждому.

Фарида ШАРАФУТДИНОВА