Жаркие споры разгорелись в Мажилисе. Там обсуждали трехлетний республиканский бюджет.

Руководитель фракции «Народные коммунисты» Айкын Конуров назвал документ — бюджетом выживания, а не развития. По словам главного коммуниста, проект опирается на необоснованные макроэкономические прогнозы, в нем не учли прошлые ошибки!

«Рост ВВП в 2021 году на 2,8% означает, что экономика не сможет восстановиться до уровня 2019 года. При этом прогноз роста до 4,6% в 2025 году аргументирован единственным фактором – увеличением добычи нефти на 17% и ростом экспорта. Такая стратегия не отвечает президентской задаче формирования несырьевой модели экономики», — подчеркнул Айкын Конуров, депутат Мажилиса.

Мажилисмен также отметил, что бюджет не ориентируется на социальные нужды граждан.

«В странах ОЭСР соцрасходы составляют от 15% до 30% ВВП и включают: пенсии, поддержку работающего населения, здравоохранение, социальные услуги. Финансирование строительства объектов и подобные расходы не предусмотрены. В Казахстане же затраты на социальную сферу подразумевают различные инвестиционные проекты, бенефициарами которых являются бизнес-структуры», — недоумевает мажилисмен.

Раскритиковали и Минздрав. Сотрудников ведомства сравнили с пациентами после наркоза.

Мажилисмены уверены, в министерстве здравоохранения к поручению президента остались глухи — сельских жителей не обеспечивают качественной медпомощью. Не строят и даже не планируют возводить в глубинке амбулатории и фельдшерские акушерские пункты. А между тем, трехлетние расходы на здравоохранение превысят 5 трлн  тенге!

«Президент поручил обеспечить в течение трех лет все сельские населенные пункты фельдшерскими акушерскими пунктами и врачебными амбулаториями. Но в проекте рассматриваемого бюджета на это, финансирование не было предусмотрено», — рассказал Иван Клименко, депутат Мажилиса.

Поддержал депутата Клименко и председатель Мажилиса парламента. По словам Нурлана Нигматуллина, медицину остаётся недоступной для большинства граждан.

«У Минздрава отсутствует полная база по инвентаризации: где, какая потребность есть. И позиция, что это на местах должны были сделать акимы, она не совсем правильная…. Президент в своей предвыборной платформе в 2019 году говорил, что в течение трех лет надо сделать качественные медуслуги доступными для каждого казахстанца, дал прямое поручение в Послании. Но заходит трехлетний бюджет, нет ни одной тиынки на эту цель. И после рассмотрения здесь документация готова только по семи ФАПам. Минздрав у нас проснулся, как после наркоза», — недоумевает Нигматуллин.

Данию Еспаеву возмутил растущий госдолг. Такими темпами через пять лет он превысит 25 трлн тенге. В Минфине уверяют, что повода для паники нет.

«Хочу заверить, что государственный долг находится на достаточно безопасном уровне. Мы это ежедневно мониторим. Понятно, что сейчас ситуация ухудшилась и дефицит немного увеличился. Далее в 2022—2023 годах в проекте республиканского бюджета у нас сокращается до 2,1% в 2023 году. Мы еще сопоставляем наш долг с другими странами, аналогичными по рейтингу. К примеру, в Турции показатель госдолга к ВВП составляет 40%, в Мексике 55%, Индонезии — 37%. Тем не менее, мы к каждому проекту будем подходить…», — заверил министр финансов, но договорить главному финансисту страны не дали. Жамаубаева прервал Нурлан Нигматулин.

«Вы африканские страны еще возьмите… Вы по сути отвечайте, как будем формировать защиту госдолга и что с ним будет в соответствии с проектом трехлетнего бюджета», — саркастично добавил Нигматуллин.

Помочь разобраться в вопросе госдолга вызвался заместитель премьер-министра Алихан Смаилов. Он заявил, что установленный лимит мы не превышаем. После недолгих прений проект республиканского бюджета был одобрен.

Анастасия Новикова