М. Д. Ромм

22 октября 2020 года исполняется 53 года со дня смерти Михаила Давидовича Ромма, двоюродного брата известного советского кинорежиссера Михаила Ильича Ромма.

М. Д. Ромм похоронен в Шымкенте, в 1967 году, был в свое время широко известен в спортивных кругах. В «лихие 90-е» о нем основательно подзабыли. Но, в начале нулевых вспомнили, благодаря публикациям в местных СМИ.

Он действительно, первый: легионер, популяризатор бокса, футбольный диктор радио, спортивный журналист… Кроме этого он еще и писатель, сценарист, теоретик нескольких спортивных дисциплин, драматург, горный восходитель, переводчик, корреспондент различных изданий, а также, увы, заключенный ГУЛАГа.

Из личных воспоминаний писателя и врача Макса Койфмана о М.Д. Ромме «Золотая листва памяти»:
«…В 1968 году, через год после смерти М.Д. Ромма, в газете «Известия» были приведены вопросы по спорту, среди которых нужно было назвать… и имя первого радиокомментатора футбольных баталий нашей страны. Я тут же отправил открытку, где написал, что первым… был Михаил Давидович Ромм. А недели через три получаю письмо из газеты: «К сожалению, редакция такими сведениями не располагает». И подпись: В. Водолажский. Даже обидно стало: ведь тот, кто составлял вопросы, должен был знать имя первого футбольного репортера страны. Сколько я потом не доказывал, что первым был Ромм, а не легендарный Вадим Синявский. А тут, разбирая роммовский архив, я вдруг наткнулся на письмо Владимира Титова, из Калуги: «Я — ровесник Октября. Еще мальчиком я с утра до вечера гонял в футбол. Я мечтал стать большим футболистом. Ваша книга «Футбол» была моей настольной книгой. В юности я часто слышал Ваши первые радиопередачи о футболе: «СССР — Турция», «Москва — Чехословакия». Затем вы затерялись: исчезли из эфира и со страниц спортивных газет и журналов. А футболиста из меня не получилось. В двадцать три года я ушел на войну. Вернулся инвалидом. И теперь по восемь-десять месяцев в году я не встаю с постели. Но это, однако, не мешает мне по-прежнему увлекаться футболом — его историей и статистикой. Я слышал, что Вы написали книгу «Я болею за «Спартак». Ищу ее больше года. Но нигде не могу найти». И книга «Я болею за «Спартак» ушла в Калугу… И только десять лет спустя, я, наконец-то, с облегчением вздохнул. В еженедельнике «Футбол-Хоккей» Александр Богданов, известный в свое время судья Всесоюзной категории, назовет первую троицу футбольных радиокомментаторов страны: Михаила Ромма, Абрама Зискинда и Михаила Козлова».

Футболист Михаил Давидович Ромм, практически, всеми исследователями признается первым футбольным легионером дореволюционной России, СССР и стран СНГ. Этот факт подтверждается и информацией в сети. Видимо, с полным правом его можно назвать первым теоретиком и первым пропагандистом советского футбола. А также одним из зачинателей спортивной журналистики СССР.

Легионер

Вот что сообщают о нем источники во всемирной сети:
Михаил Давидович Ромм. Родился — 1(14) апреля 1891 года, Владимир, Российская империя. Умер — 22 октября 1967 года, Чимкент, Казахская ССР, СССР. Российский и советский футболист, тренер-методист, спортивный журналист, теоретик футбола, писатель, переводчик, драматург.

Выступал на позиции правого защитника в командах «Быково» (1904, 1914, Московская область), СКС (1909 — май 1912, Москва), города Пушкино (с июня 1912 года), «Фиренце» (1913, Флоренция, ныне «Фиорентина»), «Коломяги» (1915, Петербург), ЗКС (1918 — 1923, Москва). Играл за сборные Москвы и России, был ее капитаном. Из-за конфликта с футбольным руководством (тому виной антисемитские взгляды руководителя команды прибалтийского немца Бертрама) не попал на Олимпийские игры 1912 года в Стокгольме.

В 1912 году окончил юридический факультет Московского университета и в том же году подготовил первое в России пособие по футболу. С 1915 года был мобилизован в императорскую армию. После Февральской революции был избран в совет солдатских депутатов. В 1918 году был направлен на курсы физического воспитания Всевобуча, преобразованные впоследствии в Главную военную школу физического воспитания трудящихся, где после окончания курсов последовательно занимал должности преподавателя, начальника учебной части и заместителя начальника школы.

В 1923 году завершил карьеру футболиста из-за травмы. Сборная Москвы, в которой играли братья Старостины, под его руководством выиграла Всесоюзную Спартакиаду 1928 года. Работал спортивным журналистом, разрабатывал теорию футбола и участвовал в съемках учебных фильмов. Автор книг, статей и методических пособий по футболу, а также другим видам спорта («Как играть в футбол», «Тактика современного футбола»).

В 1931 и 1932 годах в качестве спецкора «Известий» ходил на ледоколе «Малыгин» на землю Франца-Иосифа, написал брошюру и несколько очерков об экспедиции для «Известий», «Комсомольской правды», «Смены», «Прожектора». Принимал участие в первом восхождении на самую высокую в СССР вершину — пик Коммунизма с группой Н. В. Горбунова (1933).

В 1930-е годы работал юрисконсультом в театре имени Е. Вахтангова. В 1933 году спектакль «Чемпион мира» по пьесе М. Д. Ромма (1930) был поставлен Новым театром в Москве. Написал сценарий к учебному фильму по технике футбола, снятому на студии «Мостехфильм» Амасом Кондахчаном в Тбилиси в октябре — декабре 1939 года.

В 1943 году был репрессирован за «антисоветские настроения» (10 пункт 58-й статьи), после восьми лет заключения в ИТЛ находился в ссылке в Кызыл-Орде. С 1953 года и до конца жизни — на журналистской работе в Алма-Ате и Чимкенте. Публиковался в Кзыл-Ординской областной газете «Ленинский путь». Перевел на русский язык две книги Аскара Токмагамбетова «Четыре года — четыре часа» и «Отец и сын». Автор многих книг, в том числе: «Как играть в футбол», «Тактика современного футбола», «Я болею за «Спартак» и другие.

М. Д. Ромм.

Похоронен на ныне заброшенном старом гражданском кладбище по улице Толстого в Шымкенте, рядом с могилой героев-летчиков, которые умерли в военном госпитале, базировавшемся в городе в годы Великой Отечественной войны.

В советские времена чимкентские футболисты обязательно навещали могилу Михаила Ромма, но со временем эта традиция была утрачена.

Жена — Валентина Сергеевна Соловьева (1908 — 2002), диктор Центрального радио, оставила мужа после его ареста. Двоюродные братья — кинорежиссер Михаил Ильич Ромм и филолог Александр Ильич Ромм.

Из личных воспоминаний писателя и врача Макса Койфмана о М. Д. Ромме «Золотая листва памяти»:
«Находясь в Москве по работе, я безуспешно пытался дозвониться до Михаила Ильича Ромма. Но однажды мне все же повезло, как в лотерее: сам Михаил Ильич поднял трубку. Я назвал свое имя, попросил прощения за мой идиотский звонок, рассказал, что его двоюродный брат Михаил Давидович Ромм незадолго до смерти признавался, что он сожалеет, что столько лет держал обиду на брата и осуждал то время, которое надолго проложило между ними глубокий овраг недоверия и молчаливой обиды. Михаил Ильич, извинившись, что он из-за нездоровья не может позвать меня в гости, ответил, что ему было бы «чрезвычайно приятно», если бы я всякий раз, когда буду на могиле его брата, оставлял цветы и от его имени. Теперь, когда не стало и Михаила Ильича, земля снова сблизила братьев и уже – навсегда».

На месте

В октябре 2017 года группа энтузиастов, местные любителей футбола побывали на погосте у М. Д. Ромма. В тот год исполнялось ровно 50 лет со дня смерти этого замечательного человека. Интересно, что дата почти один в один совпадала со 100-летним юбилеем Великой Октябрьской Революции, так восторженно принятой Михаилом Давидовичем Роммом и сыгравшей в его судьбе роковую роль. Кстати, как правильно писать-то теперь, Великая Октябрьская Революция или Октябрьский Переворот 1917 года?

В то время могила футболиста оказалась в довольно заброшенном состоянии. Нет, вандалы пока туда не добирались, хотя картина вокруг, так скажем, была малоутешительная.

Буквально за пару часов группа энтузиастов – местные любители футбола привели в порядок место последнего упокоения М. Д. Ромма. Убрали сухостой, обрезали ветки кустарников и деревьев, собрали мусор…

Повторно местные любители футбола побывали на могиле М. Д. Ромма уже весной 2018 года. В этот раз достаточно было убрать прошлогоднюю листву, протереть с памятника пыль, убрать, принесенный ветром мусор…

Интересно, что энтузиасты предпринимали попытки привести в порядок могилку бывшего спортсмена, собкора и драматурга еще весной 2012 года, потом в мае 2014 года, затем в апреле 2016. Но сначала они точно не знали месторасположения могилки, потом еще что-то мешало…

Совпадение это или случайность, но именно в те годы сборная России по футболу выступала неудачно в финальных стадиях Евро-2012 в Польше, первенства мира 2014 в Бразилии, чемпионата Европы-2016 во Франции. Не блистали и другие сборные постсоветского пространства.

Возможно это из разряда мистики, но после того, как в 2017 и 2018 годах могилу М. Д. Ромма привели в порядок, дела футболистов СНГ пошли на лад. На ЧМ-2018, сборная РФ выступило успешно, хотя ничто этого не предвещало. Неплохо выступали в это период и сборные других стран СНГ. Местные любители футбола уверены — сыграл свою роль субботник, когда привели в порядок место упокоения футбольного патриарха. Может вместо всяких осьминогов, котов и других предсказателей, для успешного выступления футболистов стран постсоветского пространства просто взять и отремонтировать памятник М.Д. Ромму? И тогда кто-нибудь из СНГ точно станет чемпионом мира!

По словам очевидцев

А, вскоре, появились некоторые интересные факты от людей, жителей города Шымкента, которые так или иначе могли знать при жизни М. Д. Ромма.

Да, действительно, у шымкентских футболистов, еще в советское время была такая традиция – перед началом очередного сезона посещать могилу бывшего футболиста, писателя и спортивного журналиста. В частности это были футболисты местного клуба «Мелиоратор», выступающего в ту пору в чемпионате СССР, класса «Б».

Немного больше удалось узнать у одного бывшего городского спортивного специалиста — функционера, ныне пенсионера, Геннадия Максимовича Крушеницкого:
— Я участвовал в похоронах М. Д. Ромма, — рассказывает Геннадий Максимович. — Меня вызвал тогдашний председателя облспорткомитета Михаил Федорович Николаев и сказал, что надо помочь. До этого Михаила Давидовича Ромма я встречал всего пару раз, мельком в городских спортивных организациях. Запомнилось, что был он довольно высокого роста, крепкий, всегда одетый в костюм, интеллигентный мужчина. В силу значительной разницы в возрасте, я с Роммом никогда не разговаривал, только знал что это спортивный функционер, прибывший к нам недавно из соседнего города Кызыл-Орда. Проживал в то время в Шымкенте М.Д. Ромм в квартире на втором этаже, в новом кирпичном доме, с гастрономом на первом этаже, известном в Чимкенте (и тогда, и сегодня) как магазин «Огонек». Вот из этой квартиры, осенью 1967 года и происходил вынос тела М. Д. Ромма, который скончался, как я сейчас понимаю, весьма внезапно. Организацией похорон занимался непосредственно тогдашний председатель облспорткомитета Михаил Федорович Николаев (ныне покойный). Народу было немного, в основном местные спортивные функционеры, родственников не помню совсем, может быть, они просто не успели приехать. Сами похороны в то время были простые, без затей и представителей духовенства. Гроб с телом усопшего вынесли из квартиры, затем транспортировали на автомашине на кладбище по улице Толстого, где и предали земле. Это все что я помню, многое, конечно же, позабылось, ведь прошло уже больше 50 лет.

Продолжение следует

Группа любителей футбола города Шымкента продолжает восстанавливать подробности жизни и обстоятельства смерти М. Д. Ромма.
Памятник, вероятно, установил врач и писатель Макс Зисевич Койфман, близко знакомый при жизни с М. Д. Роммом, уехавший в начале 90-х в Израиль. На граните, кстати, довольно подробно отображены основные вехи жизни Михаила Давидовича. На памятнике выбиты раскрытая книга, указывающая на писательскую и журналистскую деятельность покойника, футбольный мяч говорит сам за себя, далее – горы должны указать на увлечение Михаила Ромма альпинизмом, тюльпаны видимо отображают собою Казахстан (их в то время было немерено в окрестностях Кызыл-Орды и Шымкента). Но, возможно, эти цветы вовсе и не тюльпаны, а, к примеру, эдельвейсы, тут уже необходимо мнение специалистов.

Из личных воспоминаний писателя и врача Макса Койфмана о М. Д. Ромме «Золотая листва памяти»:

«В один из воскресных октябрьских дней 1977 года команда чимкентского «Мелиоратора» принимала у себя на Центральном стадионе звезд большого футбола: Эдуарда Стрельцова, Галимзяна Хусаинова, Александра Пахомова, Геннадия Гусарова, Сергея Рыжкова, Анзора Кавазашвили… И я задолго до конца первого тайма пробрался к запасной площадке москвичей. Спросил начальника команды. Мужчина невысокого роста в модной кожаной тужурке назвал свое имя: «Владимир. Владимир Поляков». Рассказываю Полякову, что здесь, в Чимкенте, на старом городском кладбище, покоится прах известного футболиста Михаила Ромма. Что было бы правильно, если бы его «звездные» ребята побывали на могиле… И слышу в ответ: «Как же, как же, оживился Поляков, правда, видеть Ромма не приходилось, а вот книги его про футбол читали. После матча поговорю с ребятами. И цветы у нас есть. И автобус, так что ждите!»

И я ждал… А в голове все стучало: только бы не отказали… Не отказали…
Как сейчас вижу застенчиво робкого и пополневшего «футбольного патриарха» Эдуарда Стрельцова, обаятельного красавца-вратаря Анзора Кавазашвили, маленького и стремительного книжного эрудита Галимзяна Хусаинова, темпераментного и грозного Геннадия Гусарова, всегда подтянутого и волевого Александра Пахомова, веселого и быстрого Капличного, блестящего нападающего Валентина Иванова… Вижу и себя по-мальчишески счастливым и радостным: ведь я сижу в одном автобусе с прославленными мастерами большого футбола…

По дороге к кладбищу рассказываю, как и почему Ромм оказался далеко от Москвы, как жил и грустил по стадиону, по любимому футболу… Что был он ярким, что от него исходили тонкий интеллигентный юмор, сопровождаемый лукавой улыбкой и при этом совершенно серьезным выражением лица! Что от общения с ним ты становился красивее, духовно богаче, и что это чувство входило в твою жизнь, как само собой разумеющееся, как дыхание, как желание тоже подарить кому-то ощущение радости и тепла. Что именно поэтому мы тянулись к нему, как дети, и всякий раз находили повод для встречи с ним…

Книгу «Я болею за «Спартак» я отдаю в руки легендарных футболистов и прошу их оставить на ней свой автограф. «Звезды» переглянулись, улыбнулись и стали расписываться на той самой странице, где рукой Ромма было написано: «Милому, вдохновенному, пламенному Максу от старого Ромма».
Потом мы сфотографировались на могиле Ромма, постояли у надгробия, притихшие, взволнованные. Ясный прозрачный день стоял над нами. И деревья, тронутые осенью, неслышно устилали землю золотой листвой…»

Марат НАЗАРОВ