Экс-премьер Терещенко в память об Асанбае Аскарове

342

В сентябре этого года исполняется 100 лет со дня рождения великого государственного и общественного деятеля Асанбая Аскаровича Аскарова.

Асанбай Аскарович – это великий человек. Это человек, который сыграл огромную роль в становлении меня как руководителя, в становлении меня как человека.
Асанбай Аскарович – мой учитель, Асанбай Аскарович – мой наставник.
Никогда его не забуду и всю жизнь буду ему благодарен.

В 1978 году, когда его избрали первым секретарем Чимкентского обкома партии, перевели из Алма-Атинской области в Чимкентскую, я работал первым секретарем Тюлькубасского райкома комсомола, и Асанбай Аскарович приехал к нам в район на партийную конференцию. Обычно первым секретарем райкома комсомола всегда давали слово, поэтому дали слово и мне. Я начал рассказывать о нашем опыте, как мы занимаемся в овцеводстве созданием комсомольско-молодежных бригад.

Он меня остановил и начал рассказывать, как он это сделал в Алма-Атинской области.
Я поразился, с таким знанием дела, с такой глубиной, с фамилиями бригадиров комсомольско-молодежных бригад он об этом рассказывал… А потом сказал: «Давай съезди в Алма-Атинскую область в Панфиловский район к Николаю Никитовичу Головацкому. Там съезди в колхоз Кирова к Кожахметову. Посмотри и этот опыт давай здесь внедряй!»

Я выполнил это его поручение. Буквально через четыре месяца меня пригласили к первому секретарю райкома партии Ефименко Федору Тихоновичу, который мне сказал, что по поручению Аскарова он назначает меня заведующим организационным отделом Тюлькубасского райкома партии.

В 28 лет стать заведующим отделом – это, я вам скажу, очень, очень, очень…
В один прекрасный день он приехал вместе с Никитиным Иваном Васильевичем, инструктором ЦК КПСС.

Первого секретаря спрашивает, он на вопросы не отвечает, второго спрашивает – тоже не отвечает, третьего секретаря позвали – он не в теме. Ну-ка давай заворга пригласим. Пригласили меня и начали вопросы задавать: один, другой, третий… Сорок минут меня экзаменовали. А я в черном костюме, тогда никаких кондиционеров не было. У меня спина вся испариной покрылась. Лето, жара…

Короче говоря, сдал я экзамен, сдал его на отлично. И в 1981 году приглашают меня в областной комитет партии к заведующему орготделом, потом завели меня к Асанбаю Аскаровичу, там как раз сидел Киреев Мади Абдошевич, инспектор ЦК. И Аскаров начал про меня рассказывать ему вот эти истории. Говорит: «Вот хочу его направить вторым секретарем райкома партии в Темирлановку в Бугуньский район». Я поблагодарил его, сказал, что постараюсь оправдать доверие.

Я проработал там полтора года. Два-три раза Аскаров звонил по телефону, спрашивал, как урожай хлопчатника, как урожай кукурузы. Как дела в этом хозяйстве, как в том…
На одном активе нашего начальника управления спрашивает, а он ничего не знает. Я ему сзади подсказываю. Аскаров заметил это, посмотрел на меня укоризненно, мол, что ты тут подсказываешь? Потом пригласил меня к себе и говорит: «Сергей, хочу тебя рекомендовать первым секретарем Ленгерского райкома партии». Я отвечаю ему: «Асанбай Аскарович, я же пацан». Аскаров ответил: «Сергей, если б ты знал, как быстро пройдет это время…»

И действительно, сегодня по прошествии лет, когда мне уже немножко за семьдесят, я еще раз с благодарностью вспоминаю этого прекрасного человека, который в жизни преподал мне ТАКИЕ УРОКИ…

Это стратег, это мыслитель. Он не принял рынок. Он не понял его, но те решения, которые он принимал, будучи первым секретарем областного комитета партии, – ну это же вообще-то стратегия. Взять хотя бы ту же самую кукурузу, взять хотя бы производство картофеля, взять ту же задачу, про которую он все время говорил, что Чимкентская область может иметь миллион гектаров поливной земли, что Чимкентская область может производить миллион тонн зерна!

Насколько он умел перспективно мыслить, насколько он умел смотреть далеко – это, конечно же, следствие его большого опыта. То, что он руководил Меркенским районом, что он руководил Джамбульской областью, тринадцать лет – Алма-Атинской областью, был членом бюро ЦК, сорок лет был депутатом Верховного совета СССР!

И, к сожалению, когда его оговорили, несправедливо осудили, я пытался повлиять на это через аксакалов, Байжанов – был такой аксакал…

Когда приезжал к нам Горбачев, я попытался поставить вопрос перед ним о снисхождении к Аскарову, что человек уже в возрасте, надо его помиловать…
Горбачев, конечно, отговорился, как всегда, но ничего не решил. Зато я сумел помочь Асанбаю Аскаровичу так: я попросил Назарбаева, у Аскарова был племянник Ахметов, он со мной был на связи, и Фатима Галиевна. Короче говоря, я попросил Назарбаева, Назарбаев переговорил с Акаевым (в ту пору президентом Кыргызстана – ред.) и Верховный суд Кыргызстана его помиловал.

Я после его освобождения пришел к нему домой. Аскаров меня расцеловал и заплакал. И сказал: «Сергей, я очень многих людей отправлял на руководящую работу, я всегда работал с молодежью… Всю жизнь буду помнить тебя за то, что ты сделал для меня». Я ответил ему: «Это мой долг. Я просто обязан Вам по жизни. И всегда, всегда буду чтить Вас, всегда буду уважать Вас, всегда буду помнить Вас…» Потому что это действительно ЧЕЛОВЕК…

А потом я пригласил его на свое пятидесятилетие в 2001 году. Он мне сказал: «Я уже не хожу на эти праздники, юбилеи, но к тебе пешком приду».

Я ответил: «Асанбай Аскарович, зачем пешком?! Вот билеты на самолет».
Он удостоил меня чести быть на моем юбилее. Он очень хорошо знал моего отца Александра Ивановича Терещенко. И с какой теплотой его встречали люди, как аплодировали его речи! А он умел сказать, он умел зажечь, он помнил людей…
Помню, на каком-то партийном активе он остановился и спрашивает: «Христо Сидиропуло здесь?» Тот встал, бригадир из совхоза «Пахтаарал». Аскаров спрашивает его: «Сколько ты люцерны в этом году получил?» Тот ответил, назвал показатели.

Аскаров: «Вот так, товарищи, надо работать!» Все, в зале повисла тишина. В зале муха не пролетит… Это человек, который знал по именам бригадиров, виноградарей, хлопкоробов, кукурузников.

Жумагуль Саурбаеву он все время пропагандировал, бригадира из совхоза «Джетысайский»…

Я думаю, что если бы этот человек сегодня был жив и управлял бы областью, эта область была бы лучшей в нашей стране. Поэтому память об Асанбае Аскаровиче будет жить в наших делах, в наших воспоминаниях.

Везде я на него ссылаюсь, везде говорю, что Асанбай Аскарович сказал бы так, Асанбай Аскарович сделал бы так… Это мое короткое интервью – еще одно светлое воспоминание об этом Великом человеке.

Сергей ТЕРЕЩЕНКО,
экс-премьер министр РК, ученик Асанбая Аскарова