Вероломно, без объявления войны…

325

Утром 22 июня 1941 года фашистская Германия «внезапно, вероломно, без объявления войны» коварно напала на мирно спавший Советский Союз… Вот именно так 70 лет подряд нам об этом и говорили…

Самая главная книга Адольфа Гитлера и нацистской Германии, «Майн кампф», стала буквально инструкцией по строительству и действиям нового германского государства. В начале 20-х годов этот человек внятно сформулировал, чего он хочет, и больше 20-ти лет четко следовал этой инструкции.

Есть в этой книге и достаточно ясный план действий по отношению к Советскому Союзу.

Там сказано, во-первых, что для нормальной жизни Германии не хватает «жизненного пространства» и поэтому она должна расширяться. Во все стороны, куда сможет, в том числе и на восток. Во-вторых, коммунизм называется там злейшим врагом Германии, и если будет такая возможность, то советскую Россию неплохо бы и сокрушить. А в-третьих, Гитлер убежденно и доказательно провозглашает, что война на два фронта означает для Германии гарантированное поражение. То есть воевать можно или с Западом, или с Востоком, но не со всеми сразу.

Получается, что нападение Германии на СССР стало тем самым случаем, когда Гитлер пошел против своих же убеждений.

КОГДА НАПАДАТЬ?

Нам всегда говорили, что «Договором Молотова – Риббентропа» от 23 августа 1939 года Советский Союз оттянул войну и получил почти два года для мирного развития, укрепления армии и так далее.

Могла ли Германия напасть на Советский Союз в августе 39-го? Нет, конечно, потому что сначала ей надо было разгромить Польшу. А начинать войну с Россией осенью – просто самоубийство: хороших дорог там до сих пор нет, и даже танки по уши в грязи завязнут.

Поэтому война могла начаться не раньше мая 40-го, когда дороги просохнут. Но на западе костью в горле торчит нетронутая Франция, которая вместе с Англией объявила Германии войну, у которой сильнейшая после немецкой армия и которую поддерживает мощнейший в мире английский флот (а массовые бомбежки немецких городов англичане начали уже осенью 40-го). Пойдет ли Гитлер на Россию, рискуя получить нож в спину от Франции с Британией? В общем, сначала Гитлеру надо было разобраться со своими западными противниками. Вот он и разбирался весь год. А первое указание генштабу – начать разрабатывать план войны с СССР («Барбаросса») – Гитлер дает в июле 40-го, и только в конце ноября приказывает приступить к детализации и реализации этого плана – уже в декабре. Войну планировалось начать примерно в апреле-мае 41-го.

Но и в мае не получилось, потому что подлые англичане помогают грекам и югославам авиацией, флотом, вой-сками, чтобы с Балкан ударить и по Румынии и по Германии. И даже начали активно бомбить румынские нефтяные поля Плоешти – единственный источник нефти для Германии. Значит, надо поставить Балканы под свой контроль. И поставили. Быстро, но полтора месяца на это все-таки ушло.

Нам всегда говорили, что советские разведчики отправили десятки донесений с точно названной датой германского нападения на СССР. Да, разведка не спала, таких донесений действительно было много. Но даты в них назывались самые разные. Все эти дни наступали, а война не начиналась. И даже Рихард Зорге тоже называл несколько сроков, которые, как и все другие, тоже не подтвердились.

Если бы советская разведка в феврале-июне 1941 года выкрала бы Гитлера и начала его жутко пытать, добиваясь, чтоб он назвал точную дату нападения на Советский Союз, ничего бы им фюрер не сказал. Потому что просто и сам эту дату не знал. И никто не знал. Распоряжением главнокомандующего немецкими сухопутными войсками Гальдера от 10 июня 1941 года начало наступления войск было назначено на 3 часа 30 минут 22 июня, «если метеорологические условия позволят вылет авиации». А если «не позволят»?..

И заметьте: Сталин не расстрелял начальника советской военной разведки (ГРУ) Филиппа Голикова, который потом стал маршалом, Героем Советского Союза и умер только в 1980-м. А за что Сталину было расстреливать Голикова? За то, что не добыл точной даты начала войны, которой и сами фашисты не знали?

ЗАЧЕМ НАПАДАТЬ?

Ну, допустим, является Голиков к Сталину и говорит, что Германия точно-преточно нападет утром 22 июня. Сталин встает, прохаживается по ковру, попыхивает трубкой, поворачивается к Голикову и спрашивает: «А зачем?» – «Что «зачем», товарищ Сталин?» – «Зачем Гитлеру на нас нападать? Он же не полный идиот!»

Действительно, а зачем Германии нападать на Советский Союз? Ведь сам же Гитлер говорит, что война на два фронта для Германии – чистое самоубийство. Тем более что Красная Армия – самая мощная в мире, и танков у нее больше всех, и пушек, и самолетов, по разным позициям, в 3-5-7 раз, и по качеству все это лучше немецкого.

В 40-м году Сталин совершил свою первую роковую ошибку: оторвав Бессарабию от Румынии, он остановился всего в 140 км от нефтяных полей Плоешти. И подтянул на румынскую границу сверхмощные механизированные корпуса. То есть один рывок – и через три дня Германия останется без топлива!

В 1941 году Гитлер готовится к высадке в Англию. Но тут у него начинают шевелиться редкие волосы на затылке. Гитлер, конечно, был истериком и параноиком, но далеко не идиотом. Он не то чтобы «вычислил» Сталина – он скорее интуитивно почувствовал, что как только доблестная немецкая армия, напрягая все свои силы, высадится на английский берег – тут товарищ Сталин и треснет его по затылку. Поэтому единственное спасение от уже занесенного над тобой топора – самому ударить первым. Сталин просто не мог себе представить, что, попав в безвыходную ситуацию, Гитлер пойдет на такой самоубийственный шаг.

Вторая роковая ошибка Сталина заключалась в следующем. К июню 41-го он знал, что немецкой высадки в Англию уже не будет. Но его военная доктрина предполагала отражение агрессии путем ответного удара, а достаточных военных сил для этого еще не было. Понятное стремление оттянуть германское нападение, чтобы успеть подготовиться к отражению агрессии, в условиях насаждения культа непогрешимости Сталина переросло в отрицание возможности такого нападения аж до 1942 года.

Ну и никто же тогда не знал, что Красная Армия просто не сможет воевать, подвергнется самому жуткому разгрому в мировой военной истории и покатится на восток, и дикая авантюра Гитлера сначала покажется совсем даже не авантюрой…

С ЧЕМ НАПАДАТЬ?

Когда Голиков докладывал Сталину, что Гитлер не готовится к войне против Советского Союза, он говорил чистую правду. Гитлер действительно к войне не готовился.

Начальник советской разведки нашел «ключевые индикаторы», которые безошибочно покажут начало приготовлений Гитлера к войне в России.

Например, два раза в день Голиков получал сводку о ценах на баранье мясо и шкуры в Европе. Потому что армия, которая собирается воевать зимой в России, должна иметь бараньи тулупы – не меньше 6 млн. штук. Как только генштаб даст приказ промышленности начать производство тулупов, из-за одновременного уничтожения миллионов животных цены на баранину должны дрогнуть и быстро пойти вниз, а цены на бараньи шкуры – резко вверх.

Кроме того, советская разведка начала настоящую охоту за грязными промасленными тряпками, которые солдаты оставляют там, где чистят оружие. Эти тряпки в больших количествах переправлялись через границу, а чтобы не вызывать подозрений, в них заворачивали всякие железяки. Немецкая контрразведка однажды решилась даже на вскрытие большого ящика с диппочтой: вскрыла, разложила содержимое, развернула каждую железяку, аккуратно все сфотографировала, так же аккуратно завернула обратно в тряпки и уложила в ящик. Потом лучшие аналитики ломали головы, зачем русские посылают в Москву железяки с помойки. В Москве железяки разворачивали и выкидывали в металлолом, а драгоценные тряпки отдавали на химическую экспертизу оружейной смазки – и всегда оказывалось, что зимней смазки у немцев еще нет.

Так же, как нет у них и зимних присадок для бензина и солярки, и теплой обуви, и вообще ничего такого нет! И Голиков докладывал Сталину, что концентрация немецких войск у границы – есть, и документы разведки – тоже есть, а подготовки Германии к войне в России – нет!

Вечная слава героям, защитившим Москву осенью 41-го, в том числе и нашим панфиловцам! Но в декабре грянули такие морозы, которых уже много лет не было. До 60% немецких потерь шли по графе «обморожение конечностей». Чтобы завести танк, под ним разводили костер и 30-40 минут прогревали двигатель. А потом для немцев началось самое страшное: замерзала ружейная смазка в затворах, и все винтовки, автоматы, пулеметы превращались в бесполезные железяки.

БЕЗ ОБЪЯВЛЕНИЯ НАПАДАТЬ?

В ночь на 22 июня посла СССР в Германии Деканозова вызвали к министру иностранных дел Германии Риббентропу и зачитали меморандум германского правительства об объявлении войны СССР. Деканозов сказал «я очень сожалею» и ушел отбивать телеграмму в Москву.

Нарком иностранных дел СССР Молотов вспоминал: «…Шуленбурга (посла Германии)… я принимал в полтретьего или в три ночи, думаю, не позже трех часов. Германский посол вручил ноту». Потом сказал: «Это война…» «Мы этого не заслужили», – ответил Молотов.

Летом 1941 года московское время опережало среднеевропейское на 1 час. То есть Советский Союз узнал о нападении Германии за полчаса-час до начала боевых действий. Причем узнал как в Берлине, так и в Москве.

Формулировка «вероломно, без объявления войны…» ни у кого из нас долгое время не вызывала никакого сомнения, и только в ноябре 1998 года нам сказали: Германия войну объявила. А в июне 2001 года уточнили: «Официальные обвинения в адрес СССР зазвучали в меморандуме, врученном министром иностранных дел рейха Риббентропом советскому послу в Берлине 22 июня 1941 года».

То есть нам объявили войну, в чем-то обвинив. И вручили официальную бумагу с обвинениями. В интернете этот документ гуляет, но официально его никто не комментирует, хотя и фальшивкой не называет. Народ, потерявший в этой войне десятки миллионов, так и не знает, в чем же его тогда обвинили и какой повод выбрали для нападения.

Михаил КУПЕРИН