Александр Панкратов-Черный

Наше знакомство со знаменитостью состоялось (прошу прощения) в курилке театра. Там же пришлось и представиться. Там же и узнала о частых поездках в Казахстан. В Алматы — племянник, в Темиртау — могила дяди…

Обычный человек, серьезный, даже немного задумчивый. Вежливый и очень теплый… Никакой нелюбви к журналистам, тщательно пропиаренной в российских СМИ, не заметила ни сразу, ни потом во время беседы. А началась она с признания в огромном уважении и душевной теплоте к нашим зрителям. Спектакль «Заложники любви» шел в Шымкенте всего один вечер, но и этого хватило прославленному артисту, чтобы получить незабываемые впечатления.

Александр Панкратов-Черный: «Пенсия народного артиста 15 тысяч. И это чудовищно!»

Заочно Александр Панкратов-Черный ассоциируется только с одним образом — эдакого балагура-весельчака. Одна знакомая дама даже поинтересовалась: «А не рассказывал ли он анекдотов?» Может быть, и рассказал бы, но я не спрашивала. И похоже, что Александр Васильевич сразу и безоговорочно настроился на серьезный разговор…

О зрителях

Очень хорошая реакция, принимали потрясающе! Цветы, аплодисменты, актерам это невероятно важно, прочувствовать дыхание зала. У вас в Шымкенте мы поняли это сразу. Желание смотреть и видеть, желание понимать и принимать! Говорят, что бывает тяжелая публика. Неправда. Публика всегда отличная, это артисты тяжелые! А после спектакля очередь в гримерку, чтобы сделать фото и взять автограф на память… Удивительно! Мне девочка после спектакля вопрос задала: «А сколько надо учиться на артиста?» Я ей отвечаю: «Учусь до сих пор…» А она смеется! Молодец. Юная, самоуверенная!

О Казахстане

Вот прямо сейчас хочу сказать устроителям наших гастролей большое спасибо, что привезли меня именно в Казахстан. У меня прекрасное отношение к Казахстану всегда было. Я родом с Алтая, соседи практически. Казахи часто через нашу деревню лошадей гнали. Часто у нас останавливались на ночлег. Мой отец казак, естественно, общий язык с владельцами лошадей всегда находил. Так что и речь казахская, и вкусности, как сейчас говорят у нас, деликатесы, мне это все с детства знакомо.

А потом, я же поэт. Я изучал творчество Абая Кунанбаева, знаю его со школьных лет и помню, для меня было открытием, что он переводил Пушкина, тогда это меня потрясло, представляешь! И это чувство осталось на всю жизнь!

Казахстан из всех республик — самая дружественная страна и, к счастью, отношения не нарушились — благодаря народу, благодаря Назарбаеву. И не ждешь от вас удара в спину. Как вот с Грузией — нарушились отношения в одночасье, с Украиной. Это такие трагические моменты в истории. А Казахстан был всегда другом. Надеюсь, так и останется…

Когда мир разрушается…

Развал Советского Союза для нас был удар страшный, для кинематографистов особенно. Вот у вас в Казахстане сохранилась киностудия. А в Грузии кино перестало существовать, чуть-чуть дышит в Ташкенте, в Армении киностудию вообще продали неизвестно кому. В Душанбе кино нет, кончилось. И мультипликации и даже хорошего документального кино нет. Снимают заседаловки партийные…

Кинематограф просто погублен! Это печально. И я сейчас говорю о развале только кинематографа, хорошего кинематографа, я сейчас не говорю о других отраслях, ведь сколько промышленных было связей, они прервались! Это трагедия для всех наших стран.

Поэтому я противник всего это, и про-кли-на-ю тех руководителей Советского Союза, которые на это пошли!

Когда к власти пришел Ельцин, я так ему верил! Я его так поддерживал, я думал: демократ идет! Принесет свободу культуре, литературе… Я снял тогда в 1990 году единственный фильм, не порезанный цензурой — «Система нипель» — и он 8 лет пролежал на полке! Фильм просто был запрещен к показу. Как мне рассказали, Ельцин посмотрел фильм и сказал: «Это, понимаешь, удар по нашей демократии!».

Александр Панкратов-Черный: пенсия народного артиста 15 тысяч! Это чудовищно!
Кадр из фильма «Система нипель».

Удивительно, но фильм «Система нипель» предсказал все события, которые произошли в Москве чуть позже. И ввод войск в город, и взятие Белого дома, и знаменитое выступление на танке. Чиновника играл Анатолий Кузнецов. И самым мистическим оказалось, что через три года Ельцин залезет на танк точно в таком же костюме, и точно в таком же галстуке, и скажет почти те же слова.

Фильм получил приз критиков Европы в польском городе Лагове. И я думал: «Вот, демократия, можно показывать… вся страна увидит». До этого у меня были три фильма «Взрослый сын», «Салон красоты», и «Похождения графа Невзорова» были искромсаны цензурой. А в «Системе нипель» ни строчки не вырезали! Просто не показали… Больше я фильмов не снимаю. Раз и навсегда отказался.

О пенсионерах

Александр Панкратов-Черный: пенсия народного артиста 15 тысяч! Это чудовищно!

Я сам пенсионер! Нищета, это страшно. Тамара Носова — потрясающая актриса, Георгий Вицин — великий артист, умирали в нищете. Вся старая гвардия умирает в нищете. Как-то фонд «Артист» вручал Леониду Куравлеву сто тысяч рублей за заслуги в российском кинематографе… И этот выдающийся артист встал на колени! Он на коленях благодарил фонд! Это чудовищно! Народный любимец всего союза встал на колени! У него пенсия 15 тысяч рублей… У одного из лучших артистов современности!

У меня — 12680 рублей. Если уйду из штата «Мосфильма», мне добавят еще 3000 от правительства Москвы. А я не уйду! Вот лежал недавно в больнице, все оплатил «Мосфильм». А если был просто пенсионером, можно было сразу подыхать. Никаких вшей бы не хватило рассчитаться!

Понятно, мне грех жаловаться. Я снимаюсь, печатаю свои книги, в антрепризах играю, мне есть на что жить, а вот у многих моих коллег — беда…

Как «Караван смерти» помог детям

(Александр Панкратов-Черный руководит фондом «Наше поколение», который привлекает к спорту детей из малообеспеченных семей).
Было 300 ребят, сейчас 3700. У нас 7 спортивных залов, где дети занимаются в секциях дзюдо. Мы занимаем призовые места, недавно марсельцев разложили с большим счетом. Моему фонду повезло — есть люди, которые с удовольствием вкладывают деньги в развитие детей.

И очень повезло, что я снялся в фильме «Караван смерти». После выхода картины, где я сыграл прапорщика, мне присвоили звание «Почетный пограничник», а я взамен попросил военных об услуге. И они не отказали! Все наши дети могут без сдачи экзаменов идти в погранучилище. Есть уже и выпускники, и кавалеры Ордена мужества!

Актеры в благотворительности не помощники

К актерам даже не обращаюсь, нищая братия… Я сейчас именно об актерах говорю! Не о той чудовищной попсе, которая никому не помогает. Басков, Киркоров, Галкин… Их же даже уже не зовут никуда, если благотворительные акции проходят. Если десяток тортов принесут куда-нибудь, обязательно сделают миллионную рекламу себе. А судят-то по ним!

В основном артисты бедно живут. 12 тысяч зарплата. А дети, а если на содержании старики-пенсионеры… Но зрителям же все равно…

О современном кинематографе

Нет ничего. Характера нет, школы нет, хороших педагогов не стало, мастеров нет на преподавании. Преподают люди, не сыгравшие ни одной роли! Мальчики и девочки с апломбом из института выходят. И с пустой головой. Таланты есть, но их единицы. А ведь один актер на тысячу не сыграет весь фильм. Ремесленники, хорошие ремесленники тоже нужны. А их тоже нет.

В режиссуре превалируют люди, которые нашли деньги и снимают. Мальчишка совсем снимает кино, потому что дядя — олигарх. И это печально. А настоящий творческий человек не заточен под то, чтобы найти денег.

Как-то на съемке оператор снимает сцену: актер идет к торшеру и впереди него тень, он так свет выставил, а торшер — единственный источник света. Я ему говорю: вы где, молодой человек, учились? А он мне: нигде! И так повсеместно. И вот вам «чернуха» на экране, потому что большинство вот так снимает. Особенно ужасно, когда на съемках тебе говорят: «Вы же опытный актер, придумайте сами…»

Раньше я от ролей никогда не отказывался. А теперь часто. Скверные сценарии пошли, я не могу. Темы — подражание западному, характеров нет. Это даже не мыло, это что-то похуже в общей массе. Может, когда-то и поменяется, для следующего поколения. Наше уже не застанет.

Без голоса и слуха

Александр Панкратов-Черный: пенсия народного артиста 15 тысяч! Это чудовищно!

Александр Панкратов-Черный сыграл десятки ролей. Среди них яркие в фильмах «Где находится нофелет», «Зимний вечер в Гаграх». Но поистине всенародную любовь и известность ему принесли съемки в фильме Карена Шахназарова «Мы из джаза», где Александр выступил в роли обаятельного Степы, который играет на банджо. А как поет! Песни «Прощай, прощай, Одесса-мама» и «Чемоданчик» стали не просто визитной карточкой фильма. Благодаря им Советский Союз услышал, как поет Панкратов-Черный…

Оказалось, что никак))

«Я не пел и не пою, не пишу музыку… Никогда! — поведал «страшный» секрет Александр Васильевич, — в фильме поет оператор Владимир Шевцик. Он обладал абсолютным слухом, у него даже камера двигалась в ритме джаза. Поэтому и фильм стал классикой. И когда звукорежиссер Анатолий Шерович Кролл захотел, чтобы я сам спел, я спел! Карен Шахназаров чуть с собой не покончил, Кролл чуть вены не вскрыл — не себе, а мне. И Карену говорит: «Ты кого на эту музыкальную роль приволок???» И тут Володя встал и сказал, давайте я спою. Полностью изменил тембр своего голоса. Спел… И все думают, что это я пою. А мне приятно, как будто еще один талант)…»

Елена Бояршинова