Особенную, трагическую дату отмечают в Казахстане. 31 мая -день памяти жертв политических репрессий и голодомора.

Всенародная трагедия в истории до сих пор объединяет сотни людей. Это потомки и родственники тех, кто был расстрелян или арестован в те страшные годы. В Шымкенте внуки, правнуки, сыновья, дочери безвинно наказанных 1937-38 годы, рано утром собрались в музее памяти жертв политических репрессий. Здесь хранятся фотографии их дедов, родственников-людей,чьи судьбы трагически оборвались.

Память о сломанных и покалеченных судьбах хранится в музее жертв репрессированных. История тех страшных лет запечатлена в 16 тысячах экспонатах и документах. Каждый год, 31 мая, рано утром сюда съезжаются их потомки.

Прикоснувшись на миг к прошлому, поблагодарив за настоящее, они на специальных автобусах отправляются к мемориалу «Касирет». По дороге нам удается поговорить об ужасах репрессий.

Улжан Отарбаева, рассказывает: «Я дочь репрессированного Танирберген Отарбаева, он был поэтом-просветителем. В 1938 году 12 мая к нам пришли и забрали его прямо из дома. Отца на 5 лет посадили как врага народа, два года он сидел в Ташкенте в тюрьме, а потом отправили Коми в лагерь. Остальные 3 года должен был сидеть, но там его расстреляли».

Отец Улжан Отарбаевой — Танирберген Отарбаев работал директором школы. Судьбу его сломал один шаг-был расстрелян за то что взял на работу алашординца. У погибшего остались трое детей. Когда отца не стало, Улжан было всего месяц. Родные с опаской рассказывали девочке о сломанной судьбе Танирбергена.

Улжан Отарбаева: «Они боялись говорить… Я даже когда про отца спрашивала, был ли у меня отец, они боялись… Только в  57 году я узнала».

Чтобы почтить память деда, из Алматы приехала и Жолыдыкыз Оспанкызы. Страшные годы оставили след и в судьбе ее семьи. Она невестка Бегбая Баймуратова, его подвергли гонениям. 82-ух летняя женщина рассказывает, что ее семья недавно узнала что могила деда находится на Кайтпасе.

Жолыдыкыз Оспанкызы, поделилась: «Я еду на мемориал «Касирет», чтобы почтить память нашего деда. Я прихожусь ему невесткой. Мне не довелось увидеть его при жизни. Бекбая Балмурата расстреляли в 43 года. Он был очень деятельным человеком. Работал в Тулкибасском районе, селе Октябрь. Строил школы, рыл каналы, прокладывал дороги, у него был свой магазин. В те годы он понимал рыночную экономику. А его назвали спекулянтом и расстреляли».

На печально известном мемориале «Касирет» собрались сотни шымкентцев. Это потомки расстрелянных, репрессированных, депортированных. Они пришли, чтобы оставить цветы и помолиться. На месте, где сейчас стоит памятник, когда-то был расстрелян дед Асылхана Ашимханова -Азимхан Кенесарин. Он был членом правительства Алаш-орды. Семья является потомками легендарного Кенесары хана.

Ашимханов Асылхан: «Мой дед Азимхан подвергся гонениям. Ему пришлось бежать в Ташкент, потом в Москву. Подробности его судьбы нам до сих пор неизвестны, многие факты восстанавливаем по воспоминаниям. В конце года я приму участие в экспедиции, которая позволить нам узнать больше о судьбе деда».

О том что память всегда будет в наших сердцах, говорит и аким Южного Казахстана. Жансеит Туймебаев подчеркивает, что трагедия тридцатых годов должна стать уроком для будущих поколений.

«Сегодня, оглядываясь в прошлое, мы понимаем, насколько трагично сложились судьбы, многих наших соотечественников, насколько несправедливо и жестоко обошлась судьба. Все они стали ярким примером стойкости и мужества, беззаветной любви к родине и своему народу», — говорит аким ЮКО Жансеит Туймебаев.

В период с 1923 по 1953 годы репрессиям были подвергнуты 100 тысяч казахстанцев. 25 тысяч из них были расстреляны. Дети оставались без отцов и матерей.

Руками тоталитарной системы был уничтожен весь цвет казахской интеллигенции: Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Мыржакып Дулатов, Ораз Жандосов, Сакен Сейфуллин, и многие тысячи других известных сынов казахского и других народов.

Казахстан лишился практически всей интеллигенции, отстаивавшей интересы национальной государственности и стал местом депортации сотен тысяч безвинных людей и ссылки других репрессированных этносов, которых наш обездоленный народ спасал от холода и голодной смерти.

                                                                                                           Жанат Тохтарбай