Мама большой офицерской семьи

0
542
Семья Ахмеджановых

До недавних пор Елабуга у меня ассоциировалась исключительно с живописцем Иваном Шишкиным и с поэтом Мариной Цветаевой. Первый в этом городе родился, другая, напротив, нашла здесь свое последнее пристанище. На днях я познакомилась еще с одной уроженкой Елабуги, которая, правда, почти семь десятилетий живет и трудится в Шымкенте

Это Амина Ахмеджанова – мама двух офицеров Национальной гвардии Республики Казахстан и бабушка двух курсантов военных учебных заведений, будущих казахстанских офицеров.

Рашид Ахмеджанов…Решение своего старшего сына Рашида стать офицером супруги Равиль и Амина Ахмеджановы приняли если и не с явным восторгом, то с пониманием. Это его выбор, тем более, что парень готовился основательно – тренировался в секции дзюдо, в школе налегал на математику с физикой. А дальше – учеба в Ленинградском высшем военно-политическом училище ПВО имени Юрия Андропова, затем служба в местечке Бикрова в Туркменистане, в городе Коканде в Узбекистане, в Таджикистане, а после распада Союза – во Внутренних войсках МВД РК.

В 1993 году замкомандира роты воинской части 6506 из Шымкента Рашид Ахмеджанов проходил службу на таджикско-афганской границе. В то время в Таджикистане вовсю полыхала гражданская война. Куда мог переметнуться очаг войны, догадаться не трудно. Поэтому главы государств недавно образованного СНГ приняли решение оказать помощь Таджикистану в укреплении государственной границы с Афганистаном, дать действенный отпор засланцам-боевикам. Наши первые миротворцы были уже там.

До трагедии в Пшихарвском горном ущелье на таджикско-афганской границе, случившейся весной 1995 года, оставалось меньше полутора лет…

Тогда, в 1993 году, по возвращении домой, родные бойцов, встречавшие их в аэропорту Шымкента, наперебой благодарили замкомандира роты Ахмеджанова.

Его младшая сестренка Альфия все недоумевала: «За что тебя благодарят, брат?» «А за то, что родителям вернул живыми их сыновей!» – ответил за него один из прохожих…

Сегодня полковник Рашид Ахмеджанов – заместитель начальника главного штаба по специальным частям Национальной гвардии Республики Казахстан.

Альфия Ахмеджанова… Кто знал, что через каких-то десять лет родные других бойцов будут благодарить офицера Альфию Ахмеджанову за то, что она делает все возможное, чтобы их сыновья, проходившие срочную воинскую службу в Шымкенте, находились среди нормальных, адекватных людей. За то, что в их частях не процветали беспредел, дедовщина, самоуправство, за то, что воинский, бойцовский дух их сыновей находился на должном высоком уровне. За то, что она, без грани фальши воспитывала солдат в духе казахстанского патриотизма.

«После окончания пединститута я вернулась в свою родную школу № 27 имени Абая, стала работать преподавателем истории, пионервожатой, – рассказала Альфия Равильевна. – И я бы ни за что из нее не ушла, если бы не пресловутая оптимизация, накрывшая с головой ряд школ Шымкента. Не стало 27-й школы. Совсем… А это были лихие 90-е, помните же, кругом безработица, безденежье.

Спас меня военный билет, который нам выдали вместе с дипломом об окончании ШПИ. В стенах института мы прошли спецподготовку. В общем, как сейчас помню, 13 января 1998 года был мой первый выход на службу в в/ч № 55652. Мороз, гололед, чтобы не опоздать на службу, я выходила из дома в 6:30 утра… На этой авиабазе я проработала рядовым делопроизводителем.

Затем были годы службы в воинской части №6506, которая в итоге, после ряда реформ, стала воинским формированием Нацгвардии, входящей в единую систему органов Министерства Внутренних дел Казахстана».

Интересуюсь у Амины Садриевны, не боялась ли она отдавать своих детей на службу в армию?

«Конечно, опасения были, впрочем, они остались и сейчас, – признается она. – Они ведь у меня поздние, очень и очень долгожданные. Могли вообще не родиться. Все война мне «аукалась». Мы ведь детьми-подростками в годы войны были. Ходили работать на огороды, помню, как корчевали капусту, собирали вдоль берегов соль – город расположен на берегу реки Камы. Много соли собирали, складывали в мешки и мешочки. Помню, как рядом с нами на заготовке соли работали немецкие военнопленные. Сначала мы боялись их, потом привыкли. Работали до самых морозов, в сырости-холоде. От этого наши детские тела покрывались фурункулами, до сих пор глубокие шрамы остались. Эта простуда впоследствии дала о себе знать – выйдя замуж, не всем было дано познать радость материнства. Долго лечиться пришлось…»

Спрашиваю у Амины Садриевны, как и когда она попала в Чимкент. Оказывается, в 1950 году, было ей 18 лет. К тому времени она окончила двухгодичные педагогические курсы в Елабуге, преподавала в школе географию. Приехать на юг Казахстана Амину пригласила родственница. Это было заманчивое предложение, ведь тогда вся страна воспринималась советскими людьми одним большим дружным домом.

Молоденький педагог начала работать в 15-ой школе. Затем пришла новость: в городе открыли торговый техникум Казпотребсоюза. Амина по совету друзей подала документы в этот техникум. По окончании его стала работать в системе гор- и облпотребсоюза. Ей сразу предоставили служебное жилье по адресу: улица Паркетная, 4, это в Старом городе, жилье было прямо напротив работы.

АхмеджановыСейчас, по прошествии стольких лет те годы конечно же окрашены каким-то радужным цветом. Не было еще той громоздкой ведомственной надстройки: главки-тресты-министерства. Перед горкопторгом ставились конкретные «земные» задачи, которые решались такими же конкретными действиями. Заготовить столько-то тонн меда, воска, риса, масла, мяса, сала, орехов, овощей. Скот – овец и коров, закупали в отдаленных колхозах, привозили в город на свою убойную площадку, производили забой и торговали мясной продукцией, коптились колбасы, заготавливались соленья. При поступлении заявки, надо было грамотно оформить ее и направить по конкретному адресу. Связями «обрастали» по ходу дела.

Амине Садриевне памятен случай, как она ночью встречала вагон варенья и джема из Украины, обратно отправляли рис, шкурки каракуля. Планы заготовок постоянно перевыполнялись, одновременно росли и нормативы, потому что в облпотребсоюзе знали – чимкентцы справятся. Работа кипела.

Единственной серьезной проблемой оставался транспорт – отсутствие собственного парка грузовых автомобилей. Много времени уходило на переговоры с одной автобазой, другой… Но и эта проблема со временем решилась. Впрочем, как и вопрос с устройством личной жизни.

Июль 1955 года. Танцплощадка в центральном парке Чимкента. Отдельными группками стоят парни и девчата. Нравы на дворе строгие. В один из дней Амину пригласил на танец белокурый молодой человек. Познакомились. Зовут Равилем, недавно демобилизовался из армии, живет в доме тети на Таштракте. Амину он заприметил давно, выделил яркую красавицу из тройки подруг. Даже при всей симпатии, при отсутствии возможных препон – оба молодых человека были абсолютно свободны, конфетно-букетный период затянулся до февраля 1956 года.

Сотрудница загса, который находился на улице Токаева, сообщила «брачующимся», что после подачи заявления должен пройти месяц испытательного срока… Еще целый месяц. Назначенный срок показался им вечностью. И тогда Амина сунула этой работнице три рубля за «срочность» и молодых тут же расписали. Позднее, значительно позднее, когда в компании вспоминали этот случай, Амина всякий раз с шутливой укоризной говорила мужу: «Оказывается, цена мне всего-то каких-то три рубля! Дорого же я стою! Э-э-эх!»

Коллектив Амины Садриевны был дружным. Ну, помните, те еще, советские времена, с путевками от месткома, грамотами ударникам труда. Одна из таких, совсем как новенькая, сохранилась до сих пор: «Почетная грамота тов. Ахмеджановой А. С.

За хорошую добросовестную работу и выполнение плана товарооборота».
Подписи: директор Чимкентского горкопторга Г. Насыров, и еще председатель первичной парторганизации и председатель месткома. Дата – 5.Х.64 г.

Также ударно трудился и супруг Амины Равиль. Именно ему, первоклассному механику автопарка, старались показать свои авто многие влиятельные люди города. Потому что он лучше всех диагностировал «хворь» автомобиля и чинил неисправность. Главы семьи не стало семь лет назад. У Амины Садриевны после этой утраты было ощущение опустевшей души. Еще и хвори стали одолевать. Но она старается не падать духом. Тем более, что рядом дочь, Альфия, к слову, теперь майор запаса…

Внуки АхмеджановыНа прикроватной тумбочке Амины Садриевны фотографии дорогих внуков, их у нее трое – Руслан, Камила и Рустамчик. Камила Гареева – курсант Костанайской академии МВД РК. Руслан – курсант военного университета Минобороны РФ, учится согласно межгосударственному договору между РК и РФ.

Амина Садриевна – благодарный Жизни человек. Была у нее большая любовь, она горда плодами этой любви – своими детьми, а теперь и внуками. Всю жизнь ее отличают доброжелательность, честность. Ее молодые коллеги, с некоторыми из них мне довелось побеседовать, отмечают ее открытость, ее особый талант наставника. Что сама умеет, тому она, не тая секретов мастерства, учила и учит. Дай Бог каждому такого жизненного пути.

Сегодня, как и прежде, ни один ее день не обходится без звонков, визитов друзей, соседей. Частые и желанные гости в доме труженика тыла – ученики школ-гимназий №№ 38 и 45.

Через несколько дней, 7 ноября, ветерану труда Амине Садриевне Ахмеджановой исполнится 85 лет. К слову, она ровесница Южно-Казахстанской области. Здоровья и долгих лет жизни Маме большой офицерской семьи!

Фарида Шарафутдинова

Реклама

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять меня
2000
wpDiscuz