Областная инфекционная больница

Инфекционные больницы перестанут быть отдельными «государствами» и войдут в состав многопрофильных больниц. Поговорим о плюсах и минусах такой оптимизации.

За последние несколько месяцев слово «инфекция» в Казахстане приобрело негативную популярность. В марте все виды казахстанских СМИ подробно отслеживали ситуацию с массовым отравлением детей и взрослых мороженым.

В лакомстве по данным по результатам анализов были найдены кишечная палочка и стафилококк. Тогда почти 300 человек оказались на больничной койке.
Потом на Казахстан обрушилась новая инфекционная напасть — менингит, унесший жизни детей и взрослых.

А сколько еще было сообщений о том, что в каком-то городе Казахстана произошло массовое отравление. Некачественные продукты питания становятся причиной интоксикации после посещения школьных столовых, банкетов и тоев. И путь для выздоровления для пострадавших от токсинов и вирусов только один — инфекционная больница.

Такие медицинские учреждения есть в каждом крупном городе Казахстана. И есть вероятность того, что все они пройдут процесс оптимизации.

В декабре прошлого года депутат Зауреш Аманжолова на пленарном заседании Мажилиса парламента РК обратилась к вице-премьеру РК Ерболату Досаеву с просьбой рассмотреть вопрос приостановления процесса внедрения новых нормативов сети организаций здравоохранения.

Она мотивировала свою просьбу тем, что «предлагаемая централизация означает унификацию деятельности специалистов высокого уровня. Пока же проблемным моментом в целом по всей стране остается полная профессиональная неподготовленность специалистов к процессу оказания разных видов медицинской помощи.

Так обычный хирург не может заменить онкохирурга или фтизиохирурга и других. Таких специалистов сначала надо обучить. К тому же, они должны иметь сертификаты на все виды необходимой медпомощи». Все это она изложила в депутатском запросе. Депутатский запрос на имя Е. Досаева.

Поводом для запроса послужили планы Министерства здравоохранения по созданию нового госнорматива сети организаций здравоохранения.

«Речь идет об оптимизации сети за счет передачи на уровень организаций первичной медико-санитарной помощи и многопрофильных клиник таких специализированных организаций, как онкология, перинатология, наркология, психиатрия, инфекция, туберкулез, скорая медицинская помощь. Создание этих специализированных центров в свое время позволило улучшить стратегические и текущие показатели здравоохранения, особенно онкослужбы, материнства и детства», — уточнила парламентарий.

«Необходимо учитывать географические особенности районирования организаций. Если они значительно отдалены друг от друга, то их механическое объединение не приведет к оптимизации лечебного процесса.

Кроме того в настоящее время в Казахстане практически нет менеджеров, готовых руководить крупными разноплановыми медицинскими организациями. Этому необходимо обучать молодых руководителей, создавая эффективный кадровый резерв».

Но процесс оптимизации, как говорится, пошел.

В Шымкенте это коснулось инфекционной городской больницы, которая два месяца назад была в эпицентре событий, связанных с массовым отравлением мороженым.

На одном из республиканских телеканалов вышел сюжет о том, как реагируют в самой инфекционке на перспективу перестать быть отдельным «медицинским государством» и войти в состав многопрофильного медицинского учреждения.

«Эта больница существует с 1986 года. Я работаю в ней последние 27 лет. Она хоть и называется городской, но мы обслуживаем население всей области. Ежегодно у нас проходят лечение не менее 20 тысяч больных. В основном детей. По постановлению акима области от 10 мая нас присоединяют к городской многопрофильной больнице №1 Шымкента, которая расположена рядом.

Это сделано в рамках оптимизации, которая проводится повсеместно, и это коснулось не только нашей больницы. Думаю, что в процессе присоединения возникнут определенные сложности.

Учитывая, что население области увеличилось до миллиона, Шымкент стал третьим мегаполисом, городу все-таки желательно иметь отдельную инфекционную больницу. В противном случае, нас ждет сокращение отдельных сотрудников — из числа администрации, бухгалтерии, отдела кадров и, возможно, других», — рассказал врач-эксперт инфекционной больницы города Шымкента Амангельды Шопаев.

В свою очередь и министр здравоохранения Е. Биртанов не стал отмалчиваться и отходить от темы.

Разрушение старой отлаженной еще с советских времен системы, объединение разных клиник в единые комплексы он считает своевременным шагом.
«Такое понятие как «инфекционная больница» было актуально в середине прошлого века, когда общая заболеваемость инфекциями была на первом месте, сегодня же нет необходимости создавать и сохранять отдельно инфекционные клиники.

Почему? Да потому, что пребывание пациента в отдельной клинике не дает гарантий того, что инфекция не распространится. Она это сделала до того, как человек попал в больницу. И наша задача — оградить медицинский персонал и других пациентов можно легко осуществить сегодня в масштабах общих клиник.

К примеру, при вспышке птичьего гриппа в Китае больных доставляли в многопрофильные клиники, так как в каждой есть боксированное отделение, где созданы абсолютно все безопасные условия для персонала. Нет необходимости создавать отдельные инфраструктуры», — рассказал о плюсах оптимизации министр здравоохранения РК Елжан Биртанов.

И дополнил оптимистических нот, продолжил говорить о преимуществах нововведений в сфере здравоохранения.

«Мы не говорим, что нет опасности инфекций, более того многие мировые лидеры обеспокоены существованием глобальных эпидемий в будущем и мы должны быть готовы к таким поворотам и ситуациям. Вот к примеру, стало человеку плохо, он ведь сразу в инфекционку не бежит, так как не знает, что инфицирован. Идет в ближайшую больницу и новая система должна быть готова к тому, чтобы в любом стационаре, медучреждении получить качественную помощь.

А у нас как… Чуть поднялась температура, то везут в стационар, оттуда отправляют в инфекционку, чтобы снять инфекционный диагноз. Разве это не так?! Человека доставляют в инфекционную больницу, там его смотрят, исключают инфекционный диагноз и везут обратно. Мы теряем время и людей, к сожалению.

Менингит был есть и будет. Заболевание имеет цикличность. И будет повторяться с определенным интервалом. Значит у нас должны быть больницы, где мы сможем больным предоставить качественную диагностику и лечение. Даже имея отдельную инфекционную больницу, мы не защитим других людей, поскольку существует инкубационный период, когда болезнь распространяется.

Больной заражает других людей и не подозревает об этом: в школе, на работе, в транспорте. Мы его изолируем, но изолировать и лечить можно в обычных больницах. И это должно быть понятно. Это научно доказанный факт. Все страны пришли к этому. Главное, лечить правильно, качественно и в интересах людей».

Коснулся Е. Биртанов и экономической составляющей оптимизационных процессов. Так по его мнению, «мы построили отдельные поликлиники и больницы, посадили отдельных главных врачей с пятью замами. И они, грубо говоря, проедают бюджетные средства, которые идут на заработную плату, а могли бы пойти на лечение пациентов. И еще немаловажный фактор — проблема качества. В далеко не в каждой инфекционной больнице есть реанимация, есть узкие специалисты, а в многопрофильной есть.

В экстренном случае приходится искать специалиста, везти в инфекционку, чтобы проконсультировал, то сеть налицо разорванность в оказании помощи. А лечение должно быть интегрированным. Поэтому и мы двигаемся в этом направлении.

Последний и решающий фактор — будут существенно снижены фонды заработной платы. А средства можно перенаправить на приобретение лекарственных средств, на достойную зарплату персонала. Если мы объединим 2-3 больницы, то мы уменьшим объем финансирования. То есть те же деньги будут получать медучреждения, но при этом будет значительно сокращен административный ресурс.

К примеру в одном из регионов страны, не буду называть в каком городе, в штатном расписании больницы у главного врача было семь(!) заместителей и каждый получал от 250 до 300 тысяч тенге. Я лично не уполномочен сокращать, так как ведают этим акиматы, но призываю посмотреть на административные затраты под другим углом: куда уходят выделяемые из бюджета деньги.

Оптимизация позволит сократить финансирование медучреждений на 25 млрд тенге в год, а это 10 процентов от общей суммы выделяемых средств. Их как раз и можно использовать для того, чтобы поднять зарплату на должный уровень».

Как вы считаете, чего больше принесет больничная оптимизация?

Загрузка ... Загрузка ...

Ирина Казорина