Родители дошколят Шымкента не любят начало сентября, потому что этот период тесно связан у них с большими финансовыми тратами. Скоро, очень скоро, через месяц с небольшим, начнется родительский фристайл по базарам, магазинам. И наивно полагать, что предучебно-новогодний ажиотаж присущ исключительно тем, у кого дети идут в школу. Тем, кто отправляет детей в дошкольное учреждение, тоже не избежать сентябрьских хлопот.

Давно, а точнее три года, как заметила, что конец августа уже не вызывает положительных эмоций у моей знакомой. А именно три года назад она согласно очереди получила на ребенка законное место в детском саду. Радовалась сама как ребенок. Но с первых же дней началось. Нет, речь пойдет не о поборах. Они запрещены. А о том, что в начале учебного года воспитатели, видимо из лучших побуждений и личной инициативы, выкатывают родителям список необходимого для развития творческой личности ребенка.

Жаль, что сам талмуд не сохранился в первозданном виде. Но в списке того, что должны были предоставить родители, было не менее 20 позиций.
В первых строках списка, конечно, канцелярские принадлежности: набор карандашей, фломастеров, большой (!) альбом, набор цветной бумаги, ножницы, пластилин, доска для лепки, точилка и т.д.

Можно сказать, стандарт. Но если учитывать, что все три года у ребенка был один воспитатель и ходил он в одну группу, по крайней мере ножницы должны были бы сохраниться. С пластилином понятное дело: он и дома быстро из цветного превращается в однородную грязную массу. А вот пластмассовая доска для лепки по всем параметрам должна была выдержать не одно раскатывание колобка в колбаску. Тем не менее, и ее с ножницами требовалось сдавать каждый год.

Дальше в списке значилась упаковка офисной бумаги. Наиболее распространенным вариантом считается та, в которой 500 листов. Даже при грубом математическом подсчете получается, что этого количества ребенку хватит на то, чтобы тратить в день минимум один лист, при условии, что он будет посещать детский сад без выходных и летних каникул, когда занятия не проводятся вовсе. Использовать ее в других целях вряд ли представляется возможным.

А теперь еще одно арифметическое действие в нашей несложной задачке. В группе 40 человек, и каждый притащил по пачке бумаги, сколько в итоге в одной группе набралось этого добра? Правильно, хватит на то, чтобы наклеить ее вместо обоев по всей группе и еще и останется. А если добавить к этому и тот факт, что аналогично собирают в каждой группе немаленького детского сада, то и вообще получается, что ею (офисной бумагой) можно снабдить небольшой магазин.

Я понимаю, что в работе педагогов дошкольного образования много чего нужно распечатывать – сценарии к утренникам, сценарии открытых занятий и прочее, прочее. Но даже при таком раскладе истратить принесенное родителями ну очень сложно. Может, это стратегический запас? На тот случай, если вдруг случится повальный дефицит этого товара.

Далее в списке значился конструктор. Да не абы какой маленький, а такой, что посолиднее, с большим числом деталей. Что делать с таким мегаконструктором из сорока наборов тоже не совсем ясно. Понятно, что детали могут теряться и пропадать, но не в таких же количествах, чтобы к окончанию очередного этапа пребывания в детском саду емкости с содержимым испарялись, подобно мартовскому снегу.

То же можно сказать и по поводу необходимой сдачи мозаики, наборов с пазлами. Они, конечно, очень развивают мелкую моторику рук, но предмет явно не съедобный, чтобы исчезнуть в таких объемах.
Ниже в списке стоял еще один пунктик «пять машинок» – видимо, у родителей, что водили девочек, значились куклы. Что можно делать с таким числом игрушек, известно только тем, кто изрядно попотел, составляя «кагаз».

Наивно полагать, что на этом аппетиты воспитателей как-то поумерились. К началу учебного года нужно было сдать еще пару-тройку детских книжек, альбомов-раскрасок. И это не считая того, что для подготовки детей к школе требовались различные тетради по математике, письму и т.д.

Естественно, что тянул список в тенговом эквиваленте на сумму, которая выпрыгивала за 10 тысяч тенге. Родители возмущались, но тихо, дома на кухне, в кругу родственников. А сами несли в садик требуемое, полагая, что для любимого чада не жалко. Главное, чтобы относились к нему в садике хорошо и по возможности подготовили худо-бедно к школе.

Они ведь знали, что по современным требованиям, заниматься подготовкой к школе детские дошкольные учреждения вовсе не обязаны. Но раз прописи-тетрадки были сданы, значит, какая-то работа ведется.
Правда, отмечали, опять же сидя на кухне, что не видели рисунков детей, их изделий из пластилина и цветной бумаги, да и прописи им никто не показывал.

Гром грянул аккурат после того, как отгремел выпускной в детском саду. Все было как положено: большой торжественный утренник, виньетка на память о лучших радостных годах жизни и даже кафе с программой и аниматорами. Ну так, чтоб запомнилось на всю оставшуюся жизнь.

Сразу после зачисления в первый класс, многие столкнулись с тем, что дети элементарно не умеют толком держать карандаш, обводить изображение по точкам, не говоря уже про буквы, да еще и прописные. Как могло произойти такое, если все необходимое для творчества и развития родителями было предоставлено в полное распоряжение воспитателей?!

Можно попенять родителям за то, что сами не приложили усилий для того, чтобы дитя и читало, и писало. Но для того, чтобы ребенок в детском учреждении ни в чем не нуждался нужно работать и, желательно, и папе, и маме, иначе не потянуть расходы: оплату за детский сад, приобретения по списку, многочисленные утренники. Ведь если раньше в роли того же Деда Мороза на утреннике прокатывали сами воспитатели, сейчас тенденция совсем иная.

ДеВ сады зовут «своих» Дед Морозов, а к ним в придачу операторов, фотографов, которые обладают эксклюзивным правом на ведение съемок торжественных моментов. И не бесплатно, естественно. Плюс определенные суммы за аренду костюмов. Чаще всего по полторы тысячи за комплект, два танца – двойная оплата, и добавьте сюда еще деньги, собираемые родителями на подарки ко всем праздникам. И опять же поборами это не является. Это же «инициатива» и исключительное волеизъявление родителей и их комитетов.

Сейчас большинство детских дошкольных учреждений в Шымкенте работают по программе государственно-частного партнерства. Так вот, создается впечатление, что в рамках оказания государственных услуг за детьми смотрят, кормят, а все остальное осуществляется в границах частной территории. Отсюда, вероятно, и подход как у частников – максимально извлечь выгоду. Воспитательный процесс отходит на второй план, на первом – искусство сбора средств на дополнительные услуги.

Может, конечно, детский садик, куда водила ребенка моя знакомая, – явление исключительное. Вот бывшая коллега из специализированного детского сада (а в тяжелые 90-е прошлого века мне довелось работать воспитателем), поделилась, что и они в начале года тоже просят родителей принести канцтовары, но только в самом необходимом минимальном объеме. Конструкторы, книги, игрушки и прочее в этот список не входят.

За комментариями я обратилась в отдел образования города Шымкента. И вот что мне сообщила заместитель руководителя отдела Гульзина Уалиханова: «Вне зависимости от формы собственности детского сада – государственный, частный или ГЧП (дошкольное учреждение в рамках государственно-частного партнерства) запрещается собирать деньги или канцелярские принадлежности. Государственным дошкольным учреждениям на эти цели выделяются бюджетные средства. Если детский сад частный, то всем необходимым дошколят обеспечивает детский сад».

К слову сказать, в Казахстане буквально несколько дней назад – 18 июля – были наказаны директора двух школ и одного детского сада в Караганде, которые собирали деньги на ремонт. Устав платить, родители обратились в Call-центр местного департамента образования, который был открыт в рамках проекта «Карта общественного контроля». «Было три звонка от троих родителей о незаконных сборах денег на ремонт в школах и детсадах. При дальнейшем разбирательстве факты подтвердились. Директора двух школ и одного детского садика понесли дисциплинарное наказание по рекомендации департамента. Незаконные сборы денег с родителей в школах и детсадах – это актуальный вопрос. Это бытовая коррупция», – сказал заместитель руководителя департамента Агентства РК по делам госслужбы и противодействию коррупции Карагандинской области Берик Ахметов.
Не все родители знают, что имеется приказ министра образования и науки РК, в котором указано, что благотворительная помощь организациям образования оказывается только (!!!) в добровольном порядке. Но никак не в добровольно-принудительном.

Подготовила Ирина Соколова

В отделе образования города Шымкента работает телефон доверия 53-02-58, по которому можно сообщить о фактах правонарушений в системе образования города Шымкента. Вам ответит специалист Жанат Базарова.
По всем вопросам, касающимся дошкольного образования, звоните по телефону 53-02-17.