Более полумиллиарда тенге бюджетных средств в свое время было выделено на разработку проектно-сметной документации и строительство инженерной инфраструктуры туристско-рекреационного комплекса «Каскасу».

Но вот уже несколько лет его возведение находится в «точке замерзания».

Альтернатива Куршавелю

Между тем создание всесезонного горного курорта наряду с развитием курортной зоны «Сарыагаш», пляжного туризма в Шардаре и продвижением Туркестана как туристского центра по-прежнему позиционируется акиматом области как одна из четырех туристских дестинаций региона, передает Кazpravda.kz.

О строительстве горнолыжного курорта «Каскасу», соответствующего мировым стандартам, в Южном Казахстане заявили почти 10 лет назад. Концепция проекта предполагала создание развитой инфраструктуры: устройство 19 лыжных трасс общей протяженностью около 34 км, оснащение объекта 8 современными канатно-кресельными подъемниками. Их последующая сертификация международной Федерацией горнолыжного спорта (FIS) открывала масштабные перспективы, в том числе по проведению крупных соревнований.

Инициаторы проекта не преминули заявить: «Каскасу» имеет все шансы стать альтернативой Куршавелю и другим популярным зарубежным зимним базам отдыха. А все потому, что параметры ущелья Каскасу, до которого от Шымкента чуть больше полусотни километров, идеально подходят для строительства горнолыжного курорта. Оно расположено между устьями рек Акмойнак и Суюксай в казах­станской части Угамского хребта Западного Тянь-Шаня.

Природные и погодные условия здесь такие, что позволяют кататься на лыжах чуть ли не 7 месяцев в году, а летом – отдыхать, наслаждаясь великолепной природой. К слову, среди объектов намечаемого лыжного курорта значились не только рестораны и фитнес-центры, но и объекты для проведения массовых и закрытых мероприятий.

Проект предусматривал строи­тельство аквапарка, спусков для тюбинга, снежной игровой площадки, конноспортивного центра, смотровых площадок. А еще – центра активного отдыха с организацией пеших прогулок, езды на велосипедах и квадроциклах, скалолазания, рафтинга… Был запланирован даже высокогорный тренировочный центр. При этом максимальное число туристов, единовременно катающихся на горных склонах, проектировщики определили в 5 000 человек.

Надо сказать, идея создания лыжного курорта в ущелье Каскасу возникла не на пустом месте. Строительство центра зимнего отдыха планировалось здесь еще в середине 80-х годов прошлого столетия. После проведения зимней Олимпиады 1984 года в Сараево руководство КазССР пригласило югославских специа­листов подобрать соответствую­щие места для строительства горнолыжных комплексов в рес­публике. Тогда и было выбрано это горное ущелье… Кое-что удалось сделать тогда же, к примеру, залить бетонные фундаменты опор канатных дорог. Но после распада СССР проект отложили, и долгое время о нем никто не вспоминал.

Своеобразной пробой на вост­ребованность в регионе зимнего курорта стало строительство в Толебийском районе горнолыжной базы «Алатау». Она действительно стала пользоваться спросом у южан, предпочитающих активный отдых на природе. Но ее масштабы и возможности местности не позволяли реконструировать объект и создать инфраструктуру, отвечающую международным стандартам. Из этого и исходили инициаторы строительства зимнего курорта в Каскасу.

«Участок, отведенный для лыжных трасс, находится в зоне от 1 880 до 3 155 метров над уровнем моря, – поясняет мастер спорта международного класса Шамиль Рафиков. – Для сравнения: Шымбулак располагается на высоте от 2 260 до 3 163 мет­ров. Это означает, что Каскасу доходит до зоны вечных снегов».

По данным экспертов, основное направление лыжных трасс – северное и северо-западное. Такая ориентация склонов, представляющих собой ровные участки, свободные от деревьев, обеспечивает хорошее качество снега в течение всего дня. Лишь кое-где, в основном вне зоны планируе­мых лыжных дорог, имеются скалистые выступы. Площадки, предназначенные для размещения курортных объектов и их инфраструктуры, напротив, имеют исключительно южную ориентацию, с них открывается вид на лыжные трассы. Эти участки находятся на высоте 1 700–1 750 м на правом берегу Каскасу.

Совершенно очевидно, что удобное месторасположение, открытость участка, небольшой наклон местности, находящейся на границе зоны вегетации, непосредственная близость от чистейшей горной воды благоприятствуют строительству туристских объектов.

Для разработки концепции проекта туристско-рекреационного комплекса «Каскасу» были приглашены специалисты из Канады. Созданием бизнес-плана и анализом рынка занимались эксперты из Британии. Специалисты в сфере туризма сошлись во мнении: природные условия в Каскасу идеальны именно для горнолыжного курорта, и сюда непременно будут приезжать профессиональные лыжники, любители зимнего отдыха из соседних стран и даже дальнего зарубежья, включая Китай и ОАЭ.

В соответствии с генпланом развития Сайрам-Угамского государственного национального природного парка (далее – ГНПП) для строительства горнолыжного курорта было выделено 56,8 га земли в ущелье Каскасу. Строительство комплекса обе­щало создание почти полутора тысяч рабочих мест, а его ввод в эксплуатацию и того больше. Общий объем инвестиций в проект с учетом стоимости подведения инженерных коммуникаций оценивается в 94 млрд тенге. Впрочем, эта сумма неоднократно корректировалась.

По информации руководителя управления туризма и внешних связей Туркестанской области Олжаса Шинтаева, сейчас речь идет о 500 млн долларов. При этом стоимость первого этапа оценивается в 112 млн долларов. Инженерная инфраструктура, по разным оценкам, обойдется в 1,5–2 млрд тенге.

Изначально интерес к проекту проявили не только местные, но и иностранные предприниматели, взяв на себя обязательство за счет частных инвестиций пост­роить основную часть объектов лыжного курорта, включая гостиницы, рестораны, фитнес-центры и развлекательные комплексы. Естественно, при условии, что все расходы по соз­данию инфраструктуры возьмет на себя государство. Вот тут-то и случился сбой.

Гладко было на бумаге

Разработку технико-экономического обоснования внутренней инфраструктуры горнолыжного курорта взяли на себя частные инвесторы. Ее стоимость в сумме 108 млн тенге оплатили ТОО «Эристайл-Казахстан» и Kaskasu Resort.

В 2011-м объект включили в Отраслевую программу развития туризма в РК на 2010–2014 годы. В апреле 2014-го между ТОО «Эрис­тайл-Казахстан» и АО «Фонд недви­жимости «Самрук-Казына» был заключен меморандум о сотрудничестве, в декабре того же года подписано соглашение о создании совместного предприятия.

В том же 2014 году на подведение инженерно-коммуникационных сетей в рамках государственной программы «Дорожная карта бизнеса-2020» из респуб­ликанского бюджета было выделено 198 млн тенге. Не остался в стороне и областной бюджет, добавив к этой сумме 100 млн тенге. В 2015-м из казны облас­ти на финансирование проекта нап­равили 150 млн тенге.

И это не все бюджетные средст­ва, которые успели направить на финансирование курортного проекта. К этим расходам следует добавить ранее выделенные из бюджета Южно-Казахстанской области 200 млн тенге, предназначенные для разработки проектно-сметной документации. На подведение сетей электроснабжения и водо­провода, а также выполнение земельных работ, ставших час­тью подготовки к строительству автомобильных дорог, было пущено 448 млн тенге. Деньги благополучно освоили еще в 2014–2015 годах, а когда они закончились, жизнь на объекте замерла…

Дело в том, что после актуа­лизации госпрограммы «Дорожная карта бизнеса-2020» из нее убрали финансирование строительства мостов и дорог. А без дорожной инфраструктуры здесь остановилось и всяческое строительство. С тех пор пошел четвертый год. О том, что в области взялись за столь масштабный проект, кажется, стали уже даже забывать.

В позапрошлом году Министерство национальной экономики, куда обратилось руководство области с просьбой решить судьбу замороженного курорта, бюджетную заявку не одобрило, предложив включить объект в концепцию развития туристской отрасли РК до 2023 года, пообещав в дальнейшем финансирование. Но с тех пор на продолжение работ не было выделено ни тиына. В нынешнем году из региона в столицу отправили еще одну петицию, предложив либо законсервировать возведение объекта, либо изыскать-таки средства для продолжения строительства инженерной инфраструктуры.

«Проект по-прежнему ак­туаль­ный, – комментирует сложившуюся ситуацию руководитель управления туризма и внешних связей Туркестанской области Олжас Шинтаев. – Чтобы продолжить его финансирование, в Министерстве национальной экономики предложили сделать корректировку ПСД. У нас была проверка из Счетного комитета, приезжала специальная комиссия, на местности проверявшая, что реально сделано по проекту. Областным акиматом будет заново внесена бюджетная заявка на корректировку ПСД и строительство инженерно-коммуни­кационных сетей».

Сейчас, когда в Бюджетный кодекс внесены изменения и теперь разрешено из областного бюджета финансировать проекты по строительству мостов и дорог внутри государственного национального природного парка, есть возможности продолжить строи­тельство. Область готова взять на себя примерно треть затрат от общей стоимости инженерной инфраструктуры. Оставшиеся 70% суммы, полагаем, выделит республиканский бюджет.

В середине ноября прошлого года состоялся крупный международный бизнес-форум, приуроченный к закрытию Года Узбекистана в Казахстане. На него приехала в том числе член информационно-ресурсного центра экотуризма Дагмар Шрайбер. Германская путешественница, автор путеводителей по Центральной Азии, сконцентрировала свой взгляд на том, по какому пути стоит двигаться странам региона, включая Казахстан, чтобы сюда хлынул долгожданный поток туристов.

Так вот, по мнению Дагмар Шрайбер, путешественников к нам влекут, среди прочего, уголки первозданной природы. А отнюдь не лыжные курорты, которые есть и в Европе.

«Надо предпринимать все шаги, чтобы туристская отрасль гостеприимства развивалась в экологическом плане, – отметила на пленарном заседании Дагмар Шрайбер. – Исходя из прогноза, предрекающего наступление потепления по всему миру, следует с крайней осторожностью осуществлять новые горнолыжные и другие горные проекты, а то и вовсе от них отказаться. Особенно от тех, что могут разрушить горные экосистемы и нарушить водный баланс».

Любовь Доброта