Афганское братство

15 февраля исполняется 30 лет с того времени, когда последняя колонна советских войск покинула рубежи Афганистана.

Молодому поколению эта война неведома. Ну, может, кто-то случайно сподобился посмотреть фильм «9-я рота». А что, включили телевизор, а там молодые ребята, их ровесники, что-то обороняют, в кого-то стреляют, и все это – на фоне шквального огня, крови, смерти и скрежета зубовного… Ну чем не боевик? Сюжет захватывающий, а вот мотивы их героизма не понятны. Ладно бы, защищали свой дом, своих родных, но причем здесь Афганистан?

ВЕРНЫЕ ПРИСЯГЕ И ВОИНСКОМУ ДОЛГУ

Галымжан Тастанович МайхановМой собеседник Галымжан Тастанович Майханов – ветеран войны в Афганистане, награжденный медалью «За боевые заслуги». Он до недавнего времени стоял во главе Южно-Казахстанского областного филиала общественного объединения «Союз ветеранов Афганистана и локальных войн».

Впрочем, он и сейчас его возглавляет, только теперь, когда Шымкент перестал быть областным центром, Союз получил новый городской статус. В ходе разговора я задала ему именно этот вопрос. Не преувеличены ли подвиги советских солдат в «киношном» варианте, нет ли там художественного искажения реальной правды? Откуда у этих 18-летних мальчишек, ушедших на войну буквально из школьного класса, было столько яростной воли к победе – пусть ценой собственной жизни?

«Вы упомянули фильм «9-я рота», так вот, там нет никакого художественного вымысла, – ответил Галымжан Тастанович. – Эти ребята жили в реальности, мало того, они прошли ту же самую «учебку» в Фергане, что и я в свое время, и они насмерть защищали конкретную «высоту», по случайности оказавшись именно в этой географической точке. На их месте мог оказаться кто угодно, но и любой держался бы так же стойко и непримиримо.

Почему они вели себя так, а не иначе? Я думаю, потому, что в советское время – как бы потом его не ругали – нам было привито чувство настоящего патриотизма. Тогда нам и в голову не приходило скептически относиться к таким понятиям как «защита Родины», «верность присяге», «воинская честь». Конечно, тогда мы мало что понимали про геополитические интересы страны, про то, что мы стоим на страже пограничных рубежей, а тем более, что мы ставим заслон мировому наркотрафику… Осмысление и осознание этой войны пришло позже, но и без политической подкованности мы готовы были идти в бой. К тому же, каждый тогда как бы проверял сам себя – на выносливость, смелость, доблесть, другие качества, присущие настоящему мужчине».

Я задала еще один вопрос, логично вытекающий из предыдущего: «А как вы относитесь к тому факту, что после развала Советского Союза афганскую войну признали «ошибочной»? Нужна ли она была вообще? Стоила ли она стольких жертв и непреходящего горя матерей, потерявших своих сынов в мирное время?

Галымжан Майханов ответил, не задумываясь: «Мы никогда не сомневались, что воюем за правое дело. Да, в этой войне погибло более 15 тысяч советских солдат и офицеров, но подсчитывал ли кто-либо количество человеческих потерь от наркотиков из Афганистана? После ухода наших войск эта страна стала чуть ли не главным мировым поставщиком смертельной отравы. Думаю, со временем этой войне будет дана верная и взвешенная оценка. А пока очевидно: то, что нынешнее постсоветское пространство, и в частности Казахстан, не захлестнули экстремизм и международный терроризм – во многом результат той далекой войны».

БРАТСТВО РЕДЕЮЩЕЕ, НО НЕРУШИМОЕ

Каждое сообщество, сплоченное под влиянием внешних обстоятельств, с прошествием времени имеет склонность к постепенному распаду. Помните школьное братство? Помните свои «выпускные» обещания никогда не терять связи с одноклассниками, каждый год собираться вместе, хранить память о школьных годах чуть ли не до последнего вздоха? Где сейчас все это?! Отсюда возник закономерный вопрос к моему собеседнику: «Насколько сильны сейчас братские узы афганского сообщества? Понятно, что сразу после войны, когда еще свежи были общие впечатления и воспоминания, Союз ветеранов Афганистана представлял собой дружную монолитную силу. Не разделила ли соратников жизнь 30 лет спустя?»

«Вы видели, сколько сейчас людей в офисе? Это все мои друзья-афганцы. Сейчас мы, правда, готовимся к юбилейной дате. 15 февраля в театре оперы и балета пройдет большая конференция, посвященная этому событию. Но и в обычные дни мы не теряем связи, чем можем, помогаем друг другу в сложных жизненных ситуациях. К сожалению, годы войны еще никому из нас не прибавили здоровья. Только недавно из жизни ушли мои близкие и верные друзья – Казбек Сыздыков, Абдраман Утелбаев, Мадельхан Тагаев, Зейнулла Ахмедов. Пусть останется о них долгая светлая память», – ответил Галымжан Тастанович.

Все значимые даты ветераны Афганистана встречают вместе, с особым азартным размахом. В августе прошлого года, когда отмечалось 88-летие Воздушно-десантных войск, они устроили необычную для города праздничную акцию. Помимо официальной части – митинга на аллее Славы в парке Абая – более десятка машин, украшенных символикой ВДВ и Союза ветеранов Афганистана, промчались автопробегом по городу и окрестностям. Около ста бывших участников афганской войны – среди них много десантников – показательно явили горожанам несгибаемую твердость духа и неиссякаемый оптимизм.

ЭПИЗОДЫ ВОЙНЫ

Чем же была для них эта война, куда они попали внезапно и не по своей воле?
«Самое сложное заключалось в том, что мы, зачастую, не видели врага в лицо, – вспоминает Галымжан Тастанович. – Заходим в кишлак, там тебе даже улыбаются: лепечут «шурави, шурави»…, но никогда не знаешь, кто среди них душман, поджидающий удобного случая для нападения. Даже под женской паранджой мог оказаться переодетый враг.

Все эти слухи о том, что в Афгане мы допускали жестокость к мирному населению – сплошная ложь. Мы зашли в отсталую страну, где тиф, холера, гепатит, дизентерия были обычным делом. Медицина на нуле. Болезни не лечили, основываясь на принципе: «Если выживет по воле Всевышнего – значит, так тому и быть». Особенное сострадание вызывали дети. Вот обступают они нас, просят что-нибудь поесть, или сами предлагают купить какую-то лепешку… Разве можно было им отказать? Делились, конечно, и своим пайком, и одеждой, и лекарствами».

Когда я попросила рассказать о каких-либо наиболее ярких военных эпизодах, Галымжан Тастанович задумался: «Таких много, даже не знаю, что выбрать. Ну, вот такой случай, который сильно врезался в память. Как-то раз мы сопровождали колонну по дороге от Термеза до Кабула. Ехали через печально известный перевал Саланг, после него там ущелье такое – Македонские ворота, через него в древности переходил завоеватель Александр Македонский

Ущелье узкое, шириной где-то в 20 метров. Смотрим, перед нами застряла еще одна колонна, которую нещадно обстреливали с окружающих отвесных скал. Столпилось около 40 машин – настоящая мышеловка под шквальным огнем… Кто нас расстреливает, кому отвечать – никого не видно и ничего не понять. Переднюю колонну, о которую мы «споткнулись», уже почти всю сожгли, и с нашей стороны уже несколько машин было подорвано…

Таким образом мы как-то держались три часа. Прошел слух, что нам в подкрепление скоро направят авиацию, появилась надежда, но авиация по каким-то причинам так и не подоспела. Тогда мы сняли с блокпостов танки, «шилки», все что было можно для обороны, и стали прорываться – прямо через горящие машины, через весь этот кошмар…

Еще раз повторюсь, с нами вели войну непредсказуемую, подлую, засадную, когда тебе стреляют в спину, а ты ничем не можешь ответить. Поэтому, когда нам задают вопросы, на чем, мол, основано ваше афганское братство, могу сказать так: если перед тобой человек, которого ты, может, раньше никогда не видел – прошел через те же самые испытания, на глазах терял друзей, сам был на волосок от смерти – он с тобой «одной крови», он тебе Брат».

Сейчас Союз ветеранов Афганистана живет, конечно, сегодняшним днем. Пройдут юбилейные торжества и надо будет решать повседневные текущие задачи. Одна из насущных проблем, требующая помощи от руководства города, это обновление, точнее, реконструкция мемориального комплекса Славы в парке Абая.

Сам комплекс, вместе с боевой техникой афганской войны, был сооружен в начале 90-х годов прошлого века. Время было смутное – тогда было не до дизайнерских изысков – но, как говорится, спасибо и на том. Но сейчас мемориал требует доработки, хотя бы для восстановления исторической правды. Например, на памятнике в честь погибших воинов высечены 68 фамилий, на самом же деле, по уточненным спискам, погибших было более 90 человек.

«С просьбой о помощи в этом деле я неоднократно обращался в областной акимат. Нам, надо правду сказать, никто ни в чем прямо не отказывал, – говорит Галымжан Майханов. – Но, так уж получилось, стоило только заручиться положительным решением одного акима – его тут же сменяет другой. Надеюсь, что наши проблемы все-таки будут решены».

Мы поздравляем ветеранов Афганистана с этим важным для них праздником. И пусть все войны и коварные ущелья жизни останутся у них позади!

Елена Летягина