Фото: Шамиль Рафиков

Начался учебный год. Еще задолго до первого звонка вышли на работу учителя и библиотекари. Задача последних — провести ревизию имеющихся учебников и получить новые. Но стоит ли по ним учиться нашим детям — вопрос, не сходящий с образовательной повестки не первый год.

Первый Президент РК Н. Назарбаев в программной статье «Социальная модернизация Казахстана: двадцать шагов к обществу всеобщего труда» предложил ввести «Краеведение». Поставленная задача была выполнена, и с 2018 года во всех школах начали преподавать этот предмет. В том же году вышел и учебник «Краеведение. Южно-Казахстанский регион (Туркестанская область и Шымкент)». Авторы учебника: О. Шыныбекулы, Б. Бейсетаева, К. Сейлбекова, Ж. Ширманова, пишет издание yujanka.kz.

Не хочется умалять заслуги авторов, но то, что вышло в свет, учебником назвать сложно. Первый текст, с которым встретится пятиклассник, — обращение авторского коллектива к ученику. После его прочтения мозг не то что пятиклассника, взрослого человека может взорваться. Кроме перечисления названий всевозможных государственных программ, авторы не раз говорят о рефлексии.

Рефлексия (от лат. reflexio — обращение назад) – размышление о своём психическом состоянии, склонность анализировать свои переживания. Мыслительный процесс, направленный на самопознание, анализ своих эмоций и чувств, состояний, способностей, поведения.

А теперь представьте лицо и состояние пятиклассника, который читает: «Твоя деятельность в рамках курса будет идти по нарастающей… Это позволит получить тебе … навыки рефлексии». Или «В ходе рефлексии проверь себя, насколько успешно ты работал…». И в завершение обращения авторы рекомендуют учащимся написать рефлексивный дневник.

Зачем детям этот заумный термин, остается загадкой.

Внешне хорошее, красочное и качественное издание, украшенное эмблемой «Рухани жангыру», таит массу засад для юных краеведов.

Не будем заострять внимание на мелких неточностях. Пропустим легенды и мифы, с которых начинается учебник, и обратимся к историческому содержанию.

Забегая вперед, справедливости ради надо сказать, что вина за допущенные фактические, лингвистические и иные ляпы и ошибки в большей степени лежит даже не на авторах, а на редакторе и редакционной коллегии.

Например, в статье про тайказан авторы изначально допускают ошибку, говоря, что сокровищница мавзолея А. Ясави в 1935 году была перевезена в Санкт-Петербург. Однако с 1924 по 1991 год город на Неве назывался Ленинградом.

Рассказывая о значении Ордабасы в истории Казахстана, авторы пишут, что «весной 1726 года… Толе би, Казыбек би и Айтеке би созвали курултай…»

А ничего, что Айтеке би умер в 1700 году и никак не мог присутствовать на Ордабасы?

Пойдем дальше. В разделе «Южный Казахстан в составе Российской империи» авторы пишут о том, что «в 1922 году в России произошла смена власти и образовалось Советское государство». Насколько известно всему прогрессивному миру, смена власти в России произошла в 1917 году в результате Великой Октябрьской Социалистической революции. Что имели в виду историки, писавшие эту главу, остается загадкой.

Здесь же, к сожалению, кратко описывая ситуацию края в составе Российской империи и СССР, даны только удручающие сознание факты. И ни слова об освобождении от кокандского гнета, о появлении школ для местного населения, развитии здравоохранения и промышленности и т. д. Ни слова не сказано и о дерзком и грандиозном строительстве в 20-ых годах XX века комсомольцами и жителями нынешнего Отрарского района канала от реки Арысь для орошения Голодной степи. А уж если мы говорим о трагедии казахского народа в первой половине XX века, то коллективизацию и репрессии надо рассматривать комплексно, в рамках единой истории всего советского государства, а не отдельно взятой республики в угоду конъюнктуре.

Удивляет то, что до сих пор в отношении учебника по краеведению не высказали недоумения наши узбекистанские соседи. В тексте о Великом Шелковом пути авторы пишут, что «…выйдя на казахстанском участке из города Шаш (Ташкент), через перевал Турбат (Кокыбел) можно выйти к Исфиджабу (Сайрам)». Никто не спорит, что на разных исторических этапах земли переходили от одного правителя к другому, из одного государственного объединения в другое. Неоспоримым является и тот факт, что некогда Ташкент входил в состав Казахского ханства. Но писать о том, что столица сегодняшнего независимого государства находится на территории казахстанского участка древнего торгового пути, не только антинаучно, но и, мягко говоря, некорректно.

В разделе, посвященном Великой Отечественной войне, авторы превзошли самих себя. Складывается ощущение, что у составителей учебника и его рецензентов напрочь отсутствует критическое мышление.

«В Шымкент была эвакуирована из Харьковской области (Украина) летная школа Чугуева. Чугуев был инструктором знаменитого летчика И.Н. Кожедуба», — пишут авторы. Вот так, легким движением руки авторов город Чугуев в Харьковской области вдруг превратился в человека. Да еще и инструктора, который обучал самого И. Кожедуба.

Цитировать все ошибки краеведческой нетленки одной газеты не хватит. Добавим лишь, что, согласно учебнику, пик Сайрам почему-то стал выше на 61 метр, а длина Сырдарьи в Казахстане — на 227 км короче.

В главе «Одна страна — одна судьба» авторы учебника отмечают многонациональность Шымкента и Туркестанской области. При этом из представителей более чем ста национальностей, проживающих в регионе и внесших вклад в развитие города и области, сиротливо упомянут только А. Скибин (имеющий российское гражданство). А где олимпийская чемпионка Н. Ким, четырехкратный обладатель кубка мира по классической борьбе Б. Дециев? Неплохо было бы упомянуть и имена А. Гончарова и К. Исмаилова, благодаря усилиям которых в Шымкенте был возрожден праздник «Саиль Кошкар-ата».

Прочитав раздел о культуре Южного Казахстана, школьник не узнает, что есть в третьем городе страны театр кукол и театр русской драмы, открывшийся в Чимкенте на пять лет раньше казахского драматического театра им. Ж. Шанина и имеющий уже 90-летнюю историю (!).

Не упоминается в тексте даже одной строкой, что есть у нас и узбекский драматический театр в Сайраме, и театры драмы в Жетысае и Туркестане, которые, несмотря на свою молодость, могут дать фору любому провинциальному театру на постсоветском пространстве.

Удивляет тот факт, что, рассказывая о поэтах, писателях и художниках, авторы учебника проигнорировали имена таких мэтров, как члены Союза художников СССР Г. Иляев и Ф. Потехин, члены Союза писателей КазССР Ф. Чирва, О. Постников и Ю. Кунгурцев. Нет среди художников и наших современников Б. Рабатова и К. Кансеит. Специально или по незнанию вычеркнули для подрастающего поколения настоящих патриотов, которые пером и кистью писали о красотах и любви к родной казахской земле.

Ничего в учебнике не сказано о старейшей библиотеке им. А. Пушкина, которой в этом году исполнилось 120 лет, о музее в Кентау и единственном в бывшем СССР музее истории хлопководства в поселке Атакент.

Придирчивый читатель может возразить, что получение этих знаний рассчитано на самостоятельную работу. Увы, авторы учебника не предлагают этого. Здесь нет интересных заданий, множества источников, которые надо не просто читать, а анализировать, сравнивать, обдумывать. Вот оно, ключевое слово — обдумывать. Учебник должен учить думать. Учить думать, а не заваливать ученика информацией.

Одно из заданий предлагает ученикам выяснить, почему их школа носит №… (название…). С названием все понятно. А вот с номером… Учебник содержит статьи, рассказывающие об истории нескольких шымкентских школ. В том числе о школе-гимназии
№ 8, которая была первой из двух учебных заведений. Тут-то при выполнении задания и начинается обещанная авторами рефлексия. Открылась первой, а номер восьмой.

О каком качественном образовании по таким учебникам можно говорить, если сам министр образования и науки РК А. Аймагамбетов обнаружил ошибки в учебниках и дал комментарии по этой теме на совещании в ведомстве. По его мнению, основная проблема в самой процедуре экспертизы учебников. «Не каждый хороший ученый может быть хорошим автором учебника. Потому что учебник написать не то же самое, что написать хорошую монографию. Поэтому мы должны учить еще и авторов», — прокомментировал проблему А. Аймагамбетов.

Для меня, как учителя истории и права, имеющего практический опыт работы в школе и написании учебных пособий в вопросах с учебниками для школ, вырисовывается следующая картина: наша школа не получила ничего, что могло бы сравниться по качеству — как научному, так и методическому — с учебниками советской школы. Спокойная безликость и умеренная грамотность — вот девиз современных учебников.